С.А. Сюрин (№1,2021)

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №1, 2021

УДК:613.6(470.21)

 

ОЦЕНКА РИСКОВ ЗДОРОВЬЮ ГОРНЯКОВ ПОДЗЕМНЫХ АПАТИТОВЫХ РУДНИКОВ, ОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ БУРОВЗРЫВНЫЕ РАБОТЫ

Сюрин С.А. – доктор медицинских наук, e-mail: kola.reslab@mail.ru

ФБУН «Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора, 2-я Советская ул. д. 4, г. Санкт-Петербург, 191036, Российская Федерация

 

Реферат

Введение. Горняки, особенно осуществляющие буровзрывные работы, входят в группу повышенного риска развития профессиональной патологии. Цель исследования состояла в изучении в течение 10 лет рисков развития профессиональной патологии у горняков, осуществляющих буровзрывные работы при подземной добыче апатитовых руд. Материалы и методы.  Изучены результаты аттестации рабочих мест, периодических медицинских осмотров и социально-гигиенического мониторинга «Условия труда и профессиональная заболеваемость населения Мурманской области» в 2009-2018 годах. Результаты. При механизированном бурении и проведении взрывных работ на апатитовых рудниках Кольского полуострова условия труда соответствуют 3.1-3.2 классам. Результаты медицинских осмотров 819 работников (проведены в 2008 году) показали, что наиболее распространенной патологией являются болезни костно-мышечной системы (46,3-56,3%). В течение последующих 10 лет трудовой деятельности у 111 из 819 ранее осмотренных работников развились 236 профессиональных заболеваний. Они возникли у 34,7% проходчиков/бурильщиков, 24,2% взрывников и у 0,9% подземных электрослесарей. Число заболеваний у них составило 6,99, 5,68 и 0,11 случаев на 100 работников в год. Риск профессиональных заболеваний у проходчиков/бурильщиков был выше, чем у взрывников: относительный риск = 1,43; доверительный интервал = 1,04-1,98; р = 0,029). Наиболее часто (56,4%) профессиональную этиологию приобретали болезни костно-мышечной системы (деформирующий остеоартроз, радикулопатия). Вторыми по распространенности были заболевания нервной системы (20,3%), реже выявлялась вибрационная болезнь (14,8%). У проходчиков/бурильщиков и взрывников высокий риск развития профессиональной патологии возникает в возрасте 41-45 лет и при стаже 11-15 лет. Заключение. Полученные данные свидетельствуют о недостаточно эффективной профилактике профессиональной патологии у горняков, осуществляющих буровзрывные работы. Необходимо ее усовершенствование с учетом специфики работы в условиях Арктики.

Ключевые слова: буровзрывные работы, подземные рудники, проходчики, бурильщики, взрывники, условия труда, профессиональная патология, Кольский полуостров.

Для цитирования: Сюрин С.А. Оценка рисков здоровью горняков подземных апатитовых рудников, осуществляющих буровзрывные работы. Безопасность и охрана труда. 2021; 1:

Для корреспонденции: Сюрин Сергей Алексеевич, гл. науч. сотр. отдела исследований среды обитания и здоровья населения в Арктической зоне РФ, ФБУН «Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора, д-р мед. наук. Е-mail: kola.reslab@mail.ru

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.

Конфликт интересов. Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

 

ASSESSMENT OF HEALTH RISKS IN APATITE UNDERGROUND MINERS PERFORMING DRILLING AND BLASTING WORKS

Syurin S.A.

Northwest Public Health Research Center, 4, 2nd Sovetskaya street, S-Petersburg, 191036,Russian Federation

Abstract

Introduction. Miners, especially those carrying out drilling and blasting operations, are at increased risk of developing occupational pathology. The purpose of the study was to assess, over a 10-year period, the risks of occupational pathology in miners performing drilling and blasting operations in the underground mining of apatite ores. Materials and methods. We studied the results of certification of workplaces, periodic medical examinations and social and hygienic monitoring "Working conditions and occupational morbidity of the population of the Murmansk region" in 2009-2018. Results. Working conditions for mechanized drilling and blasting operations at the apatite mines of the Kola Peninsula correspond to classes 3.1-3.2. The results of medical examinations of 819 employees showed that the most common pathology were diseases of the musculoskeletal system (46.3-56.3%). Over the next 10 years of work, 236 occupational diseases were detected in 111 out of 819 previously examined workers. Occupational pathology occurred in 34.7% of drifters / drillers, 24.2% of blasters and 0.9% of underground electricians. Their occupational morbidity was 6.99, 5.68 and 0.11 cases per 100 employees per year. The risk of occupational diseases was higher for drifters / drillers than for blasters: relative risk = 1.43; confidence interval = 1.04-1.98; p = 0.029). Most often (56.4%) diseases of the musculoskeletal system (osteoarthritis deformans, radiculopathy) acquired an occupational etiology.The second most prevalent were nervous diseases (20.3%) and vibration disease ranked third (14.8%). Drivers / drillers and blasters have a high risk of developing occupational pathology at the age of 41-45 years and with an 11-15-year experience. Conclusion. The data obtained indicate insufficiently effective prevention of occupational pathology in miners who carry out drilling and blasting operations. It is necessary to improve them taking into account the specifics of work in the Arctic.

Key words: drilling and blasting operations, underground mines, drifters, drillers, blasters, working conditions, occupational pathology, Kola Peninsula.

For citation: Syurin S.A. Features of the occupational pathology formation in the open-pit apatite miners of the Kola Peninsula. Bezopasnost i ohrana truda. 2021; 1:

For correspondence: Sergey A. Syurin, chief researcher of Research department of Arctic public health and life environment, Northwest Public Health Research Center of Rospotrebnadzor; Dr of Sci. (Med.) E-mail: kola.reslab@mail.ru

Funding. The study had no funding.

Conflict of interests. The author declares no conflict of interests.

Information about the author: Syurin S.A.https://orcid.org/0000-0003-0275-0553

 

Буровзрывные работы являются важнейшим технологическим этапом в добыче рудного сырья, в том числе апатитовой руды. Они проводятся преимущественно машинистами буровых установок (станков) и проходчиками, осуществляющими механизированное бурение, а также взрывниками. Ручное бурение с помощью перфораторов в последние годы при добыче апатитовой руды в Кольском Заполярье применяется все реже и ограничивается проведением вспомогательных и хозяйственных работ.

Горняки, участвующие в буровзрывных работах, подвергаются воздействию комплекса вредных производственных факторов, в число которых входят общая и локальная вибрация, шум, пылевые аэрозоли, химические факторы, охлаждающий микроклимат рабочих мест [1-4]. Для этого вида работ также характерны повышенные физические нагрузки, обусловливающие тяжесть трудовых процессов выше допустимых гигиенических показателей [5-8]. Вредные условия труда являются причиной того, что именно у проходчиков, бурильщиков и взрывников профессиональные заболевания регистрируются чаще, чем у горняков апатитовых рудников других специальностей [9, 10]. Среди этих нарушений наиболее часто выявляется патология костно-мышечной и нервной систем [11-13].

Доказано, что природно-климатические условия Арктики, частью которой является Кольский полуостров, создают дополнительную нагрузку на функциональные системы организма, усугубляя эффект вредных производственных воздействий [14-17]. Такое потенцирование неблагоприятных производственных и климатических факторов может приводить к более раннему и частому формированию профессиональной патологии и досрочному прекращению производственной деятельности лиц, занятых во вредных условиях труда [18, 19], что дополнительно усугубляет проблему дефицита трудовых ресурсов в Арктике [20, 21].

Возрастающая интенсивность добычи полезных ископаемых в Арктике и важность сохранения при этом здоровья работающего населения, обуславливают необходимость совершенствования методов профилактики профессиональной патологии в основных для региона отраслях экономики.

Цель исследования – выявить и оценить в течение 10-летнего периода наблюдения риски развития профессиональной патологии у горняков, осуществляющих буровзрывные работы при подземной добыче апатитовых руд.

Материалы и методы.  Условия труда и состояние здоровья горняков, осуществляющих буровзрывные работы при подземной добыче апатитовых руд, были установлены в 2008 году по результатам аттестации рабочих мест и периодического медицинского осмотра (ФБУН Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья, г. Санкт-Петербург). Для оценки последующей динамики выявленных нарушений здоровья и возникновения профессиональной патологии изучены данные социально-гигиенического мониторинга «Условия труда и профессиональная заболеваемость населения Мурманской области» в 2009-2018 годах (ФБУЗ «Федеральный центр гигиены и эпидемиологии» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, г. Москва). В клиническую часть исследования включались все проходившие в 2008 году периодический медицинский осмотр проходчики и машинисты буровой установки (первая группа), а также взрывники (вторая группа). Их число составило 176 и 190 работников соответственно. В группу контроля вошли 453 подземных электрослесаря. Они не участвовали в буровзрывных работах, а проводили ремонт подземного горного оборудования.

Для обработки результатов исследования были использованы программное обеспечение Microsoft Excel 2010 и программа Epi Info, v. 6.04d. Рассчитывались t-критерий Стьюдента для независимых выборок, критерий согласия χ2, относительный риск (ОР) и 95% доверительный интервал (ДИ), коэффициент корреляции Пирсона (r).  Числовые данные представлены в виде абсолютных значений, процентной доли, среднего арифметического и стандартной ошибки среднего арифметического (M ± m). Критический уровень значимости нулевой гипотезы принимался равным 0,05.

Результаты. Анализ данных гигиенической оценки условий труда проходчиков и бурильщиков показал, что при механизированном бурении (буровые установки «Соло», «Симба», «Миниматик», «Микроматик», буровой станок НКР-100) превышение уровня шума соответствует 3.1 классу. Показатели локальной и общей вибрации не превышали установленные гигиенические нормативы (2 класс). Вредные условия труда также определялись отсутствием естественного освещения, максимальными разовыми уровнями оксида углерода, оксидов азота и пыли (все 3.1 класс), тяжестью труда (3.1 класс).

Использованное взрывниками оборудование включало зарядчики МЗКС-160, ЗП-2, ЗП-25. При выполнении трудовых операций отсутствовало естественное освещение, уровень шума соответствовал 3.2 классу, а тяжесть труда – 3.1-3.2 классам. Гигиенические нормативы превышали как максимальные одноразовые, так и среднесменные концентрации тринитротолуола и пыли (3.1 класс).

Подземные электрослесари подвергались воздействию шума (3.1 класс), тяжести труда (3.1 класс), повышенным (3.1 класс) максимальным разовым концентрациям пыли, оксида углерода, марганца, свинца, триоксида хрома (в связи с необходимостью проведения сварочных работ). Также при выполнении всех трудовых операций отсутствовало естественное освещение. По общей оценке всех параметров условия труда проходчиков и бурильщиков при механизированном бурении соответствуют 3.1 классу, взрывников – 3.1-3.2 классу, подземных электрослесарей - 3.1 классу (табл. 1).

Таблица 1

Результаты аттестации рабочих мест горняков подземных апатитовых рудников

Показатель

Проходчик/

бурильщик

Взрывник

Электрослесарь подземный

Шум,  дБА (экв.уровень)

 

92 (3.2)

88 (3.1)

Буровая установка «Соло»

110 (3.1)

Отсутствует

Отсутствует

Буровая установка «Симба»

100 (3.1)

Отсутствует

Отсутствует

Буровая станок НКР-100

113 (3.1)

Отсутствует

Отсутствует

Буровая установка «Миниматик»

112 (3,1)

Отсутствует

Отсутствует

Буровая установка «Микроматик»

111 (3.1)

Отсутствует

Отсутствует

Вибрация общая, м/с (дБ)

Буровая установка «Соло»

X = 0,036 (91) (2)

Y = 0,04 (92) (2)

Z = 0,07 (97) (2)

Отсутствует

Отсутствует

Вибрация общая, м/с (дБ)

Буровая установка «Симба»

X = 0,028 (89) (2)

Y = 0,048 (94) (2)

Z = 0,056 (95) (2)

Отсутствует

Отсутствует

Вибрация общая, м/с (дБ)

Буровая установка «Миниматик»

X = 0,036 (91) (2)

Y = 0,04 (92) (2)

Z = 0,07 (97) (2)

Отсутствует

Отсутствует

Вибрация локальная, м/с (дБ)

Буровая установка «Соло»

Y = 0.20 (106) (2)

X = 0.22 (107) (2)

Z = 0.18 (105) (2)

Отсутствует

Отсутствует

Вибрация локальная, м/с (дБ)

Буровая установка «Симба»

Y = 0,4 (112) (2)

X = 0,5 (114) (2)

Z = 0,4 (112) (2)

Отсутствует

Отсутствует

Вибрация локальная, м/с (дБ)

Буровая установка «Микроматик»

Y = 0,20 (106) (2)

X = 0,22 (107) (2)

Z = 0,18 (105) (2)

Отсутствует

Отсутствует

Вибрация локальная, м/с (дБ)

Буровая установка НКР

Y = 1,61 (124) (2)

X = 2,30 (127) (2)

Z = 1,86 (125) (2)

Отсутствует

Отсутствует

Тринитротолуол мг/м3

М/раз.- 0,21 (2)

С/см.- 0,07 (2)

М/раз.- 0,69 (3.1)

С/см.- 0,54 (3.1)

М/раз.- 0,39 (2)

С/см.- 0,31 (2)

Оксид углерода, мг/м3

М/раз.- 29,0 (3.1)

С/см.- 3,8 (2)

М/раз.- 6,2 (2)

С/см.- 6,0 (2)

М/раз.- 37.5 (3.1)

С/см.- 7.3

Оксиды азота, мг/м3

М/раз.- 26,6 (3.1)

С/см.- 0,6 (2)

М/раз.- 3,20 (2)

С/см.- 2,55 (2)

М/раз.- 14.4 (3.1)

С/см.- 2.5 (2)

Углеводороды нефти, мг/м3

М/раз.- 40,0 (2)

С/см.- 10,0 (2)

Отсутствует

Отсутствует

Марганец, мг/м3

Отсутствует

М/раз.- 0,07 (2)

С/см.- 0,06 (2)

М/раз.- 0,5 (3,1)

С/см.- 0,08

Свинец, мг/м3

Отсутствует

Отсутствует

 М/раз.- 0,0365(3.1)

С/см.- 0,025(3.1)

Триоксид хрома, мг/м3

Отсутствует

Отсутствует

М/раз.- 0,015 (3.1)

С/см.- 0,009 (2)

Пыль, мг/м3

М/раз.- 30,8 (3.1)

С/см.- 5,2 (2)

М/раз.- 34,6 (3.1)

С/см.- 12,4 (3.1)

М/раз.- 11,25 (3.1)

С/см..- 0,4.5 (2)

Температура воздуха °С

4,0-10,8 (2)

4,5-10,0 (2)

4,5-10,0 (2)

Скорость движения воздуха, м/с

До 1,0 (2)

 0,1-2,0 (2)

 0,1-2,0 (2)

Относительная влажность, %

86-100

До 98

60-99

Естественное освещение, КЕО

Отсутствует (3.1)

 Отсутствует (3.1)

 Отсутствует (3.1)

Тяжесть труда

3.1 класс

3.1-3.2 класс

3.1 класс

Напряженность труда

2 класс

2 класс

2 класс

Общая оценка условий труда

3.1 класс

3.2 класс

3.1 класс

Примечание. Экв. – эквивалентный, м/раз. – максимальный разовый, с/см. – средний сменный, (2) - условия труда допустимые; (3.1) – вредные 1 степени, (3.2) – вредные 2 степени.

Все горняки, прошедшие периодический медицинский осмотр, были мужчинами.  Возрастных различий между тремя группами работников не отмечалось, но продолжительность стажа у слесарей превышала показатели проходчиков (р = 0,007) и взрывников (р = 0,022). Во всех группах наблюдалась тесная корреляция между возрастом и стажем работников: r = 0,806, r = 0,823 и r = 0,861 соответственно.

Всего у 819 работников было зарегистрировано 2550 хронических заболеваний. Существенные различия между тремя группами отмечались в структуре классов хронической патологии. В первой группе, по сравнению со второй и контрольной группой, бóльшую долю имели болезни костно-мышечной и нервной систем, а меньшую – болезни глаза. Во второй группе, по сравнению с первой, была выше доля болезней кожи и подкожной клетчатки. У слесарей отмечалось увеличение удельного веса болезней системы кровообращения и мочеполовой системы. Число заболеваний, диагностированных у одного работника, было больше в первой, чем во второй (р=0,025), и контрольной группе (р<0,001), а во второй – больше, чем в контрольной группе (р<0,001). Во всех группах отмечалась корреляция между числом выявляемых у одного работника заболеваний и его возрастом (r = 0,538, r = 0,617, r = 0,520) и продолжительностью стажа (r = 0,557, r = 0,578, r = 0,434). Доля практически здоровых лиц составляла 9,5-11,4% и не имела значимых различий в сравниваемых группах.

У проходчиков в структуре нозологических форм хронической патологии доминировали заболевания костно-мышечной системы. Они занимали первые четыре места, и только пятой по частоте выявления была миопия.  У взрывников отмечалось снижение значимости болезней костно-мышечной системы, так как в число пяти наиболее распространенных заболеваний входили миопия и артериальная гипертензия. В группе контроля нозологические формы костно-мышечной патологии имели минимальное значение. В числе пяти наиболее распространенных заболеваний были миопия, артериальная гипертензия, искривление перегородки носа с нарушением функции дыхания и язвенная болезнь желудка/двенадцатиперстной кишки (табл. 2).

Таблица 2

Результаты периодического медицинского осмотра горняков подземных апатитовых рудников в 2008 году

Показатель

Проходчик/

бурильщик

Взрывник

Слесарь

Общие данные работников

 

 

 

Возраст средний (диапазон), лет

38,0±0,7

(21-59)

39,9±0,7

(22-60)

38,6±0,6

(19-69)

Стаж средний (диапазон), лет

11,3±0,6

(1-38)

11,6±0,6

(1-35)

13,4±0,52,3

(1-40)

Практически здоровые лица, чел. (%)

20 (11,4)

18 (9,5)

51 (11,3)

Число болезней, выявленных у одного работника, случаи (диапазон)

4,28±0,26

(0-15)

3,54±0,201

(0-13)

2,48±0,102,3

(0-11)

Класс  болезней, случаи (% общего числа болезней)

 

 

 

Болезни костно-мышечной системы

424 (56,3)

311 (46,3)1

349 (31,0)2,3

Болезни глаза и его придаточного аппарата

66 (8,8)

108 (16,1)1

196 (17,4)3

Болезни системы кровообращения

57 (7,6)

61 (9,1)

173 (15,4)3

Болезни органов пищеварения

53 (7,0)

62 (9,2)

100 (8,9)

Болезни органов дыхания

56 (7,4)

60 (8,9)

129 (11,5)3

Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ

10 (1,3)

7 (1,0)

47 (4,2)3

Болезни кожи и подкожной клетчатки

3 (0,4)

12 (1,8)1

17 (1,5)3

Болезни нервной системы

53 (7,0)

18 (2,7)1

26 (2,3)2,3

Болезни уха и сосцевидного отростка

13 (1,7)

7 (1,0)

41 (3,6)2,3

Инфекционные и паразитарные болезни

10 (1,3)

15 (2,2)

17 (1,5)

Новообразования

2 (0,3)

2 (0,3)

5 (0,4)

Болезни мочеполовой системы

4 (0,5)

3 (0,4)

20 (1,8)2,3

Симптомы, признаки и отклонения от нормы, не классифицированные в других рубриках

2 (0,3)

4 (0,6)

3 (0,3)

Болезни крови и органов кроветворения

0

2 (0,3)

2 (0,2)

Наиболее распространенные болезни, случаи (%)

 

 

 

Деформирующий остеоартроз

77 (10,2)

52 (7,7)

75 (6,7)2

Артралгия

70 (9,3)

62 (9,2)

21 (1,9)2,3

Остеохондроз позвоночника

59 (7,8)

50 (7,4)

53 (4,7)2,3

Миопатоз предплечий

50 (6,6)

20 (3,0)1

3 (0,3) 2,3

Миопия

47 (6,2)

43 (6,4)

138 (8,2)2,3

Артериальная гипертензия

31 (4,1)

33 (4,9)

85 (5,2)

Язвенная болезнь желудка (12-перстной кишки)

31 (4,1)

27 (4,0)

57 (5,1)

Искривление перегородки носа с нарушением функции дыхания

20 (2,7)

31 (4,6)1

60 (5,3)2

Примечание. 1- статистически значимые различия (p<0,05) между первой и второй группами;2- между первой и контрольной группами; 3- между второй и контрольной группами.

 

В течение последующих 10 лет у 111 из 819 горняков, прошедших периодический медицинский осмотр в 2008 году, было впервые выявлено 236 профессиональных заболеваний, что составило 2,88 случая на 100 работников в год. У горняков первой группы развились 123 заболевания (6,99 случаев), второй группы – 108 заболеваний (5,68 случаев) и только 5 заболеваний было диагностировано в группе контроля (0,11 случаев).

В 2009-2018 годах профессиональная патология возникла у 61 из 176 (34,7%) работников первой группы, у 46 из 190 (24,2%) работников второй группы и у 4 из 453 (0,9%) работников группы контроля. Риск формирования профессиональных заболеваний у проходчиков/бурильщиков был выше, чем у взрывников (ОР=1,43; ДИ 1,04-1,98; χ2=4,82; р=0,029) и электрослесарей (ОР=39,3; ДИ 14,5-106,3; χ2=155,8: р<0,001), а у взрывников – выше, чем у электрослесарей (ОР=27,4; ДИ 10,0-75,1; χ2=101,4; р<0,001).Среднее число различных нозологических форм профессиональных болезней у одного взрывника было больше, чем у одного электрослесаря (р=0,045).

Средний возраст первичного выявления профессиональной патологии у проходчиков/бурильщиков был меньше, чем у взрывников (р<0,001) и электрослесарей (p<0,001). При этом самый ранний случай профессиональной патологии в первой группе развивался на 10 лет раньше, чем во второй и на 13 лет раньше, чем в группе контроля. Средняя продолжительность стажа до развития профессионального заболевания у проходчиков/бурильщиков была меньше, чем у взрывников (р<0,001). Продолжительность стажа при самом раннем возникновении профессиональной патологии в первой группе была короче на 2 года, чем во второй и на 15 лет короче, чем в группе контроля. На развитие нарушений здоровья оказывали влияние возраст и стаж работников. Так, у проходчиков/бурильщиков впервые число профессиональных заболеваний превысило уровень более молодых работников (36-40 лет) и работников с меньшей продолжительностью стажа (6-10 лет) в возрасте 41-45 лет (р=0,021) и при стаже 11-15 лет   (р=0,030). У взрывников такими пороговыми уровнями также стали возрастная группа 41-45 лет по сравнению с возрастом 36-40 лет (р=0,021) и стажевая группа 11-15 лет  по сравнению со стажем 6-10 лет (р=0,021).

Из числа вредных производственных факторов у проходчиков/бурильщиков чаще, чем в двух других группах работников, профессиональную патологию вызывали общая и локальная вибрация, у взрывников – выше допустимые параметры тяжести труда, а у электрослесарей – химические факторы. Основными обстоятельствами возникновения профессиональной патологии были несовершенство технологических процессов и рабочих мест, частота которых в трех группах значимых различий не имела.

На развитие профессиональных болезней существенное влияние оказывала степень вредности условий труда. В первой группе бóльшая доля случаев возникала при условиях труда, соответствовавших 3.3-3.4 классам вредности, во второй группе – 3.2 классу вредности, в контрольной группе – 3.1 классу вредности. Как у проходчиков/бурильщиков, так и у взрывников отсутствовала корреляция между возрастом и числом различных заболеваний у одного работника (r = 0,006 и r = -0,010), а также продолжительностью стажа и числом заболеваний у одного работника (r = 0,009 и r = -0,006).

Доля нарушений здоровья, относящихся к классу «Травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин» была больше в первой группе, а болезни костно-мышечной системы преобладали во второй группе. Из отдельных нозологических форм профессиональной патологии в первой группе чаще, чем во второй диагностировалась вибрационная болезнь, в контрольной группе отмечалась бóльшая доля нейросенсорной тугоухости. Во всех трех группах 80-100% заболеваний впервые выявлялись по результатам плановых периодических медицинских осмотров (табл. 3).

Таблица 3

Характеристика профессиональной патологии горняков подземных апатитовых рудников в 2009 – 2018 годах

Показатель

Проходчик/

бурильщик

Взрывник

Слесарь

Общие данные работников

 

 

 

Возраст средний ( диапазон), лет

48,0±0,6

(34-60)

54,2±0,51

(44-64)

59,6±2,82

(47-67)

Стаж средний (диапазон), лет

22,5±0,6

(10-37)

28,2±0,71

(12-38)

27,6±3,5

(25-36)

Число болезней, выявленных у одного работника

   2,02±0,17

   2,35±0,21

1,25±0,503

Факторы развития, случаи (%)

 

 

 

Тяжесть трудового процесса

76 (61,8)

99 (91,7)1

1 (20,0)3

Вибрация общая

13 (10,6)

2 (1,9)1

0

Шум

10 (8,1)

7 (6,5)

2 (40,0)2,3

Вибрация локальная

23 (18,7)

01

0

Химические факторы

1 (0,8)

0

2 (40,0)2,3

Обстоятельства развития, случаи (%)

 

 

 

Несовершенство технологических процессов

81 (65,9)

76 (70,3)

2 (40,0)

Несовершенство рабочих мест

33 (26,8)

30 (27,8)

2 (40,0)

Конструктивные недостатки машин, механизмов и другого, оборудования

10 (8,1)

2 (1,9)1

1 (20,0)3

Класс условий труда, случаи (%)

 

 

 

Вредный 3.1

1 (0,8)

9 (8,3)1

3 (60,0)2,3

Вредный 3.2

61 (49,6)

83 (76,9)1

2 (40,0)

Вредный 3.3

38 (30,9)

16 (14,8)1

0

Вредный 3.4

19 (15,4)

01

0

Опасный 4

4 (3,3)

0

0

Класс  болезней, случаи (%)

 

 

 

Болезни костно-мышечной системы

54 (43,9)

79 (73,1)1

0

Травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин

34 (27,6)

2 (1,9)1

1 (20,0)

Болезни нервной системы

25 (20,3)

20 (18,5)

1 (20,0)

Болезни уха и сосцевидного отростка

10 (8,1)

7 (6,5)

2 (40,0)

Болезни органов дыхания

1 (0,8)

0

1 (20,0)

Наиболее распространенные болезни, случаи (%)

 

 

 

Вибрационная болезнь

33 (26,8)

2 (1,9)1

0

Моно-полиневропатия

25 (20,3)

18 (16,7)

1 (20,0)

Деформирующий остеоартроз

25 (20,3)

34 (31,5)

0

Радикулопатия

14 (11,4)

21 (19,4)

0

Нейросенсорная тугоухость

10 (8,1)

7 (6,5)

2 (40,0)2,3

Миофиброз предплечий

6 (4,9)

9 (8,3)

0

Обстоятельства выявления болезней,  случаи (%)

 

 

 

Периодический медицинский осмотр

107 (87,0)

86 (79,6)

5 (100,0)

Самостоятельное обращение за помощью

16 (13,0)

22 (20,4)

0

Примечание. 1- статистически значимые различия (p<0,05) между первой и второй группами;2- между первой и контрольной группами; 3- между второй и контрольной группами.

 

В течение 10-летнего периода наблюдений число ежегодно выявляемых новых профессиональных заболеваний колебалось от 9 (восьмой год) до 55 случаев (четвертый год). При этом риск их развития в середине изучаемого периода времени (четвертый-шестой года) был выше, чем в его начале (первый-третий годы) и в его конце (седьмой-десятый годы): ОР=2,93; ДИ1,65-5,23; χ2=14,8; р<0,001) и ОР=2,36; ДИ 1,33-4,20; χ2=9,13; р=0,003 соответственно. У проходчиков/бурильщиков в течение 10 лет отмечалась тенденция к снижению числа ежегодно возникающих профессиональных заболеваний (нисходящая линия тренда), а у взрывников оно практически не изменялось (линия тренда параллельна оси абсцисс). У электрослесарей судить о ежегодной динамике числа профессиональных заболеваний не представляется возможным из-за их крайне малого числа (рис.).

 

Рисунок. Ежегодное число впервые выявляемых профессиональных заболеваний у горняков подземных апатитовых рудников в течение 10-летнего периода наблюдений (2009-2018 гг.).

 

Обсуждение. Результаты проведенного исследования показывают, что горняки, осуществляющие буровзрывные работы, остаются в группе высокого риска формирования профессиональной патологии. Это положение свидетельствует о недостаточной эффективности, проводимой в последние годы технологической модернизации процессов добычи руды и совершенствования средств индивидуальной защиты работников [2, 7].  По данным аттестации рабочих мест условия труда при механизированном бурении и у подземных электрослесарей оценивались как 3.1 класс, а у взрывников – как 3.2 класс вредности.  Это не согласуется с мнением специалистов о том, что они должны характеризоваться 3.3-3.4 классом вредности, а на предприятиях Крайнего Севера условия труда горнорабочих имеют дополнительные отягощающие факторы и более выраженный уровень профессионального риска [2, 3, 22, 23].

Несмотря на то, что по общей оценке условия труда взрывников (3.2 класс вредности) хуже, чем у проходчиков/бурильщиков механизированного бурения (3.1 класс вредности), именно в последней группе работников отмечается самый высокий риск формирования профессиональной патологии. Она развивается чаще и в более короткие сроки экспозиции к вредным производственным факторам. Можно предположить, что локальная и общая вибрация, характерная для проходчиков/бурильщиков, оказывает   более выраженное негативное действие, чем повышенная тяжесть труда, доминирующая в спектре вредных воздействий у взрывников.

У горняков, осуществляющих буровзрывные работы, наибольший риск превращения в патологию профессиональной этиологии имеют заболевания костно-мышечной системы [11-13]. По результатам периодического медицинского осмотра это наиболее распространенный класс болезней, как у проходчиков/бурильщиков, так и взрывников. В структуре профессиональной патологии на долю этого класса болезней у проходчиков/бурильщиков приходится не многим менее половины, а у взрывников – почти три четверти всех нарушений здоровья.

Обращает на себя внимание уровень профессиональной заболеваемости у изученных групп работников, который у проходчиков/бурильщиков превышает общероссийский уровень для всех видов экономической деятельности (1,17 случаев на 10000 работников в 2018 году) в 597 раз, а у взрывников – в 485 раз. Это также в 4-5 раз выше зарегистрированных в 2012-2016 годах показателей на горнодобывающих предприятиях, входящих в горно-металлургический профсоюз России (107,1 случая на 10000 работников) [2, 3]. Наиболее близки полученные данные к значениям профессиональной заболеваемости у горняков Учалинского ГОКа в Башкирии в 1975-2000 годах: 3,2 случая на 100 работников [24]. Полученные результаты показывают возникновение высокого риска развития профессиональной патологии у горняков, проводящих буровзрывные работы, начиная с возраста 41-45 лет и стажа 11-15 лет, а не с 50 и 20 лет соответственно для горняков всех профессий [2].

Особенностью профессиональной патологии проходчиков/бурильщиков апатитовых рудников явилась меньшая доля вибрационной болезни (26,8% по сравнению с 48,3% в среднем по стране при подземной добыче) и единичный случай хронического бронхита (по сравнению с 30,1% бронхолегочной патологии на подземных рудниках в России) [25]. Непонятен низкий уровень профессиональной заболеваемости подземных электрослесарей, который оказался в 63,5 раз ниже, чем у проходчиков/бурильщиков и в 51,6 раз ниже, чем у взрывников. Условиями труда (3.1-3.2 класс у сравниваемых групп работников) объяснить столь выраженные различия вряд ли представляется возможным. Также нет объяснения факта большего числа случаев профессиональной патологии в середине 10-летнего периода наблюдения, по сравнению с его началом и окончанием.

Как и другими исследователями, нами установлены резкие ежегодные изменения числа выявляемых случаев профессиональной патологии горняков. Эта волнообразность может быть обусловлена недостатками организации и проведения медицинских осмотров, неполным выявлением патологии или её диагностикой на поздних стадиях развития, различными взглядами врачей на суть возникших нарушений здоровья [3, 25]. Следует отметить существенные отличия в оценке условий труда по данным аттестации рабочих мест и при проведении экспертизы связи заболевания с профессией. Так, например, по результатам аттестации уровень общей и локальной вибрации у проходчиков/бурильщиков не превышал гигиенических нормативов, а на всех рабочих местах условия труда, по общей оценке, соответствовали 3.1-3.2 классам. Однако, по данным экспертизы, с действием вибрации было связано развитие 29,3% всех заболеваний, а 77 из 236 (32,6%) заболеваний возникали при условиях труда 3.3-3.4 и 4 классов.

Заключение. При механизированном бурении и проведении взрывных работ на апатитовых рудниках Кольского полуострова условия труда соответствуют 3.1-3.2 классам. По результатам периодических медицинских осмотров, проведенных в 2008 году, наиболее распространенной патологией у данной категории работников являлись болезни костно-мышечной системы (46,3-56,3%). В течение последующих 10 лет трудовой деятельности у 34,7% проходчиков/бурильщиков и 24,2% взрывников были выявлены профессиональные заболевания, а их число составило 6,99 и 5,68 случаев на 100 работников в год. Наиболее часто профессиональную этиологию приобретали болезни костно-мышечной системы. Вторыми по распространенности были заболевания нервной системы и третьей - вибрационная болезнь. Высокий риск развития профессиональной патологии возникает у проходчиков/бурильщиков и взрывников в возрасте 41-45 лет и при продолжительности стажа 11-15 лет. Полученные данные свидетельствуют о недостаточно эффективной профилактике профессиональной патологии у горняков, осуществляющих буровзрывные работы. Необходимо ее усовершенствование с учетом специфики работы в условиях Арктики.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Карначев И. П., Головин К. А., Панарин В. М. Вредные производственные факторы в технологии добычи и переработки апатит-нефелиновых руд Кольского Заполярья. Известия Тульского государственного университета. Естественные науки. 2012; 1(2): 95-100.

  2.Чеботарев А.Г. Прогнозирование условий труда и профессиональной заболеваемости у работников горнорудных предприятий. Горная промышленность. 2016; 1(137): 92-95. DOI: http://dx.doi.org/10.30686/1609-9192-2018-1-137-92-95.

  3.Бухтияров И.В., Чеботарёв А.Г. Гигиенические проблемы улучшения условий труда на горнодобывающих предприятиях. Горная промышленность. 2018; 5(141): 33-35. DOI: http://dx.doi.org/10.30686/1609-9192-2018-5-141-33-35

  4. Burström L., Nilsson T., Walström J. Combined exposure to vibration and cold. Barents Newsletters on Occupational Health and Safety.  2015; 18 (1): 17-18.

  5. MineHealth 2012-2014: Guidebook on cold, vibration, airborne exposures and socioeconomic influences in open pit mining / A. Paloste, A. Rönkkö ed. Publications of Lapland UAS Serie C. Study Materials 5/2014.URL: http: //minehealth.eu/final-report/ (дата обращения: 16.12.2020).

  6.Скрипаль Б.А. Состояние здоровья и заболеваемость рабочих подземных рудников горно-химического комплекса Арктической зоны Российской Федерации. Медицина труда и промышленная экология. 2016; 6: 23-26.

   7. Бухтияров И.В., Чеботарев А.Г., Курьеров Н.Н., Сокур О.В. Актуальныевопросыулучшенияусловийтрудаисохраненияздоровьяработников горнорудных предприятий. Медицина труда и промышленная экология. 2019;1(7):424-429. DOI: https://doi.org/10.31089/1026-9428-2019-59-7-424-429

  8. Сюрин С.А. Повышенная тяжесть труда – важнейший фактор риска профессиональной патологии на предприятиях в Арктике //Санитарный врач. 2020; 10: 26-34. DOI 10.33920/med-08-2010-03.

  9. Сюрин С. А., Чащин В. П., Шилов В. В. Профессиональные риски здоровью при добыче и переработке апатитовых руд в Кольском Заполярье. Экология человека. 2015; 8: 10-15.

  10. Сюрин С.А., Горбанев С.А. Профессиональная патология при подземной и открытой добыче апатитовых руд в Кольском Заполярье. Анализ риска здоровью.  2019; 2: 101-107. DOI: 10.21668/health.risk/2019.2.11.

  11. Шайхлисламова Э.Р., Нафиков Р.Г., Абдрахманова Е.Р., Рахимкулов А.С. Оценка апостериорного риска развития нарушений костно-мышечной системы у рабочих горнодобывающей промышленности. Известия Самарского научного центра Российской академии наук. 2011; Т. 13, 1(7): 1816-1818.

  12. Талыкова Л. В., Гущин И. В. Связь патологии костно-мышечной системы с профессией у рабочих подземных рудников Арктической зоны Российской Федерации. Экология человека. 2017; 6: 11-15.

  13. Сюрин С.А. Влияние условий труда при буровых и проходческих работах на опорно- двигательный аппарат горняков северных подземных рудников. Безопасность и охрана труда.  2017; 3: 62-66.

  14. Хаснулин В. И., Хаснулин П. В. Современные представления о механизмах формирования северного стресса у человека в высоких широтах. Экология человека. 2012; 1: 4-11. 

  15. Солонин Ю.Г., Бойко Е.Р. Медико-физиологические аспекты жизнедеятельности в Арктике. Арктика: экология и экономика. 2015; 1 (17): 70-75.

  16. Мышинская Ж.М. Влияние климатических и экологических факторов на здоровье человека в условиях Крайнего Севера.Ямальский вестник. 2016; 2 (7): 79-80. 

  17. Салтыкова М.М., Бобровницкий И.П., Яковлев М.Ю. и др. Новый подход к анализу   влияния погодных условий на организм человека. Гигиена и санитария. 2018; 97 (11): 1038-1042. DOI: 10.18821/0016-9900-2018-97-11-1038-42

  18. Горбанев С.А., Никанов Н.А., Чащин В.П. Актуальные проблемы медицины труда в Арктической зоне Российской Федерации. Медицина труда и промышленная экология. 2017; 9: 50–51.

  19. Сюрин С.А., Ковшов А.А. Условия труда и риск профессиональной патологии на предприятиях Арктической зоны Российской Федерации. Экология человека. 2019; 10:15-23. DOI: 10.33396/1728-0869-2019-10-15-23/

 20. Говорова Н.В. Человеческий капитал – ключевой актив хозяйственного освоения арктических территорий. Арктика и Север. 2018; 31: 52-61.DOI: 10.17238/issn2221-2698.2018.31.52

  21. Фаузер В.В., Смирнов А.В. Мировая Арктика: природные ресурсы, расселение населения, экономика // Арктика: экология и экономика. 2018; 31(3): 6-22. DOI: 10.25283/2223-4594-2018-3-6-22. Доступно по: http://www.ibrae.ac.ru/docs/3(31)2018. (дата обращения: 20.02.2020).

  22. Бухтияров И.В. Проблемы медицины труда на горнодобывающих предприятиях Сибири и Крайнего Севера. Горная промышленность. 2013; 56 (110): 77-80.

 23. Бухтияров И.В., Чеботарёв А.Г., Прохоров В.А. Проблемы оздоровления условий труда, профилактики профессиональных заболеваний работников предприятий горно-металлургического комплекса // Горная промышленность. - 2015. - № 6. - С. 14-17.

   24. Терегулова З.С., Таирова Э.И., Каримова Л.К. и др. Особенности формирования профессиональной заболеваемости у рабочих горнорудных предприятий. Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. 2006; 3 (49): 109-111.

  25. Чеботарев А.Г. Состояние условий труда и профессиональной заболеваемости работников горнодобывающих предприятий. Горная промышленность. 2018; 1(137): 92-95. Doi: http://dx.doi.org/10.30686/1609-9192-2018-1-137-92-95.

 

REFERENCES

  1.  Karnachev I. P., Golovin K. A., Panarin V. M. Occupational hazards in the extraction and processing technology of apatite-nepheline ore Kola North. Izvestiia Tul'skogo gosudarstvennogo universiteta. Estestvennye nauki. 2012; 1(2): 95-100. (in Russian).

 2. Chebotarev A.G. Forecasting of working conditions and occupational morbidity among workers of mining enterprises. Gornaya promyshlennost'. 2016; 1 (137): 92-95. DOI: http://dx.doi.org/10.30686/1609-9192-2018-1-137-92-95. (in Russian).

 3.  Bukhtiyarov I.V., Chebotarev A.G. Hygienic problems of improving working conditions at mining enterprises. Gornaya promyshlennost'. 2018; 5(141): 33-35. DOI: http://dx.doi.org/10.30686/1609-9192-2018-5-141-33-35. (in Russian).

  4. Burström L., Nilsson T., Walström J. Combined exposure to vibration and cold. Barents Newsletters on Occupational Health and Safety.  2015; 18 (1): 17-18.

  5. MineHealth 2012-2014: Guidebook on cold, vibration, airborne exposures and socioeconomic influences in open pit mining / A. Paloste, A. Rönkkö ed. Publications of Lapland UAS Serie C. Study Materials 5/2014.URL: http: //minehealth.eu/final-report/ (accessed: 16.12.2020).

 6. Skripal B. A. Status of health and diseases in workers of underground mines of a mining complex in the Arctic zone of the Russian Federation. Meditsina  truda i  promyshlennaya  ekologiya.  2016; 6: 23–26. (in Russian).

 7. Bukhtiyarov I.V., Chebotarev A.G., Courierov N.N., Sokur O.V. Topical issues of improving working conditions and preserving the health of employees of mining enterprises. Meditsina  truda i  promyshlennaya  ekologiya.   2019; 1(7): 424-429. https://doi.org/10.31089/1026-9428-2019-59-7-424-429. (in Russian)

 8. Syurin S.A. Increased severity of labor is the most important risk factor for occupational pathology at enterprises in the Arctic. Sanitarnyy vrach. 2020; 10: 26-34. DOI 10.33920 / med-08-2010-03.(in Russian).

 9. Syurin S. A., Chashchin V. P., Shilov V. V. Occupational Health Hazards Arising during Mining and Processing of Apatite Ores in Kola High North. Ekologiya cheloveka. 2015; 8: 10-15. (in Russian).

 10. Syurin S.A., Gorbanev S.A. Occupational pathology in underground and open-pit mining of apatite ores in the Kola Arctic. Analiz riska zdorovyu. 2019; 2: 101-107. DOI: 10.21668 / health.risk / 2019.2.11.(in Russian).

 11. Shaikhlislamova E.R., Nafikov R.G., Abdrakhmanova E.R., Rakhimkulov A.S. Assessment of the posterior risk of developing disorders of the musculoskeletal system in workers in the mining industry. Izvestiya Samarskogo nauchnogo centra Rossijskoj akademii nauk. 2011; T. 13, 1 (7): 1816-1818. (in Russian).

 12. Talykova L. V., Gushchin I. V. Relationship between pathology of the musculoskeletal system and profession among workers of underground mines in the Arctic zone of the Russian Federation. Ekologiya cheloveka. 2017; 6: 11-15.(in Russian).

 13. Syurin S.A. Influence of working conditions during drilling and tunneling operations on the musculoskeletal system of miners of northern underground mines. Bezopastnost i okhrana truda. 2017; 3: 62-66. (in Russian).

 14. Khasnulin V.I., Khasnulin P.V. Modern concepts of the mechanisms of northern stress formation in humans at high latitudes. Ecologiya cheloveka. 2012; 1: 4-11. (in Russian).

 15. Solonin Yu.G., Boyko E.R. Physico-physiological aspects of life in the Arctic. Arktika: ekologiya i ekonomika. 2015; 17 (1): 70-75. (in Russian).

 16. Myshinskaya Zh.M. The influence of climatic and environmental factors on human health in the Far North. Yamalskiy vestnik. 2016; 2 (7): 79-80.(in Russian).

 17. Saltykova MM, Bobrovnitsky IP, Yakovlev MYu. et al. A new approach to the analysis of the influence of weather conditions on the human body. Gigiena i sanitariya. 2018; 11: 1038-1042. DOI: 10.18821/0016-9900-2018-97-11-1038-42. (in Russian).

 18. Gorbanev S.A., Nikanov N.A., Chashchin V.P. Actual problems of occupational medicine in the Arctic zone of the Russian Federation. Meditsina  truda i  promyshlennaya  ekologiya. 2017; 9: 50-51. (in Russian).

 19. Syurin S.A., Kovshov A.A. Working conditions and occupational morbidity at the enterprises of the mining and metallurgical industries in the Murmansk region. Zdorov'e  naseleniya  i  sreda    obitaniya. 2020; 1 (322): 34-38. DOI: 10.35627 / 2219-5238 / 2020-322-1-34-38. (in Russian).

  20. Govorova N.V. Human capital is a key asset in the economic development of the Arctic territories. Arktika i Sever. 2018; 31: 52-61. DOI: 10.17238/issn2221-2698.2018.31.52. (in Russian).

  21. Fauser VV, Smirnov AV. World Arctic: natural resources, population distribution, economy. Arktika: ekologija i ekonomika. 2018; 3 (31): 6-22. DOI: 10.25283 / 2223-4594-2018-3-6-22. Available at: http://www.ibrae.ac.ru/docs/3(31)2018. (accessed: 20.02.2020. (in Russian).

   22. Bukhtiyarov I.V. Occupational medicine problems at mining enterprises in Siberia and the Far North. Gornaya promyshlennost'. 2013; 56 (110): 77-80.(in Russian).

  23. Bukhtiyarov I.V., Chebotarev A.G., Prokhorov V.A. Problems of improving working conditions, prevention of occupational diseases in workers of mining and metallurgical enterprises. Gornaya promyshlennost.  2015; 6: 14-17.(in Russian).

   24. Teregulova Z.S., Tairova E.I., Karimova L.K. et al. Features of the formation of occupational morbidity among workers of mining enterprises. Byulleten' VSNC SO RAMN. 2006; 3 (49): 109-111. (in Russian).

 25. Chebotarev A.G. The state of working conditions and occupational morbidity of workers in mining enterprises. Gornaya promyshlennost'. 2018; 1 (137): 92-95. Doi: http://dx.doi.org/10.30686/1609-9192-2018-1-137-92-95. (in Russian).