Г. В. Федорович Осенний марафон. Антология БиОТ. (№4,2021)

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №4, 2021

УДК 331.45 DOI 10.54904/52952_2021_4_11

Сведения об авторе статьи Осенний марафон. Антология БиОТ.

Геннадий Викторович Федорович,

Технический директор приборостроительной компании «НТМ-Защита» (ООО) г. Москва, Россия, Е-mail: fedorgv@gmail.com

Г. В. Федорович - д.ф-м.н. , ООО «НТМ-Защита»

Реферат.

Мы предлагаем обзор положения в области охраны труда. Обзор составлен по материалам трех мероприятий, которые прошли осенью 2021 года. Мы сравниваем отечественный и зарубежный подходы к охране труда. Вопросы контроля опасностей на рабочих местах занимают основное место в этой деятельности. Экономические последствия опасных условий труда также обсуждались на этих мероприятиях. Мы предлагаем модель охраны труда «Контроль условий труда  Профессиональные риски  Финансовые потери компании». Она направлена на формирование контента охраны труда как строгой научной и глобально значимой междисциплинарной области. Профессиональные риски в этой модели изучены слабо. Совещания могли бы стать эффективным средством разработки методов оценки профессиональных рисков. Для этого они должны быть лучше организованы.

Ключевые слова: охрана труда, математическая модель, профессиональный риск, опасности, зависимость «доза-эффект», экономический ущерб.

То же на английском языке:

Фамилия: G. V. Fedorovitch

Звания, должность, место работы: Ph.D., Technical director, NTM Ltd,

Названиестатьи:

Autumn marathon.Anthology of the occupational safety and health.



Abstract:

We offer an overview of the occupational safety and health (OSH) situation. The review is based on materials from three events that took place in the fall of 2021. We compare domestic and foreign approaches to OSH. Hazard control in the workplace is central to this activity. The economic consequences of hazardous working conditions were also discussed at these events. We offer OSH model "Control of working conditions  Occupational risks  Financial losses of the company". It aims at shaping OSH content as a rigorous scientific and globally significant interdisciplinary field. Occupational risks in this model are poorly understood.

Meetings could be an effective means of developing methods for assessing occupational risks. To do this, they need to be better organized.

Key words: occupational safety, mathematical model, occupational risk, hazards, “dose-effect” relationship, economic damage.



Meetings are indispensable

when you don't want to do anything.

J. K. Galbraith


Осенний марафон. Антология БиОТ

Г. В. Федорович

Д.ф.-м.н. технический директор

ООО «НТМ-Защита», Москва

Е-mail: fedorgv@gmail.com

Введение

Конец года отличался активизацией всероссийских мероприятий в области охраны труда. Частично это объясняется проведением мероприятий, отложенных (из-за пандемии) в прошлом году, частично – осознаваемой необходимостью обсудить накапливающиеся в этой области проблемы. Последнее делает целесообразным и вполне оправданным обзор содержания прошедших мероприятий.

Прежде всего - Всероссийская неделя охраны труда. В этом году их две. Ранее организатором этого мероприятия выступала Ассоциация содействия здоровью и безопасности труда «ЭТАЛОН». Однако, в 2020 г. «в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции» мероприятие было перенесено на 2021 г. Эта неделя (далее – ВНОТ-2021) прошла с 7 по 9 сентября в Москве.

Летом 2021 г. на Петербургском международном экономическом форуме Министр труда А.О. Котяков анонсировал параллельное проведение Министерством VI Всероссийской недели охраны труда (далее – ВНОТ VI) с 6 по 9 сентября в Сочи. Предполагалось, что основной темой станут изменения Х раздела Трудового кодекса. Это мероприятие состоялось, но его тематика была гораздо шире.

Еще одним традиционным осенним мероприятием стала 25 Юбилейная выставка и Форум БИОТ-2021, организованная Министерством труда РФ и Ассоциацией разработчиков, изготовителей и поставщиков средств индивидуальной защиты «СИЗ». В рамках БИОТ-2021 проведены совещания, круглые столы, форумы и конференции.

На осенних мероприятиях в области охраны труда были представлены практически все действующие в ней субъекты: представители различных органов федеральной власти (МЧС, Роспотребнадзор, ФМБА и др.), Госкорпораций (Росатом, Газпромнефть, РЖД и др.), НИИ (ФГБНУ «НИИ МТ» им. Н.Ф. Измерова, ФНЦГ им. Ф.Ф.Эрисмана, КИОУТ, ФГБУ «ВНИИ труда» и др.) и крупнейших частных фирм (IKEA, СУЭК, Норникель и др.), работающие в стране. Содержание этих мероприятий можно рассматривать как некоторую панораму области охраны труда в стране. Разумеется, попытка сколько-нибудь полно осветить столь разноплановые события и подытожить их результаты свелась бы к тривиальному перечислению составлявших их вопросов и тем. Чтобы придать замкнутость обзору, ниже выделено наиболее интересное, на наш взгляд, направление и вокруг него структурирован материал.

Нужно отметить, что Ассоциация содействия здоровью и безопасности труда «ЭТАЛОН», организовавшая ВНОТ-2021, поддерживает тесные связи с крупными западными фирмами, международными учреждениями ВОЗ, МОТ и др. Участие представителей этих организаций в работе осенних мероприятий позволяет сравнить отечественные и западные подходы к охране труда.

Международные организации разрабатывают и внедряют Программы обмена знаниями и лучшими практиками, которым следуют службы охраны труда отдельных предприятий. Например, в 1966 году Генеральной Ассамблеей ООН для содействия и ускорения индустриализации развивающихся стран, которые вышли из деколонизации и практически не имели промышленной базы, была создана организация United Nations Industrial Development Organization (далее – ЮНИДО). В 1979 году она стала одним из 15 специализированных учреждений ООН, а её новый устав вступил в силу в 1985 году. С момента основания организация неоднократно перестраивалась и реформировалась.

Другой, заслуживающий упоминания проект – движение Vision Zero. Это политика безопасности, которая была сформулирована в Швеции в 1997 году. Первоначально она была сосредоточена на повышении безопасности дорог и дорожных конструкций. Однако, в дальнейшем программа Vision Zero была существенно расширена. Движение Vision Zero вызвало большой резонанс во всем мире. В настоящее время работу над программой продолжает Международная ассоциация социального обеспечения (далее – МАСО) и её Специальный комитет по профилактике. Движение Vision Zeroсочетает в себе основные принципы создания безопасных и благоприятных условий труда.

Опуская подробности, можно сформулировать основной принцип этих программ: «Обнаружил опасность – устрани ее». Первая часть этой формулы – организация контрольно-надзорной деятельности. Именно так её и рассматривают авторы и разработчики западных программ. Для такого подхода к охране труда в западной литературе традиционно используется аббревиатура OSH (OccupationalSafetyandHealth). Иногда сюда включают безопасность для окружающей среды и используют аббревиатуру HSE (Health, Safety, Environment). Обе они будут использоваться ниже.

Вторая часть формулы - работа по устранению опасностей. В нее вовлекаются все – и руководители и работники.Например, разработанное МАСО Руководство Vision Zero содержит 7 «золотых правил» организации производства c нулевым травматизмом и с безопасными условиями труда:

1. Стать лидером – показать приверженность принципам.

2. Выявлять угрозы – контролировать риски.

3. Определять цели – разрабатывать программы.

4. Создать систему безопасности и гигиены труда – достичь высокого уровня организации.

5. Обеспечивать безопасность и гигиену на рабочих местах, при работе со станками и оборудованием.

6. Повышать квалификацию – развивать профессиональные навыки.

7. Инвестировать в кадры – мотивировать посредством участия.

Несмотря на несколько «лозунговый» характер этих рекомендаций, считается, что следование этим правилам должно благотворно влиять на мотивацию работников, качество труда и продукции, репутацию компании, степень удовлетворённости работников, менеджеров и клиентов и, как следствие – экономические показатели предприятий. Реализация стратегии Vision Zero требует активного вклада многих участников. Успех или неудача в реализации стратегии Vision Zero, в конечном итоге, определяются осознанными действиями администрации, осуществлением последовательного руководства и созданием атмосферы доверия и открытого взаимодействия на всех уровнях.

Принятая в нашей стране законодательно определенная специальная оценка условий труда (далее – СОУТ) организована несколько иначе. Основной принцип: «Обнаружил опасность – доложи о ней». Вся система охраны труда более централизована. Контрольно-надзорная деятельность регулируется нормативно-правовыми актами федерального уровня (СанПиНы, Стандарты, Руководства и пр.). Для осуществления такой деятельности требуется государственная аккредитация испытательной лаборатории. Компенсация работникам ущербов, нанесенных работой во вредных условиях труда, осуществляется за счет государственных фондов. Совершенствование системы СОУТ, пересмотр подходов к управлению рисками для здоровья работников и изменения в организации контрольно-надзорной деятельности, изменение требований к работодателю, все это требует принятия новых нормативно-правовых актов федерального уровня. Оба подхода к обеспечению безопасных условий труда имеют право на существование в том смысле, что оба ведут к сохранению здоровья работников. Оба нашли свое отражение в докладах на осенних мероприятиях. Ниже эти вопросы будут обсуждаться1 подробнее.

§ 1. Контрольно-надзорная часть охраны труда.

Западные бизнес-лидеры проявляют большой интерес к здоровью своих сотрудников и к экологическим последствиям деятельности компаний. Такое отношение обусловлено как внешними, так и внутренними причинами. Что касается внешних причин, здесь влияют правительства, а также инвесторы, клиенты и деловые партнеры. Они стимулируют деятельность руководства компаний по обеспечению безопасности и здоровья сотрудников, а также ответственному экологическому поведению. Одной из важнейших внутренних причин является осознание ценности хорошо обученных, здоровых и мотивированных сотрудников для эффективного и устойчивого производства. Меры по обеспечению безопасности, здоровья и благополучия персонала больше не рассматриваются как обременительные издержки и начинают восприниматься в качестве продуктивных инвестиций.

1.1.OSH/HSE-программы.

Официальный посол кампании Vision Zero МАСО Ханс-Хорст Конколевскиучаствовал в работе ВНОТ-2021 как модератор и спикер нескольких презентаций. В презентации [П.1], рассказывающей о международной программе «Vision Zero», Х.-Х. Конколевски изложил основные результаты принятия мер, направленных на создание безопасной и устойчивой "новой нормы", а также инновационных методов профилактики профессиональных заболеваний для решения стратегических задач, имеющих решающее значение для раскрытия потенциала программы:

1) Изменение подхода к защите и укреплению здоровья и устойчивого развития.

2) Создание новых критериев оценки профилактики и повышение ценности бизнеса.

3) Разработка новых стимулов поощрения и развития комплексной культуры профилактики.

В ответ на вызовы стратегии Vision Zero Международный фонд ORP разработал и успешно опробовал новый комплексный подход к профилактике под названием «Культура 5Z». Это проект по созданию устойчивых организаций, который ориентируется на концепцию МАСО Vision Zero и Цели устойчивого развития ООН до 2030 года. Подробно представлены методы, способы внедрения и преимущества культуры 5Z – нового ориентира для компаний, которые заботятся о своих работниках.

Высокие рейтинги в области экологического, социального и корпоративного управления и сертифицированное соблюдение стандартов ИСО в области управления охраной труда и здоровья и экологического менеджмента стали необходимыми условиями успешного ведения бизнеса. На сессии ВНОТ-2021, посвященной опыту компании «Данон» [П.2], обсуждались те шаги, которые делают компанию более безопасной:

  • HSE в компании: вклад разных подразделений HR в развитие HSE:

  • Talent Acquisition – процедура подбора в компанию сотрудников с правильным отношением к безопасности, обеспечение преемственности в функции HSE;

  • Learning - включение компетенций по HSE в матрицы навыков, организация системы обучения по безопасности, институт внутренних тренеров;

  • Transformation – обеспечение организационной эффективности процессов HSE;

  • HR Business Partners – поддержка сотрудников HSE на локациях.

Роль и значимость принципов устойчивого развития непосредственным образом влияют на развитие и модернизацию охраны труда в компаниях. Более того, повестка устойчивого развития для многих компаний является основой формирования долгосрочной стратегии. Внедрение стандартов устойчивого развития способствует повышению инвестиционной привлекательности компании и, следовательно, росту ее капитализации и прибыльности.

Обсуждался [П.3] пример Международной ассоциации производителей нефти и газа (InternationalAssociationofOil & GasProducers, IOGP), которая обучает своих работников Правилам безопасной работы, чтобы они могли защитить себя и своих коллег от несчастных случаев. Сообщалось о глобальных ежегодных усилиях по сбору данных, предпринимаемых IOGP, и показаны примеры того, как они используются для формирования будущих направлений. Данные включают в себя показатели безопасности, безопасность технологических процессов, автомобильного транспорта, показатели эффективности здравоохранения и экологические аспекты. Правила собираются из результатов анализа инцидентов, которыми делятся члены IOGP. Приведены примеры того, как анализируются данные и как выводы используются для разработки и реализации межотраслевых инициатив. Цель состоит в том, чтобы исключить смертельные случаи и обеспечить эффективную и безопасную деятельность во всем секторе.

1.2. ILO – Конвенции и Рекомендации.

Обеспечение охраны труда подразумевает проведение мероприятий на рабочем месте с целью защиты и поддержки безопасности, здоровья и хорошего самочувствия рабочего, его благосостояния, а также предусматривает улучшение условий работы и гигиены окружающей среды. Работа осуществляется либо отдельными специалистами по охране труда, либо действующими на предприятии или вне его специальными подразделениями. В более широком смысле, охрана труда не ограничивается только деятельностью службы. Она охватывает много дисциплин и секторов деятельности, привлекая помимо специалистов по охране труда и безопасности, других специалистов, как на самом предприятии, так и вне его, а также компетентные органы работодателей, рабочих и их представителей.

Наиболее работоспособная инфраструктура службы охраны труда задана в Конвенции МОТ [Б.3] и [Б.4]. Организация службы гигиены труда в соответствии с моделями, предлагаемыми Конвенцией [Б.4] и сопровождающей ее Рекомендацией [Б.5], представляет собой один из вариантов, который можно выбрать. Наиболее «продвинутые» службы охраны труда соответствуют юридически оформленным документам МОТ. Могут быть использованы и другие типы инфраструктуры. Охрана труда, профессиональная безопасность и здравоохранение могут осуществляться отдельно или совместно одной и той же службой охраны труда. Служба охраны труда может быть интегрирована в самостоятельное подразделение или состоять из нескольких подразделений охраны труда и безопасности, объединенных общей обеспокоенностью о здоровье и хорошем самочувствии рабочих.

1.2.1. Наблюдение за производственной средой [П.5].

Такое наблюдение должно осуществляться во взаимодействии с другими техническими службами предприятия, а также в сотрудничестве с соответствующими работниками и их представителями на предприятии. В наблюдение за производственной средой следует включатьоценку санитарно-гигиенических условий на производстве и факторов в организации труда, которые могут быть потенциально опасными для здоровья работников. При этом следует использовать надежные и общепринятые методы контроля.

Результаты наблюдения за производственной средой следует надлежащим образом регистрировать и предоставлять в распоряжение работодателей, работников и их представителей на предприятии. Эти данные следует использовать на конфиденциальной основе и исключительно для ориентации и консультирования относительно улучшения производственной среды, охраны здоровья и безопасности работников.

Службы охраны труда должны разрабатывать программу деятельности применительно к предприятию или предприятиям, которые они обслуживают, учитывая, в частности, производственные опасности, а также проблемы, специфические для соответствующих областей экономической деятельности.

О намечаемых изменениях в производственных процессах или условиях труда следует проводить консультации со службами охраны труда по вопросам возможного влияния этих изменений на состояние здоровья или безопасность работников.

1.2.2. Наблюдение за состоянием здоровья работников [П.5].

Учитывая тот факт, что сейчас большинство сведений о пациентах собирается и хранится достаточно хаотично, релевантную информацию о состоянии здоровья работников получить сложно. Поэтому целью усилий в этой области должно стать внедрение общего стандарта обмена медицинскими данными.

Периодические оценки состояния здоровья работников – непременное условие их защиты от опасных для здоровья факторов производства. Такие оценки должны также проводиться перед назначением на определенные виды работ, которые могут создать угрозу для их здоровья, а также при возобновлении работы после продолжительного перерыва по состоянию здоровья в целях выявления возможных профессиональных причин ухудшения здоровья, выдачи рекомендаций по соответствующим мерам защиты работников, и в целях определения пригодности работника к данной работе или необходимости перевода его на другую работу и восстановления трудоспособности.

Службы охраны труда следует информировать о случаях заболевания среди работников и о невыходах на работу по состоянию здоровья, давая тем самым возможность службам определять, существует ли зависимость между причиной заболевания или невыхода на работу и любыми опасными для здоровья факторами, которые могут оказаться на рабочем месте. Работодатель не должен требовать от персонала служб охраны труда причин невыходов на работу.

Службы охраны труда должны регистрировать данные о состоянии здоровья работников в личных конфиденциальных медицинских картах. В этих картах должны содержаться сведения о выполнявшихся работниками видах работ, о воздействии существующих на производстве опасностей и о результатах любой оценки воздействия на работников этих опасностей. Условия и сроки хранения личных медицинских карт, условия их передачи или отправки, а также меры по обеспечению их конфиденциального характера, особенно в случаях, когда содержащаяся в них информация обрабатывается на ЭВМ, должны определяться компетентным органом.

Если работнику по состоянию здоровья противопоказано постоянное выполнение определенной работы, то службе охраны труда следует участвовать в поиске для него другой равноценной работы на предприятии или другого приемлемого решения.

Если при наблюдении здоровья работника обнаружено профессиональное заболевание, компетентный орган должен быть уведомлен об этом согласно национальным законодательству и практике. Работодатель, работники и представители работников должны быть проинформированы, что такое уведомление было сделано.

§ 2. СОУТ - отечественные наработки.

Как бы ни назывались доклады, какие бы ключевые слова (риск, цифровизация и пр.) ни включались в эти названия, подавляющее большинство участников мероприятий, реально занимаются контролем условий труда. Это элемент контрольно-надзорной деятельности. Основные концепции деятельности в области поиска и оценки опасностей на производстве повторяют стратегию VisionZero (см. выше). Здесь можно отметить рост внимания к защите и укреплению здоровья работников и устойчивого развития, совершенствование культуры профилактики и формирование новых критериев её оценки, внедрение новых стимулов поощрения и другие. Также важны инициативы руководства и честной оценки усилий на пути к скорейшему внедрению новых инструментов.

2.1. Поиск и оценка опасностей. Наблюдение за производственной средой.

На Конференциях [П.4] и [П.5] рассматривались новации нормативно-правового регулирования ПБ и подходы к формированию системы регулирования, которые планируются. На заседании [П.6] даны практические рекомендации как грамотно подготовиться к проверкам, как провести, при необходимости, досудебное обжалование решений надзорных органов. Поводом служат изменения (с 01.07.2021 г.) подходов, принципов и нормативной базы организации и проведения государственного и муниципального контроля. Прокомментированы новации, разъяснены новые возможности.

Представители промышленных компаний обсудили [П.7] опыт лидерства в охране труда, а также его влияние на поведенческую безопасность всего персонала. Демонстрация на личном примере важности соблюдения требований охрана труда, активные действия по выявлению профессионального риска, воспрепятствованию неправомерным опасным действиям, нарушениям требований охрана труда, систематическое повышение собственной компетентности, знаний и навыков в области охраны труда. На заседаниях [П.8] ÷ [П.10] руководители служб охраны труда и ПБ российских и иностранных компаний обсудили системы менеджмента безопасности, поделились практиками и инструментами минимизации травматизма на производстве и ответственного отношения персонала предприятий к охране труда и здоровью.

При обсуждении концепции «Безопасность II» [П.11] рассматривался смысл этого понятия. Фактически суть понятия «безопасность» сводится к стремлению обеспечить как можно меньше сбоев, чаще всего все функционирует безопасно потому, что работники адаптируются в своих действиях к производственным условиям. Авторы предлагают использовать это обстоятельство для повышения уровня культуры безопасности и внедрения инструментов управления рисками в области охраны труда.

Вопросы выявления опасностей ВПФ подробно рассматривались на отраслевых и межотраслевых совещаниях [П.12] ÷ [П.16] по вопросам охраны труда. Внимание уделялось отдельным видам опасностей, специфичным для профильных отраслей.

Эксперты профессионального сообщества и представители компаний обсудили основные направления и инструменты снижения травматизма при работах на высоте и при работе в ограниченных и замкнутых пространствах.

Воздействие на работника повышенного уровня шума, одного из самых распространенных ВПФ на рабочем месте, может приводить к серьезным нарушениям в организме человека. Для защиты работников от вредного воздействия шума разрабатываются различные меры: ограждения, замена шумных частей механизмов и так далее. Средства индивидуальной защиты являются последним элементом в иерархии защитных мер. От правильности их выбора и корректности применения зависит эффективность обеспечения работников СИЗ, защиты работника, качество его жизни и здоровье. Разработка качественных методических рекомендаций по подбору и применению средств индивидуальной защиты органа слуха в настоящее время является крайне актуальной в свете развития риск-ориентированного подхода и концепции нулевого травматизма.

Обсуждалась проблематика безопасного вождения транспорта – практики и инструменты снижения травматизма, новые разработки, корпоративные проекты, внедряемые на производстве.

Представлены лучшие практики по снижению травматизма за счет мотивации и обучения культуре безопасности работников в электроэнергетике.

Выявление опасностей ВПФ и последовательное их устранение, до получения результата VisionZero привлекает своей «привычностью» и тем, что «все (в т.ч. и на Западе) так делают». Работа вполне рутинная – измерять ВПФ и сравнивать с нормативами. В случае превышения – рекомендация уменьшить уровень ВПФ. Удобно, комфортно, но развития здесь нет.

О том, что здесь намечается тупик, свидетельствуют усилия различных ведомств «оживить» деятельность по охране труда, выпуская все новые и новые нормативно-правовые акты [Б.6], отменяя старые [Б.7], вновь возвращая их [Б.8]. Объявляется эквивалентность старых и новых норм [Б.9]. Однако, с принятием новых нормативно-правовых актов проблема никак не решается просто потому, что представления о том, что же именно является проблемой, постоянно пересматриваются. То есть, правила игры меняются по мере ее проигрывания.

2.2. Медицинское обслуживание охраны труда.

На заседании [П.17] эксперты обсудили функциональную нагрузку и правовой статус новых понятий «дистанционный медицинский контроль», «социально-страховой профиль», дали оценку целесообразности практического внедрения новых форм медицинских осмотров работников на предприятиях и опасных производственных объектах. Обсуждалась Концепция цифровой и функциональной трансформации социальной области, относящейся к сфере деятельности Минтруда РФ. Рассмотрены вопросы совершенствования системы обязательных медицинских осмотров работников на опасных производственных объектах.

Заседания [П.18] ÷ [П.20] были посвящены вопросам проведения медицинских осмотров и психофизиологических обследований работников с учетом новых, утвержденных Минздравом России регламентов прохождения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров - Приказов № 29н и № 749н, а также методики формирования групп риска развития медицинских противопоказаний и фиксации профессиональных заболеваний. Медицинские осмотры пользователей персональных компьютеров. Обсуждались сложности внедрения дистанционных медосмотров.

У руководителей предприятия есть возможность получить полностью управляемый медицинский документооборот [П.21]. Оцифровка медицинских данных позволяет автоматизировать оформление, учет, аудит и хранение медицинских книжек, что гарантирует предприятию минимизацию затрат на штат сотрудников, которые осуществляют: аудит, подбор поставщиков (медицинских клиник) и заключение договоров, контроль качества медицинской помощи, решение спорных и форсмажорных ситуаций. Учитывая тот факт, что сейчас большинство сведений о пациентах собирается и хранится достаточно хаотично, релевантную информацию получить сложно. Поэтому задачей модернизации медицинской поддержки охраны труда должно стать появление общего стандарта обмена медицинскими данными.

Обсуждалась и практическая деятельность по контролю и надзору в области охраны труда. Например, обсуждались [П.22] вопросы использования различных гаджетов для мониторинга состояния работника. Современные технологии давно стали неотъемлемой частью производственных процессов, а инновационное развитие актуально для компаний и организаций любого масштаба. На заседании дан обзор разработок, с помощью которых возможно реализовать комплексный подход к мониторингу и анализу благополучия человека в рабочей среде - его здоровья и безопасности. Они дают возможность выявления ПЗ на раннем этапе и отслеживания экстренных ситуаций. С помощью носимых устройств можно повысить уровень культуры безопасности на производстве. Уникальную разработку представила компания «Actenzo» [П.23]. Предлагаемые ей носимые устройства позволяют контролировать:

  • Частоту пульса

  • Показатели вариабельности сердечного ритма и уровня стресса организма

  • Результаты ЭКГ

  • Давление (SYS, DIA)

  • Физическую активность (шаги, ккал)

  • Качество сна / отдыха

Эти данные передаются на облачную платформу, где проводится их комплексный анализ. Сервис информирует о потенциально опасных изменениях состояния здоровья и прогнозирует предкризисные состояния с помощью алгоритмов искусственного интеллекта.




2.3. Комплексный подход.

Достойная цель – создать единую систему хранения данных об условия труда и ПЗ. «Настоящая» история болезни – это когда любой авторизованный врач может в один клик увидеть весь анамнез пациента и все то, что происходило с его здоровьем. Все остальное связано с этой историей болезни – и большие медицинские данные, которые можно будет извлекать из этого массива, и обучение врачей, и искусственный интеллект, и принятие решений. Объединение этой информации с данными по условия труда дает возможность определять профессиональный риск (см. ниже).

Так, на заседании [П.24] рассматривался и обсуждался опыт компаний, полученный при реализации проектов по внедрению и развитию корпоративных информационных систем управления процессами в области охраны труда и промышленной безопасности. Особое внимание уделено извлечению уроков по результатам внедрения, а также обсуждению проблемных вопросов развития указанных информационных систем. На заседании [П.25] обсуждалась эволюция и модернизация производственных процессов (в том числе в охране труда), обусловленная развитием цифровых технологий. Постепенно рутинные операции исчезают из цепочки обязанностей специалистов по охране труда, оставляя время на работу с людьми. Однако, некоторые компании не могут определить, какие цифровые инструменты им необходимы, из-за отсутствия опыта использования IT продуктов на производстве.

Чрезвычайно насыщенное обсуждение проблем ОТ, в областях как контроля условий так и медицины труда, состоялось на заседании [П.26].Отмечалось, что на современном этапе внедрение мероприятий по сохранению здоровья работников должно быть основано на четких алгоритмах взаимодействия информативных критериев и стандартов в медицине труда, реализованных на платформенном уровне, включающих результаты оценки условий труда, предварительных и периодических медицинских осмотров, анализ ранних признаков ПЗ, показателей профессиональной пригодности работника и, как результат – формирование групп профессионального риска.

Для того, чтобы полноценно использовать эти данные для цифровизации службы охрана труда их следует коррелировать с данными по условия труда – уровнями ВПФ на рабочих местах, тяжестью и другими эргономическими характеристиками труда.

Прямой задачей гигиены труда является изучение производственных процессов с точки зрения их влияния на человека – изменения физиологических функций, состояния здоровья. Фактически здесь речь идет о связи «воздействие-результат». Эта концепция представляет собой одну из самых плодотворных идей в эпидемиологии. Там, где ее удается проследить последовательно и корректно (химические факторы, АПФД, ионизирующее излучение, акустическое воздействие), она дает наиболее полное решение прямой задачи.

Существует и имеет не меньшую практическую значимость и обратная задача. Результаты гигиенических исследований должны определять состав и эффективность мероприятий по защите от вредного воздействия, в частности – разработка санитарно-гигиенических требований к условиям труда. Гигиенические нормы и правила являются основой законодательства в области оздоровления условий труда человека, устройства и содержания промышленных предприятий, эргономики труда. Формулировка и обоснование таких норм и правил является обратной задачей по отношению к прямой задаче определения влияния внешних условий на состояние здоровья человека.

Для решения прямой и обратной задач необходимо иметь рационально определенные функциональные зависимости между количественными характеристиками воздействия и результата. В этом случае уместно говорить уже не о связи «воздействие-результат», а о соотношении «доза-эффект».

«Доза» - это сложное понятие, требующее конкретного рассмотрения как самого вредного фактора, так и динамики его поступления в организм. Невозможно общее определение «дозы» - анализ шумового воздействия принципиально отличается от анализа воздействия АПФД и т.д. Например, на сессии [П.13] обсуждались эффекты (серьезные нарушения в организме) воздействия шума на работника. Для некоторых видов факторов, например – для ЭМП, механизм воздействия неясен и «доза» вводится по аналогии, в расчете на то, что по мере углубления понимания процесса воздействия понятие «дозы» будет уточнено.

Что касается «эффекта», здесь возможна некоторая генерализация подхода. Дело в том, что для гигиены результатом воздействия вредных факторов является обусловленное этим воздействием заболевание. Несмотря на разнообразие нозологических форм таких заболеваний, им присущи некоторые общие черты. Например, ранние донозологические (преморбидные) состояния характеризуются снижением адаптационных возможностей организма: патология еще не выражена, и нарушения носят компенсаторный характер. На следующих стадиях развития заболевания они представляют собой уже четко оформившееся хроническое заболевание, т.е. нозологию.

Заседание [П.18] посвящено рассматриваемым с этой точки зрения вопросам организации и проведения психофизиологического обследования лиц, работающих в условиях воздействия ионизирующего излучения. Эти процессы допускают описание в рамках дескриптивных математических моделей развития заболевания (напр. – цепи Маркова). Как всякие модели – это упрощенная картина реального явления, используемая для изучения его ключевых свойств. Они представляют собой множество взаимосвязанных предположений и отражают некоторые, хотя и не все свойства реального явления.


§ 3. Охрана труда в рамках Индустрии 4.0

На наших глазах происходит четвёртая индустриальная революция (Индустрия 4.0). Ведущие бизнесмены, политики и ученые определяют её как эффективное средство повышения конкурентоспособности промышленности через внедрение «киберфизических систем» [Б.10], [Б.11].

Это информационно-технологическая концепция, подразумевающая интеграцию вычислительных ресурсов в описании объектов (любого вида, включая биологические). В киберфизических системах вычислительная компонента распределена по всему описанию и синергетически связана с составляющими элементами объекта. Индустрия 4.0 охватывает самые разные стороны жизни: рынок труда, жизненную среду, политические системы, технологический уклад и другие.

Четвертая промышленная революция в производстве представляет собой новый фактор экономического роста, с которым связаны ранее не существовавшие системы ценностей и возможности обучения. Внедрение технологий в соответствии с всеобъемлющим видением, направленным на улучшение окружающего мира, помогает укрепить региональную и мировую экономику. Организации, которым удалось преодолеть пилотный этап внедрения инноваций Индустрии 4.0 и масштабировать решения, получили беспрецедентный рост эффективности при сокращении персонала.

Определенным ответом на вызовы Индустрии 4.0 в нашей стране является Стратегия развития информационного общества в РФ на 2017–2030 г. [Б.12]. В ней в качестве одной из ключевых задач заявлена реализация на практике стандартов цифровой экономики. Указана важность медицины вообще и медицины труда в частности, как одного из таких индикаторов развития цифровой экономики. Нет уверенности, однако, в одинаковом понимании проблем в этой области основными действующими сторонами – государством, бизнесом / промышленностью, наукой. Определение цифровизации, данное в Стратегии [Б.12], довольно расплывчато: «…деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде, обработка больших объемов и использование результатов анализа которых … позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства …». Это определение допускает широкий диапазон возможных интерпретаций. Можно полагать, что если в офисе стоят персональные компьютеры с выходом в Интернет, а документооборот организован в электронном формате, то цифровизация предприятия уже в каком-то смысле состоялась. На самом деле, компьютеры и Интернет полезны, однако, это всего лишь инструменты, которые позволяют упростить и даже автоматизировать некоторые действия, но они не меняют ни качество, ни содержание информации, не делают ее активным компонентом управления.

С точки зрения Индустрии 4.0 полноценная цифровизация некоторой системы (социальной, бизнес или трудовой коллектив) требует создания ее математической модели с числовыми взаимосвязанными характеристиками. Часть из них (входные параметры) предполагает возможность внешнего воздействия, другая часть (выходные параметры) меняется в результате такого воздействия. Строгое задание целей управления (манипулирования выходными параметрами) и описание связей в системе дает возможность ставить задачу алгоритмизации процедур повышения эффективности и оптимизации целенаправленного воздействия на систему. Цифровизация дает возможность значительно повысить результативность управленческих решений, делает процесс управления более гибким и эффективным. Однако, такие решения сложны, ресурсоемки и требуют ответственности за результат.

Сфера охрана труда дает хороший повод разобраться с вопросами цифровизации: с ее аксиоматикой, канонической структурой, методологией и ожидаемыми результатами. В этом отношении важна цифровизация основ охраны труда – изначальное создание продукта и его развитие в числовом формате. Это должен быть новый инновационный продукт, с новыми структурой, функционалом и потребительскими свойствами. Цифровизация позволяет совершить существенный скачок в эффективности работы и получить новые преимущества.

Прежде всего, для цифровизации аппарата охраны труда – для точного количественного выражения характеристик условий труда и связей между ними – необходима универсальная, единая мера для измерения опасностей вредных производственных факторов (далее – ВПФ). Иначе нечего будет выражать количественно. Далее следует иметь в виду, что деятельность в области охраны труда, естественным образом делится на две части:

  • контроль условий на рабочих местах; виды ВПФ, их уровни, характер воздействия;

  • средства (групповые и индивидуальные) уменьшения воздействия ВПФ; оценка их эффективности и экономической оправданности (соотношение «цена-качество»).

Связующим звеном между этими частями деятельности в области охраны труда является профессиональный риск. В рамках контрольно-надзорной деятельности (первая часть процесса охраны труда) профессиональный риск выступает как единая, универсальная, количественная мера опасности условий труда. Во второй части, при выборе средств защиты от действия ВПФ, профессиональный риск выступает как числовой аргумент финансово-экономических расчетов. В том и другом случае числовое (количественное), значение профессионального риска универсально для всех видов ВПФ (в том числе – для их мультипликативного воздействия) и единообразно используется во всех видах расчетов.

Описанная, в общем – очевидная, схема привязки охраны труда к профессиональному риску определяет детали этого процесса. В рамках цифровизации объединяютсяфакторы, до настоящего времени не имевшие общих единиц измерения, и формируется методика «взвешивания» данных о ранее не сравниваемых факторах.Достаточно подробно эти проблемы освещены в статье автора [Б.13].



§ 4. Профессиональные риски.

В разработке цифровой модели охраны труда определяющая роль принадлежит оценкам профессионального риска. И, хотя во многих названиях докладов звучало «риск», реально оценками риска не занимается никто.

Здесь есть несколько обстоятельств. Например, до настоящего времени в этой области не существует устоявшейся терминологии. Самому понятию профессиональный риск в различных отечественных нормативно-правовых актах даются различные трактовки. Например, в ФЗ № 125 (1998 г.) [Б.14], профессиональный риск определяется как «Вероятность повреждения (утраты) здоровья или смерти, связанная с исполнением обязанностей по трудовому договору (контракту) …». В принятом позже ФЗ № 184 (2002 г.) [Б.15] в аналогичное определение вводится новое понятие: «Вероятность причинения вреда жизни или здоровью граждан … с учетом тяжести этого вреда». В ГОСТ Р ИСО/МЭК 51898-2002 [Б.16] в определении профессиональный риск появляется понятие ущерба: «Сочетание вероятности нанесения ущерба и тяжести этого ущерба». Аналогичное определение дается в ГОСТ 12.0.230 – 2007 ССБТ [Б.17]: «Сочетание вероятности возникновения в процессе трудовой деятельности опасного события, тяжести травмы или другого ущерба для здоровья человека, вызванных этим событием». Иными словами, в дополнение к вероятности вреда, в понятие риска в последнее время вводится еще и связанный с этим ущерб.В ГОСТ Р 12.0.010–2009 [Б.18] показатели ущерба не задаются. Их определение ставится в зависимость от целей исследования.

Несмотря на очевидную несогласованность различных определений риска, все они сходятся в том, что риск непосредственно связан с вероятностью ущерба для здоровья.

Как уже упоминалось, на осенних мероприятиях в области охраны труда предлагалось много докладов, в названии которых звучало «риск». Однако, их авторы нигде не оценивают вероятности ущерба. В основном сообщается о «качестве риска» - большой/высокий риск, уменьшение/снижение риска, приемлемый или недопустимый риск и т.д. Реально в докладах говорится не о риске, а об опасности – о выявлении и измерении ВПФ. Те приемы, которые считаются методами оценки рисков, такие как

  • чек-листы/вопросники

  • матрицы рисков

  • таблицы рангов/голосования

  • анализ видов и последствий отказов (FMEA)

  • исследование опасностей и функциональности (HAZOR)

  • стратегия, основанная на оценке уровня воздействия

  • анализ Парето

на самом деле, дают представление об опасностях (большие – малые, допустимые или нет). Сравнение измеренного ВПФ с нормируемым уровнем не превращает опасность в риск. Это относится к методам оценки опасности, принятым как зарубежными фирмами, так и на отечественных предприятиях.


4.1. Определение профессиональных рисков.

Направленность исследований на выявление опасностей вместо оценки рисков легко обнаруживается по тем методам, которые используются при анализе результатов.

Дело в том, что для математического моделирования (цифровизации) какой-либо совокупности объектов нужны определяющие их параметры - переменные, которым можно было бы присваивать количественные значения. Набор параметров, характеризующий модель, является признаком этой совокупности объектов. Концептуальные переменные образуют систему координат (пространство признаков), в которой размещается совокупность моделируемых объектов.

Непротиворечивое определение профессионального риска, дающее в рамках предложенного подхода к цифровизации охраны труда, оценку степени и характера влияния ВПФ на уровень профессиональной заболеваемости, может быть следующим: это вероятность заполнения областей в системном пространстве признаков ансамблей трудовых коллективов. Для строгой оценки так определенного профессионального риска разработано несколько эффективных методов: использование таблиц сопряженности, биометрических функций, вероятностной логики Байеса и пр. Такая концепция универсальной меры профессионального риска определяет методику контрольно-надзорной деятельности в области охраны труда, объединяющего практику профмедосмотров, объективную характеристику рабочего места по условиям труда и уровням ВПФ, применение новых безопасных технологий производства, обеспечение работников средствами индивидуальной защиты и др.

Содержание сессий на ВНОТ VI, заседаний на ВНОТ-2021 и на БИОТ 2021, посвященных обсуждению проблем оценки профессионального риска обнаруживает отсутствие упомянутых методов оценки риска. Это ясное указание на то, что в отделах охраны труда не занимаются профессиональным риском. Их задача – более или менее подробное описание опасностей на производстве. Сложно сказать – почему это так в зарубежных фирмах, а на отечественных предприятиях ждут соответствующего закона. Однако, квалифицированное принятие закона – это не говорения на Неделях, Форумах и Конференциях. Это должно быть обсуждением на высоком профессиональном уровне, это всеобъемлющий учет и выверенный баланс интересов. С этим никто не спешит – для российских законодателей будущее – это прошлое, пролонгированное куда-то в грядущие десятилетия. Прекрасное мгновение, растянутое на долгие годы.Начнется цифровизация охраны труда в промышленно развитых странах, тогда подтянемся и мы.


4.1.1. Профессиональный риск и профпатология.

Если риск определять так, как предложено выше (вероятность заполнения областей в пространстве признаков), то его величину можно использовать во многих полезных оценках. Например, при определении характера заболевания работника, является ли оно следствием воздействия ВПФ (т.е. профзаболеванием) или нет. Это рутинная задача профпатологии, для которой до сих пор не предложено сколько-нибудь строгого непротиворечивого решения.

В практической деятельности врача-профпатолога существенное значение имеет установление этиологии заболевания, определение роли неблагоприятных факторов производственной среды, ведущих к возникновению ПЗ.Рационализация этих процедур важна для своевременного, обоснованного лечения, а также для предупреждения осложнений, проведения целенаправленных мероприятий по восстановлению трудоспособности больного. Однако, сама по себе идентификация заболевания в качестве профессионального остается серьезной проблемой в профпатологии.Нет нормативных документов, четко и однозначно определяющих критерии профпригодности и связи заболевания с профессией. Причина ясна – за исключением очевидных случаев [Б.19] однозначной связи заболеваний с ВПФ (силикоз, вибрационная болезнь и т.д.), определение этиологии заболевания требует от врача определенного «искусства».

В работе ВНОТ VI и ВНОТ-2021 принимало участие много профпатологов в качестве модераторов заседаний и спикеров. Так, например, работа ВНОТ VI открылась сессией [П.27] В рамках сессии выступили ведущие специалисты в области профпатологии по проблемным вопросам экспертизы профпригодности и связи заболеваний с профессией. Сохранение здоровья работающего населения объявлено приоритетным направлением государственной политики. Указано на эффективность раннего выявления признаков профессиональной патологии в процессе проведения периодических медицинских осмотров работников с последующим направлением их в центр профпатологии для более углубленного обследования. По каким правилам и согласно каким критериям должно проходить это обследование – осталось за рамками обсуждений.

Определенным продолжением обсуждения этих вопросов стали сессии [П.28] ÷ [П.30]. Рассмотрена организация проведения обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров сотрудников, работающих во вредных и (или) опасных условиях труда с целью выявления ранних признаков профессиональных и общих заболеваний. С учетом новых законодательных требований обсуждалась периодичность и объем обязательных предварительных и периодических медицинских осмотров. Со стороны социального страхования – предотвращение профессиональных заболеваний в настоящее время является особенно важной темой, так как это, прежде всего, связано с сохранением и укреплением здоровья работника, а соответственно, и трудового потенциала. Сохранение здоровья работника, его профессиональной способности к труду – это основная задача страховой защиты работников от рисков профессионального труда. Рассматривались возможности новых концепций и стратегий применения критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности и методов их объективизации. Научно-методическое и информационно-аналитическое сопровождение медико-социальной экспертизы и комплексной реабилитации лиц, пострадавших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

В рамкахВНОТ-2021 прошло Заседание Профильной комиссии по профпатологии ФМБА России [П.31], однако оно было посвящено сравнительно узким вопросам организации проведения психофизиологического обследования лиц, работающих в условиях воздействия ионизирующего излучения (в связи с вступлением в силу приказов Минздрава России № 29н от 28.01.2021 и № 749н от 28.07.2020).

Рационализация профпатологии, включающая цифровизацию МТ, фактически предполагает новую технологию сбора, анализа и интерпретации результатов эпидемиологических исследований в терминах профрисков. Эта задача строго решается только с использованием вероятностных характеристик заболеваемости в трудовых коллективах [Б. 20]. Именно оценка профессионального риска дает возможность унифицировать процедуры идентификации заболевания в качестве профессионального. Рациональная профэпидемиология предлагает [Б.21] несколько вполне корректных методов идентификации ПЗ. Это, прежде всего, оценки относительных рисков ПЗ. При использовании таблиц сопряженности для описания эпидемиологической обстановки в трудовых коллективах можно использовать критерий Пирсона (критерий χ2) для определения степени корреляции между уровнями заболеваемости и ВПФ. Для анализа эпидемиологических данных можно использовать вероятностную (Байесовскую) логику, которая даёт возможность проследить, как меняется уровень доверия к априорному диагнозу после принятия во внимание дополнительных данных о пациенте. Заметим, что именно эта процедура подчинения выводов опытным данным и является вероятностным аналогом проверки адекватности теории по результатам эксперимента в точных науках.

Однако, никто из выступавших на ВНОТ VI и ВНОТ-2021 не связывал проблему идентификации ПЗ с уровнями профессионального риска. Можно сказать, что происходил обмен впечатлениями, взглядами и мнениями, но не предложениями строгих канонических подходов. Последних просто не было.

Существует непосредственная связь экономических показателей предприятия с охраной труда на нем. Именно эта связь может обусловить экономический стимул к улучшению условий труда . Она определяет целесообразность затрат на охрану труда через рост прибыли и капитализации предприятия при уменьшении потерь от профессионально обусловленной заболеваемости работников.

Значимость оценок профессионального риска следует определять исходя из выполняемых им функций. Выше утверждалось, что это средство измерения стоимости условий труда, хороших или плохих. В свою очередь, для внедрения системы охраны труда в финансово-экономическое управление производством, необходимы разработки методик пересчета профессионального риска в потери от плохих условия труда и прибыли от хорошей охраны труда. Именно результаты таких оценок должны определять целесообразность финансовых вложений в сферу охраны труда. Необходимыми условиями работы рационального алгоритма идентификации заболевания как профессионального являются: стандартизованное статистическое представление эффектов ВПФ, унифицированные методы исследований и заключений, обоснованность решений, принимаемых по общим правилам.



4.1.2. Культура безопасности и охрана труда.

Так как на мероприятиях ВНОТ VI и ВНОТ-2021обсуждались опасности, а не профессиональные риски, оценок убытков от плохих условий труда не было. Соответственно, невозможно оценить и рост прибыли предприятия от улучшения охраны труда. Тем не менее, вторая часть модели – оценка потерь от плохих условий труда – изучается службами на многих предприятиях. На качественном уровне связь финансовых потерь с условия труда на производстве, очевидна.

Правило «здоровый работник работает лучше больного» доказательств не требует, поэтому обсуждались вопросы о популяризации этого взгляда и внедрении его в менталитет бизнесменов и предпринимателей. Приведенные здесь аргументы могут быть чрезвычайно убедительными – но только в своем собственном измерении. Чтобы они действовали, необходимо существование определенной социальной атмосферы/фона, делающего их убедительными. Необходимо априорное существование набора ожиданий, позволяющего определенным образом перенаправить усилия - именно перенаправить, потому что воздействия должны быть основаны не на внешних влияниях (кнутах и пряниках), а на управлении внутренними процессами, на запуске механизмов, формируемых культурой организации современного производства и существующих только в ее рамках. Этот фон создается самим обществом, он постепенно меняется, перенастраивая наши "сенсоры" с одной волны на другую. В ситуации с запущенными на самотек вопросами охраны труда нельзя ничего исправить чрезвычайными мерами, нужна система и долгая направленная работа.

На мероприятиях ВНОТ/БИОТ эти вопросы обсуждались в рамках направления «Культура безопасности».

Сессия [П.32] посвящена вопросам сохранения профессиональной пригодности. Развитие системы профилактики медицинских противопоказаний с целью сохранения профессионального долголетия работников является не только важной социальной задачей, но и обеспечивает экономическую выгоду для работодателя. Глобальные тренды формируют [П.33] новые условия работы с изменениями в демографии, технологиях и методах работы. Это вынуждает компании вести устойчивую и ответственную деятельность. Сегодня компании заинтересованы в росте не только экономических показателей. Также имеет большое значение достижение необходимого уровня устойчивого развития, а также развития корпоративной этики и культуры. Показано, как инвестиции в здоровье и безопасность сотрудников, политика открытости и прозрачности в демонстрации показателей безопасности и здоровья позволяет компаниям достичь поставленных целей и показателей. Много внимания на обсуждениях уделялось этим вопросам под углом зрения корпоративной культуры.

На заседании [П.35] обсуждались вопросы:

- на что и каким образом влияет благополучие работников,

- преимущества построения системы профилактики в условиях рабочего процесса

- насколько здоровье человека определяется генетикой, а насколько – его деятельностью.

Ключевой вопрос: что в итоге выгоднее для работодателя – профилактика или лечение?

Долгосрочная инвестиция в здоровье: рассмотрен своеобразный цикл благотворного воздействия, в рамках которого крепкое здоровье выступает двигателем трудоустройства: оно увеличивает шансы при поиске работы и способствует высокой производительности труда и, напротив, производительность труда людей со слабым здоровьем существенно ниже. Взаимосвязь корпоративной культуры здоровья и экономики в целом состоит в том, что здоровье и занятость тесно взаимосвязаны. Достойная работа способствует самоуважению, целеустремленности и самореализации, а также обеспечивает прочную связь с другими людьми и интеграцию в общественную жизнь. Связанные с занятостью материальные и эмоциональные ресурсы позволяют улучшать условия жизни отдельных людей и их семей, способствуют сохранению их психического и физического здоровья, что в конечном итоге приносит пользу всему обществу и экономике в целом.


В развитии культуры безопасности самый сложный этап - переход от надзора к личной заинтересованности, от реагирования на происшествия к предупреждению. В докладе [П.36] предложена комплексная методика трансформации систем управления охраной труда в организации, благодаря которой переход к проактивной культуре безопасности занимает не более 1-2 лет. В докладе также рассмотрены рекомендации по 4 ключевым направлениям:

- Формирование и поддержание заинтересованности руководства

- Система развития компетентности

- Культура доверия и мотивация персонала

- Рабочее окружение и процессы


Вопросы целенаправленного формирования культуры безопасности среди сотрудников обсуждались на круглом столе [П.37]. Отмечалось, что и сейчас от них формально требуется знание стандартов безопасности, законодательных норм в области охрана труда. Но это не означает, что они в действительности соблюдаются. Под культурой понимается не просто формальное знание, а действительно внимательное отношение персонала к безопасному поведению, не только своему, но и своих коллег. Такое отношение подразумевает, что сотрудник может самостоятельно оценить степень риска в различных ситуациях и принять взвешенное решение. Кроме того, компания ожидает инициативы от сотрудников - предупреждения о тех или иных рисках, которые могут в дальнейшем привести к угрозам для безопасности коллег. Конечно, это, скорее, идеальная

картинка, которая в реальности, к сожалению, встречается далеко не всегда. Тем не менее, если еще несколько лет назад только единичные российские компании всерьез говорили о потребности в формировании культуры безопасности, сейчас все чаще обсуждаются подобные вопросы.


Концепция культуры безопасности и фундаментальные принципы безопасности содержатся в документах МАГАТЭ и ВАО АЭС. На заседании [П.38] обсуждались стандарты безопасности МАГАТЭ и ВАО АЭС: корпус нормативно-правовых документов, в которых объясняется роль культуры в целях обеспечения безопасности. Рассматривалась взаимосвязь документов – на что именно следует опираться при использовании на любом производственном предприятии. Близкие к этим вопросы оценки состояния культуры безопасности рассматривались на сессии [П.39]. Оговаривались плюсы проведения оценки состояния культуры безопасности и возможные минусы при оценке состояния культуры безопасности, цели оценки состояния культуры безопасности. Проведение рабочих групп по выработке мероприятий по результатам оценки культуры безопасности. Самооценка как подготовительное мероприятие к основной миссии. Инструмент самооценки – опросник персонала. Вовлечение персонала в общий процесс - обязательное условие формирования культуры безопасности на предприятии.

Insummary: Реально в стране есть все основания для накопления исходных данных для корректной оценки профессионального риска. Не достает решения органов власти о переходе к концепции цифровизации (математического моделирования) деятельности по охране труда.



§ 5.Необходимость новых нормативно-правовых актов (СанПиН, ГН, Стандарты, Руководства).

Осенние мероприятия ВНОТ и БИОТ могли бы стать не только прибыльными, но и полезными для формирования новых подходов к охране труда. Новая нормативная правовая база охраны труда и правил промышленной безопасности фактически уже действует в стране. С 01.03.2022 г. вступит в силу радикально переработанный раздел Х ТК РФ "Охрана труда", а также большой пакет нормативных правовых актов, принятых во исполнение новых требований Трудового кодекса [П.40]. Система управления охраной труда и основные процедуры охраны труда: какими нормативами руководствоваться. Как подготовиться к внедрению новых требований и максимально эффективно обеспечить реализацию новых обязанностей работодателя и новых требований к системе управления охраной труда и основным процедурам охраны труда? Дан анализ принятых изменений, проанализированы новые возможности и новые риски работодателя. Проведен обзор обширной справочной информации, а также практические рекомендации по переходу на новую нормативную базу для системной работы с новыми документами.

На примере проведения аудита соответствия системы управления охраной труда и промышленной безопасностью на сессии [П.41] рассмотрена законодательная сторона вопроса формирования процессов и процедур, обеспечивающих безопасное производство. Обозначены причины обращения к международным стандартам компаний, работающих на территории РФ. Основное внимание уделено особенностям процесса оценки соответствия внутренних документов и процедур предприятия требованиям российского законодательства и международным стандартам, а также возможностям для разработки системы управления охраной труда и промышленной безопасностью. Проведен обзор применения лучших зарубежных практик.

Однако, общее впечатление о перспективах развития идеологии и практики охраны труда в стране не слишком оптимистично.


5.1. О культуре научных дискуссий.


Мероприятия осени 2021 г. отличались разнообразием форм и тем дискуссий. Выше мы ограничились выделенным во Введении направлением организации (принципы и методы) охраны труда на производстве. Обнаружились два варианта развития этого направления охраны труда. По ходу экстракции нужных работ из обсуждений на мероприятиях появляется нечто, способное вызвать самостоятельный интерес. Обсуждавшаяся выше тематика – не единственная, которую можно извлечь из материала мероприятий. Другие направления: организация обучения, подбор кадров, управление персоналом и т.д. Приглядевшись, можно заметить, что эта свобода обращения с материалом выглядит несколько интригующе. В ней парадоксально ощущается некая мертвящая тенденция,и это настораживает.

Встает вопрос о нужности выделенного выше направления работы в охране труда, несмотря на самоочевидность итоговых концепций и некоторый привкус искусственности, привкус, который останется даже у самого благожелательного читателя. Тем не менее,понять произошедшее все-таки стоит.

Заманчиво использовать такие представительные собрания наиболее сведущих и заинтересованных специалистов как мероприятия осени 2021 г. для подготовки перспективных изменений в деле охраны труда. Выступления участников мероприятий показали, что в стране созданы и работают почти все компоненты будущей цифровизации. Однако, проблема объединения наработок в этой области в единую дисциплину и оформления ее выводов в виде корпуса нормативно-правовых актов не только не решалась, но и не ставилась. Совещания были организованы и проходили по принципу поочередных докладов всех собравшихся о текущем состоянии дел и обещаний радужных перспектив. Непродуктивное общение и отсутствие ясности в целях привело к потере рабочего времени.

По этому поводу можно озвучить два вывода. Хороший состоит в том, что в самой сути совещаний нет ничего плохого, и их вполне можно превратить не только в прибыльное, но и в полезное мероприятие. Но неизбежен и другой вывод: чтобы добиться этого, нужно кардинально пересмотреть существующий стандартный подход к проведению совещаний. Даже самые целесообразные и оптимальные решения сами по себе не смогут обеспечить достижение целей управления, если не будет проделана соответствующая организаторская работа по созданию необходимых условий для их воплощения в жизнь

Есть общие правила принятия управленческих решений. Например, их единоличное принятие руководящим органом исполнительной власти целесообразно, когда в них проявляются преимущественно элементы тактики. Те виды решений, в которых проявляются преимущественно элементы стратегии (согласование целей, выработка задач, планирование работы), должны приниматься с участием коллективных органов.

Совещание представляет собой одну из эффективных форм управленческой работы и является одним из самых распространенных методов коллективного обсуждения и решения проблем, а также наилучшим способом принятия оптимального управленческого решения. Кроме того, совещание – одна из форм поиска заинтересованных исполнителей решений.

В ряду причин, лежащих в основе реальной инертности участников совещаний, лежат следующие факторы: неактуальность выносимых на обсуждение вопросов; поверхностный анализ обсуждаемых проблем; повсеместное отсутствие действенного подхода к их исполнению; недостатки конструктивной критики; стремление остаться в стороне от дискуссии; плохая подготовка и слабая организация совещания. Для коллективного решения выносятся вопросы, не требующие «коллективного ума»; не осуществляется предварительное информирование по проблеме; ощущается давление на ход обсуждения; не стимулируется творческая активность участников.

Организация и процедура проведения совещания включает ряд стандартных операций. Определение цели является отправным моментом формирования повестки дня совещания, выбора места, времени, длительности и процедуры его проведения, состава участников, лиц, ответственных за осуществление подготовительных мероприятий. Продумано должно быть все, вплоть до подготовки раздаточного материала – папка для совещания, в которой содержится всё, необходимое для участия в обсуждении вопросов: цели совещания; повестка дня; список участников; перечень проблемных вопросов и проектов решений; материалы по наиболее важным пунктам повестки.

Однако, на тех же мероприятиях выявилось неприятное обстоятельство: в стране теряется культура научных дискуссий. Становится обычным формат заседаний и сессий – спикеры выступают в роли скучных, занудливых проводников всем известных и давно надоевших слов. Слушатели занимают выжидательную позицию и безразлично относятся к выносимым решениям. Авторитетное мнение руководства является истиной в последней инстанции. Никакого обсуждения, сведения интересов и коррекции мнений и выводов. Это не годится. Процесс принятия законов не должен сводиться к формальным выступлениям на Неделях, Форумах и Конференциях. Необходимо реальное, заинтересованное обсуждение вопросов на высоком профессиональном уровне. Это именно то, чего не было осенью 2021 г.

5.2. Бюрократизация проблем.

К сожалению, Минтруд России занят, в основном, составлением новых форм документов по охране труда и правил их заполнения. Например, все время заседания [42] было использовано для обсуждения корректности заполнения сведений в формах анкет-опросников. Именно на основании этих сведений, заполняемых органами исполнительной власти по труду субъектов Российской Федерации на сайте ФГБУ «ВНИИ труда» Минтруда РФ проводится мониторинг условий и охраны труда. С марта 2022 г. вступит в силу значительное количество нормативно-правовых актов, подразумевающих внедрение на предприятиях процедуры такого управления охраной труда. Возможно поэтому модератор заседания [П.42] посвятил все время разъяснениям по порядку заполнения форм документов мониторинга условий и охраны труда. Вряд ли стоило дублировать то, что не хуже делается в рамках многочисленных учебных курсов по всей стране.

Заслушивались представители органов исполнительной власти по труду субъектов, занявших наиболее высокие места в рейтинге соблюдения трудового законодательства в части обмена опытом. Так как на них ложится обязанность информирования и консультирования работодателей, работников, экспертных и обучающих организаций, то получение ими информации по данному вопросу представляется, с точки зрения чиновников Минтруда РФ, особенно актуальным.

Одним из выводов обсуждений [П.42] может быть констатация того, что технологии не заменяют институты. При всех своих возможностях технологии остаются только инструментами, и не стоит рассчитывать на то, что они сами каким-то образом произведут на свет смысл и свое предназначение. Очевидной становится острая необходимость в стратегическом повороте сознания. Однако для этого надо найти свое место, понять суть процесса и определить реальные, а не придуманные цели развития на ближайшее время. Иными словами – обрести будущее.

Заключение.

Каждый из обсуждавшихся на осенних мероприятиях ВНОТ и БиОТ вариантов развития охраны труда, обзор которых приведен выше, имеет свои преимущества, и оба кажутся одинаково привлекательными.

Один из этих вариантов – выявление опасностей ВПФ и последовательное их устранение, до получения результата VisionZero – полной безопасности производства. Это направление предложено в промышленно развитых странах Запада. Оно привлекает своей «привычностью», однако здесь нет и не будет развития. Другое направление – цифровизация, т.е. создание математической модели охраны труда с профессиональным риском в качестве универсальной, единой меры для измерения опасностей условий труда и для оценки эффективности и экономической оправданности средств (групповых и индивидуальных) защиты от воздействия ВПФ. Цифровизация дает возможность значительно повысить результативность управленческих решений, делает процесс управления более гибким и эффективным, а строгое задание целей управления дает возможность ставить задачу оптимизации охраны труда, например – по соотношению «цена-качество».

Очевидно, будущее за цифровизацией. К этому же склоняются авторы и разработчики западных программ охраны труда. Признано перспективным использование цифровых технологий и оцифрованных данных Индустрии 4.0. Обсуждения на мероприятиях свидетельствуют о том, что и в нашей стране необходимы как пересмотр подходов к управлению рисками для здоровья работающего населения, так и изменения в организации контрольно-надзорной деятельности. В системе федеральной исполнительной власти необходимо оформление действующих аналогов Индустрии 4.0 (в конце концов – законодательно оформленных) – механизмов цифровизации основных направлений развития в областях медицины и охраны труда.

Есть свидетельства осознания на самых верхних эшелонах управления глубины и неотвратимости радикальной модернизации систем охраны труда. Показательно здесь выступление Министра труда и социальной защиты Российской Федерации А. Котякова: «Мы видим, с каким интересом и вовлеченностью участники дискуссий обсуждают изменения в трудовое законодательство. Проведена большая работа, многое уже сделано, но полный цикл формирования нормативной базы по внедрению риск-ориентированного подхода мы должны завершить к 1 марта 2022 года. … Надеюсь, в 2022 году в апреле на VII ВНОТ уже глубинно и содержательно обсудим практику внедрения новых норм охраны труда на предприятиях».

О том же, но более детально говорил и директор департамента условий и охраны труда Г. Молебнов: «Мы перешли к другому типу организации безопасного труда и предлагаем набор инструментов для работодателей, который позволит им в соответствии со своим характером работы, со спецификой деятельности создать ту лучшую модель, которая обеспечит максимальную защиту работы и выстроит именно систему, циклическую систему управления охраной труда». Число актов, которые будут приняты уже в этом году в сопровождение к изменениям в ТК РФ, насчитывается порядка 30, среди них – Положения о системе управления охраны труды в организациях, Положение о расследовании несчастных случаев, Единые типовые нормы выдачи средств индивидуальной защиты, Порядок обучения по охране труда.

Стратегическое планирование, оценки регулирующего ожидаемого и фактического воздействия управленческих решений должны базироваться на профессиональном анализе потенциальных издержек и выгод. При этом, Федеральным органам исполнительной власти необходимо вырастить собственные компетенции для проектирования и использования собственных информационных систем, постановки задачи кардинального повышения качества первичных данных. Заказчики ИТ-систем в органах власти должны обладать не меньшей квалификацией, чем подрядчики, чтобы не допустить ситуации многолетней неконтролируемой разработки государственных информационных систем, технические требования к которым определяются postfactum преимущественно самими исполнителями работ.

Приложение

Модераторы и тематика выступлений

на мероприятиях ВНОТ 2021, ВНОТ VI и БИОТ 2021


1. Х.-Х. Конколевски, Vision Zero и великая перезагрузка для нового и более безопасного мира охраны труда, ВНОТ 2021.

2. М. Дрожжин, Как синергия HR и HSE делает компанию более безопасной. Опыт компании Данон, ВНОТ 2021

3. В.Дуарте, Данные IOGP: от фактов к действиям ВНОТ-2021.

4. Д. Францев, Единство подходов и требований надзорных органов. Конференция

ВНОТ VI

5. А. Демин, Развитие законодательства в области промышленной безопасности. Конференция ВНОТ VI.

6. В. Савинов, Государственный надзор и контроль по новым правилам: взгляд

работодателя. Новые возможности и новые риски работодателя. ВНОТ 2021.

7. Е. Компасенко, Лидерство в области безопасности и как его развивать. ВНОТ VI.

8. А. Комаров Инструменты вовлечения персонала в развитие культуры безопасности. ВНОТ VI.

9. А. Зернов, Роль оценки ПР в СОУТ организации. ВНОТ VI.

10. А. Москвичев, Опыт применения международного стандарта ISO:45001. Обзор лучших практик. ВНОТ VI.

11. Т. Зиновьева, Концепция «Безопасность II» и другие инновационные подходы от теории к практике в российских реалиях. ВНОТ VI.

12. А. Лопаков,Организация работ на высоте. ВНОТ VI.

13. А. Зернов, Средства защиты от шума ВНОТ VI.

14. В. Яременко, Организация работ в ОЗП. ВНОТ VI.

15. Ю. Висневский, Организация безопасного движения промышленного транспорта. ВНОТ VI.

16. Е. Едимичев, Лучшие практики по охране труда в электроэнергетике ВНОТ VI.

17. Н. Ушакова, Телемедицина: возможные формы дистанционного взаимодействия и дистанционные процедуры в медицине. ВНОТ VI.

18. А. Бушманов, Актуальные вопросы медицинских осмотров и психофизиологических обследований работников. ВНОТ-2021.

19. А. Бушманов, Практика внедрения и эксплуатации предрейсовых и предсменных медосмотров с использованием телемедицинских технологий. ВНОТ-2021.

20. В. Доровских, Медицинские осмотры — требования законодательства. Новый порядок проведения. Результаты СОУТ и проведение медосмотров. ВНОТ-2021.

21. В. Доровских, Эффективные цифровые инструменты управления медосмотрами для многофилиальных компаний. ВНОТ-2021.

22. П. Косырев, Носимые устройства для обеспечения безопасности и здоровья сотрудников. ВНОТ-2021.

23. В. Сизых, Снижение риска травматизма на производстве с помощью сервиса мониторинга здоровья Actenzo. Конференция БиОТ 2021.

Интернет ресурсы:

https://www.actenzo.ru/solution/medicine/

https://habr.com/ru/company/rdtex/blog/522664/

24. А. Иванов, Новые технологии и цифровые решения на производстве, ВНОТ VI.

25. А. Борисов, Цифровая лаборатория по ОТ, ВНОТ VI.

26. И.В. Бухтияров, Платформа информативных критериев и стандартов в медицине труда – предиктивный анализ и профилактика заболеваемости, ВНОТ VI.

27. П. Серебряков, Проблемные вопросы экспертизы профпригодности и связи заболеваний с профессией. ВНОТ VI.

28. М. Дымочка, Научно-методическое и информационно-аналитическое сопровождение медико-социальной экспертизы и комплексной реабилитации лиц, пострадавших в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

ВНОТ VI.

29. С. Алещенко, Современные подходы по предупреждению профессиональной заболеваемости. ВНОТ VI.

30. И.В. Бухтияров, Изменения в организации и проведении медицинских осмотров. ВНОТ VI.

31. А. Бушманов, Заседание Профильной комиссии по профпатологии ФМБА России. ВНОТ 2021.

32. Е. Кузнецова, Государственная экспертиза условий труда, оценка рисков, программы «нулевого» травматизма, ВНОТ VI.

33. А. Бушманов. Актуальные вопросы сохранения профессионального долголетия работников. ВНОТ-2021.

34. В. Дуарте, "Здоровая" прибыль. Почему инвестиции в безопасность, здоровье и

благополучие выгодны бизнесу. ВНОТ-2021.

35. В. Доровских, Корпоративная культура здоровья: инвестиции в здоровье работника – основа будущего. ВНОТ-2021.

36. В. Дуарте, Новая модель развития культуры безопасности в организации. ВНОТ-2021.

37. М. Балакшин (при поддержке Industry Consulting Ecopsy), Оценка и развитие культуры безопасности в компании. Какими инструментами оценки пользоваться и как развивать. ВНОТ-2021.

38. Н.Миневич, Документы МАГАТЭ и ВАО АЭС в области культуры безопасности. Как использовать накопленный десятилетиями опыт. ВНОТ-2021.

39. Н.Миневич, Процесс оценки и совершенствования культуры безопасности.

ВНОТ-2021.

40. В. Савинов, Организация охраны труда в условиях нового законодательства

ВНОТ-2021.

41.В. Савинов, Международные стандарты по охране труда в российском правовом поле: практический опыт, как обеспечить соответствие. ВНОТ-2021.

42. Е. Кузнецова, Государственная экспертиза условий труда, оценка рисков, программы «нулевого» травматизма, ВНОТ VI.


Библиография

1. Деловая программа VI Всероссийской недели охраны труда. 6–9 сентября 2021 г. Сочи. Интернет ресурс: https://rusafetyweek.com/programme/business-programme/

2. Деловая программа Всероссийской недели охраны труда 2021. 8–10 сентября 2021 г. Москва. Интернет ресурс: https://vssot.aetalon.ru/#rec326457592

3. Конвенция МОТ № 155 «О безопасности и гигиене труда и производственной среде».

4. Конвенция МОТ № 161 «О службах гигиены труда»

5. Рекомендация МОТ № 171 «О службах гигиены труда»

  1. Санитарные правила и нормы «Гигиенические нормативы и требования к обеспечению безопасности и (или) безвредности для человека факторов среды обитания» СанПиН 1.2.3685-21 от 28.01.2021.

  2. Постановление Правительства РФ «Об отмене нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, содержащих обязательные требования, соблюдение которых оценивается при проведении мероприятий по контролю при осуществлении федерального государственного санитарно-эпидемиологического надзора» от 08.10.2020 № 1631.

  3. Письмо РПН «Об оценке воздействия физических факторов» от 23.06.2021 № 02/12560-2021-32

  4. Письмо РА «О применении нормативных и методических документов» от 04.03.2021 № 4513/03-МЗ

  5. Шестакова И. Г. Новая темпоральность цифровой цивилизации: будущее уже наступило // Научно-технические ведомости СПб ГПУ. Гуманитарные и общественные науки. 2019. Т. 10, № 2. С. 20-29. DOI: 10.18721/JHSS.10202

  6. Минчичова В.А. Россия в Индустрии 4.0. Молодой учёный — 2020. — № 24 (314). — С. 196—198.

  7. Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017–2030 годы. Указ Президента Российской Федерации от09.05.2017г. №203

  8. Федорович Г.В. Цифровизация медицины труда: структура, принципы. БиОТ № 3 2021 стр. 10 – 23.

  9. Федеральный закон № 125 – ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» 1998 г.

  10. Федеральный закон № 184 – ФЗ «О техническом регулировании» 2002 г.

  11. ГОСТ Р ИСО/МЭК 31010—2011 «Методы оценки риска»

  12. ГОСТ 12.0.230 – 2007 ССБТ «Система управления охраной труда. Общие требования»

  13. ГОСТ Р 12.0.010–2009 «Системы управления охраной труда. Определение опасностей и оценка рисков»

  14. Измеров Н. Ф. (ред.), Профессиональная патология (Национальное Руководство) М. : ГЭОТАР-Медиа, 2011. – 784 с.

  15. Федорович Г. В. Рациональная диагностика профессиональных заболеваний (Концепции и приложения). Saarbrucken, Deutschland: PalmariumAcademicPublishing, ISBN-13: 978-620-2-38251-9. 2019:303. Интернет-ресурсы:

http://www.palmarium-publishing.ru/; https://www.morebooks.shop/store/ru/book/

  1. Федорович Г. В. Рациональная эпидемиология профессиональных заболеваний (Модели и методы). — Saarbrucken, Deutschland: Palmarium Academic Publishing, ISBN-13: 978-3-639-82722-4. 2014:343. Интернет-ресурсы: http://elibrary.ru/item.asp?id=23256439http://www.palmarium-publishing.ru/

1При обсуждении будем использовать два рода ссылок на библиографические материалы. Опубликованные книги, статьи, документы сгруппированы в разделе «Библиография» и ссылки на них даются в виде [Б.Х], где Х – номер ссылки в списке литературы. Заголовки выступлений на мероприятиях охраны труда (извлечения из [Б.1] и [Б.2"]) приведены в Приложении, ссылки на них даются в формате [П.У], где У – номер ссылки в Приложении.