А напоследок я скажу… Какой должна быть охрана труда занятых трудом россиян. Г. З. Файнбург (№ 4, 2017)

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №4,2017

УДК 331.45

А напоследок я скажу…
(какой должна быть охрана труда занятых трудом россиян)

Г.З. Файнбург,
директор Института безопасности труда, производства и человека
Пермского национального исследовательского политехнического университета,
Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации,
доктор технических наук, профессор
E-mail: faynburg@mail.ru


Короткие мысли тем хороши, 
что они заставляют
 серьезного читателя самого думать.
Лев Николаевич Толстой

Конечно, обдумывай “что”, 
но ещё больше обдумывай “как”!
Иоганн Вольфганг фон Гёте

Многие великие истины 
были сначала кощунством. 
Бернард Шоу

Чьи уши закрыты для правды 
и кто не в силах выслушать ее из уст друга, 
того не спасет уже ничто.
Марк Туллий Цицерон

Реферат
В статье рассмотрены принципы обеспечения безопасности труда, которые должны соблюдаться в современном мире, где организатор производства является ключевым звеном охраны труда. Также в статье приведены важнейшие процедуры корпоративного управления охраной труда.
Ключевые слова: охрана труда, безопасность труда, обеспечение социальной защиты пострадавших, процедуры корпоративного управления охраной труда.

And in the end i will tell

G. Z. Faynburg 
Director of the Institute for Safety & Health 
of Perm National Research Polytechnic University, 
Honored worker of higher education of the RF, 
Dr. of Sci. (Techn.), Prof.

Abstract
The principles of labor safety are considered, which must be obser-ved in the modern world, where the production manager is a key element of labor protection. Also in the article are given the most important procedures of corporate management of labor protection.

Keywords: labor protection, labor safety, provision of social protection for victims, corporate governance procedures for labor protection

Реальный мир труда – взаимосвязь материального, социального, юридического.

Так устроен наш мир, что в сфере обеспечения безопасности занятого трудом человека мы все время сталкиваемся с четырьмя переплетенными сторонами осмысления и освоения реальности. Это материальное, социальное, юридическое и психическое. Последнее связано с личностью человека, составляет его «душу», его «внутреннюю» среду и индивидуальную сущность, а первые три стороны – три уровня реального мира противостоят человеку как «внешняя среда». 
Заметим, что внешнюю среду можно и далее детализировать. Для этого можно разобрать понятие «материальное» на объекты и процессы, на «природные» и «техносферные» ее составляющие. Социальное можно разделить на «организационное», «экономическое» и собственно «социальное», а «юридическое» – на различные виды права и различного уровня нормативные документы.
Материальное влияет на социальное, а социальное – на юридическое. В свою очередь, юридическое через регулирование деятельности субъектов права влияет на социальное, и через него, на выбор организатором производства тех или иных процессов материального.
Неустранимая проблема состоит в том, что материальное (при нарушении требуемых для производства регламентов) может причинить вред здоровью работающего, вплоть до утраты им физиологически обусловленной «работоспособности» и социально значимой «трудоспособности» – важной характеристики возможностей человека, как члена общества, как элемента социума.
Еще раз подчеркнем, что все аспекты реальности: психическое, материальное, социальное, юридическое находятся во взаимосвязи и только, находясь в некоторой уравновешенной системе, способны оптимально обеспечивать материальную и социальную защиту работающих и прогресс устойчивого экономического развития производства.
Вот почему, многие непрофессиональные и чисто волюнтаристские действия Регулятора, не учитывающие системную связь всего и вся в сфере охраны труда, приносят в нашей стране одно только «напряжение», оставаясь неэффективными и нигилистски воспринимаемыми псевдонормами.

Какая охрана труда нам нужна?
Ответ на этот вопрос вытекает из ответа на другой, 
более важный и ключевой вопрос: 
Зачем нужна охрана труда?

Внимательный читатель уже заметил, что в данном вопросе ничего не говорится о необходимости безопасности труда и гигиены труда, и это не случайно. Утверждать, что безопасность и гигиена (понимай ее как безвредность) труда нужны, все равно, что ломиться в открытую дверь. Это истина и в первой, и в последней инстанции! Но зачем нужна охрана труда, которая не сводится к обеспечению безопасности и гигиены труда? В чем, говоря современным сленгом, «фишка»?
Всю свою жизнь я говорю только на русском языке, я люблю этот язык, это мой родной язык. Однако, я вынужден применить иной язык – язык международных документов, политики, науки и предпринимательства – английский, за что и извиняюсь перед читателями. А дело в том, что в русском языке необходимость «охраны труда» не видна из самого этого словосочетания, и нужно перейти к содержанию понятия, чтобы суть стала ясна… А в английской языке суть видна уже в самом термине…
Так, вот… Безопасность труда в английском языке – “safety”, а гигиена труда, т.е. деятельность по сохранению здоровья, – “health”. Это очень общие термины, а потому конкретные нюансы их смысла добавляются применением слова «труд/работа». В итоге имеем safety and health at work – безопасность и сохранение здоровья на работе. Это еще не охрана труда.
А вот «охрана труда» слагается в английском языке из словосочетаний occupational safety и occupational health. В американском и международном дискурсах охрана труда – occupational safety and health (OSH), а в британском и всех стран бывшей Британской империи дискурсах – occupational health and safety (OHS).
Четкий и однозначный смысл обоим этим выражениям придает прилагательное occupational (от существительного occupation – занятие), которое относит и безопасность, и сохранение здоровья к лицам, работающим по найму.
Почему по найму? А потому, что у них ничего нет, кроме способности работать, и именно эту способность и использует наниматель в своих интересах – интересах получения прибыли. Недаром древние римляне считали: «Орудия бывают трех видов: говорящие – рабы, мычащие – быки, молчащие – повозки, лопаты, плуги». С этой точки зрения наемный работник – говорящее орудие оживления той или иной производственной функции, ставшей трудовой функцией, и первоисточник получения прибыли.
Утрата трудящимся своей трудоспособности (заметим, что трудоспособность, общая и профессиональная, это способность работать по найму, а работоспособность – способность трудиться интенсивно, производительно) работать (пусть в интересах нанимателя) ведет к тому, что из кормильца общества он становится бременем этого общества, ибо ничего не производит. Предотвращение, уменьшение этого бремени, обеспечение пострадавшего средствами для жизни – вот главная экономическая и одновременно социальная цель охраны труда. Вот для чего она нужна!
Из вышесказанного сразу же становится ясным, какая нам нужна охрана труда. 
Нам нужна такая система охраны труда, которая бы максимально полно выполняла свое предназначение – предотвращение утраты трудоспособности работающих по найму и обеспечение социальной защиты пострадавших.

Первый принцип охраны труда
- обеспечение безопасности работающих по найму

Итак, каждый наниматель без исключения должен обеспечить безопасность и сохранение трудоспособности работающих у него и на него по найму.
Это фундаментальная истина, и жаль, что в нашей стране, она не выполняется, хотя и зафиксирована в п.3 ст.37 Конституции Российской Федерации: Каждый имеет право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены…
Но ведь об этом говорится и в Трудовом кодексе РФ, - скажет иной читатель и, к сожалению, сильно ошибется. Увы, в Трудовом кодексе РФ написано только то, что работодатель должен обеспечить охрану труда, т.е. безопасность и сохранение здоровья работника (т.е. лица, нанятого по трудовому договору, делающего стороны этого договора работодателем и работником). И то, тщательное вычитывание всех положений Трудового кодекса РФ позволяет выяснить, что основное его содержание касается работодателей-юридических лиц, большинство положений действует и для работодателей-индивидуальных предпринимателей, но не действует для физических лиц, нанявших другое физическое лицо в «услужение». 
Более того положения Трудового кодекса РФ (основа трудового права) не касаются, и принципиально не могут, по мнению многих педантичных юристов, касаться других договоров о найме, поскольку последние не входят в правовое поле трудового права! 
А таких случаев и видов договора множество!!! Это и договора гражданско-правового характера, и найм физическим лицом, не являющимся индивидуальным предпринимателем, и договора заемного труда или их аналоги – оказание информационных услуг формально арендатору или владельцу такси (!!!), и труд военнослужащих, и «труд» спортсменов, и труд волонтеров/добровольцев, и труд учащихся, и…
Так что же происходит на практике, если физическое лицо нанято на работу не по трудовому договору? (Интересно отметить, что именно в эти дни вступает на Украине в силу закон о необходимости 25 летнего трудового стажа (естественно оформленного официально) для выхода на пенсию. И никто не даст гарантию, что завтра Россия это не введет. И тогда почти никому пенсию платить будет не нужно, ибо сегодня уже 15-20 млн. людей не имеет трудовых договоров. Только, на что люди будут жить? Но зато дефицит Пенсионного фонда будет сведен к нулю). Кто и как обеспечивает безопасность его труда? Никто и никак – гласит практика. Работодателя нет, работника нет, охраны труда – нет! Закон молчит, а потому реальная правоприменительная практика делает все, что ей захочется. А ей ничего не хочется, ибо она формируется на основе принципа всеобщей минимизации усилий и приоритета экономии денежных средств.
Вот почему нам в нашей стране либо надо, как в Беларуси, охрану труда распространить на всех фактически работающих по найму (что реально и не затратно), либо полностью убрать (исключить, запретить) все виды иных правоотношений законодательства (что нереально, затратно, и нелогично!!!). 
Дело в том, что экономике нужны краткосрочные договора на выполнение тех или иных работ, но они должны быть организованы так, чтобы интересы трудящихся и всего общества не нарушались лоббированием хищнических интересов наживы нанимателей.
Педанты от юриспруденции говорят, что сделать это корректно в Трудовом кодексе РФ невозможно, ибо он касается только вопросов трудового права, а все остальные вопросы договорных отношений, связанных с наймом – это вопросы не трудового права. Вместе с тем проблему эту несложно решить следующим образом (аналогично Республике Беларусь): раздел Х «Охрана труда» Трудового кодекса РФ оттуда изымается, и появляется отдельный закон – «Об охране труда лиц, занятых по найму в Российской Федерации». И вот в нем уже спокойно, законно и детально все нюансы наемного труда будут прописаны! (Было бы еще целенаправленнее назвать этот закон «Об обеспечении безопасности труда и сохранении здоровья лиц в процессе труда», где наконец-то описать безопасность труда для школьников, учеников, самозанятого населения и т.п., т.е. создать закон о сохранении трудового потенциала страны! А сейчас, что гибнет это потенциал на работе, что просто эмигрирует за рубеж – да и бог с ним, как будто действует принцип «меньше народа, больше кислорода!»).
Это первое обязательное условие любой нормальной охраны труда наемных работников любого цивилизованного социального государства и гражданского общества, тем более того, если исходить из п. 3 статьи 37 Конституции РФ.
Тем самым наше государство будет реально заботиться не только о сохранении трудового потенциала нации, но и о самосохранении самой страны, ибо только здоровым трудовым потенциалом, производительно работающим в безопасных условиях, можно сделать то оружие, которое сдерживает аппетиты наших многочисленных «заклятых друзей».
Территория России - 17 075 400 км2, за ней идут Канада (9 984 670 км2), Китай (9 596 960 км2), США (9 372 610 км2). Однако по численности населения на первом месте стоит Китай (1 339 450 000 чел – примерно в 10 раз больше, чем россиян), затем Индия (1 187 550 000 чел.), США (310 241 000 чел.), Индонезия, Бразилия, Пакистан, Бангладеш, Нигерия. Только на 9-том месте стоит Россия с её 143 300 000 чел. Замыкает первую десятку стан Япония с 127 390 000 чел. Разные методы дают разные оценки объёма промышленного производства, но лидерами являются США и Китай (вместе порядка 40%), а Россия вносит только 2-3%. Прогноз Всемирного банка на ближайшие годы говорит, что роль США и Китая вырастет до 53%, а роль России упадет до 1%, из-за роста экономик развивающихся стран. Советский Союз давал около 20% всей продукции в мире, уступая только США. Тем самым видно, что Россия не обладает сейчас ни значительным людским, ни мощным промышленным потенциалом, и не может играть серьезную роль в мировой экономике, и лишь наша армия и военные технологии, доставшиеся от Советского Союза, сдерживают алчные взгляды на нашу территорию и природные ресурсы, особенно, чистую воду, и позволяют нам оставаться мировой державой в мировой политике. Устроив политический развал СССР, наши враги во главе с США достигли своей цели – наша экономика рухнула, перестала питать могущество страны, но пока армия и ядерные заряды с ракетами еще остались. А делают оружие квалифицированные трудящиеся, трудовой потенциал которых поэтому нужно беречь.
Вот почему охрана труда реально является важнейшим элементом социальной политики государства, важнейшим компонентом обеспечения независимости и суверенитета нашей Родины, хотя многим это не нравится и даже отвергается.

Второй принцип охраны труда - обеспечение социальной защиты пострадавших

Вторым обязательным условием любой нормальной охраны труда является обеспечение социальной защиты пострадавших, которое в условиях рыночной экономики наилучшим способом достигается средствами всеобщего обязательного социального страхования от риска утраты трудоспособности.
И опять въедливый читатель спросит: А что разве у нас не действует федеральный закон «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний», №125-ФЗ?
Действовать то действует, но как! Дело в том, что он написан так, что его действие во многих случаях на практике оказывается прямо противоположным направленности целей, для достижения которых он предназначен: «Настоящий Федеральный закон устанавливает в Российской Федерации правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определяет порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях».
Эти случаи прописаны в Статье 5. «Лица, подлежащие обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний»:
«1. Обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний подлежат:
физические лица, выполняющие работу на основании трудового договора, заключенного со страхователем;
физические лица, осужденные к лишению свободы и привлекаемые к труду страхователем.
Физические лица, выполняющие работу на основании гражданско-правового договора, предметом которого являются выполнение работ и (или) оказание услуг, договора авторского заказа, подлежат обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, если в соответствии с указанными договорами заказчик обязан уплачивать страховщику страховые взносы.
2. Действие настоящего Федерального закона распространяется на граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами Российской Федерации».
Мы сознательно пометили курсивом и подчеркиванием все то, что нужно было убрать из этого федерального закона, чтобы он заработал в полную и нужную стране (а не чиновникам) силу. 
Дело в том, что нанимающийся на работу не может спорить с нанимателем, ибо стороны такого договора неравноправны. Это известно всем. Именно потому вопросы найма в нормальных социально организованных государствах носят оттенок специального права (в нашей стране мы его называем трудовым), где истинное неравенство сторон исправляется за счет «уменьшения» прав одной из них – нанимателя. Нанимающемуся дается, так сказать, некоторый «гандикап» для восстановления равноправия.
А на практике подавляющее большинство нанимателей пишут в договорах гражданско-правового характера условия договора типа: ««Заказчик» не осуществляет социальную защиту «Исполнителя». Оплата листов нетрудоспособности не производится. Взносы в фонд социального страхования не начисляются. Социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний не производится. «Заказчик» не осуществляет охрану труда «Исполнителя»». 
Все сказано четко и ясно, - «гуляй, Вася, свободен, это твои проблемы!», и что особенно приятно всем, что всё это делается на основании закона - не беспредел, мол,  творим, а работаем в строгом соответствии с согласием «Исполнителя» и опираясь на незыблемый принцип гражданского права о свободе предмета договора.
Но если наниматель, стыдливо именуемый «заказчиком» для прикрытия истинных правоотношений, не хочет страховать от риска утраты трудоспособности, то может нанимаемый сам может застраховаться? В принципе, да, в частных компаниях общего страхования. Какие будут условия страхования, т.к. каковы будут страховые взносы и т.п., компании не пишут.
Но самое интересное в законе о социальном страховании то, что он в реальности даже для работников действует избирательно. Мало добиться квалификации несчастного случая, как несчастного случая на производстве. Нужно еще пройти «сито отбора» на соответствие критериям страхового случая, а это почти полный произвол Страховщика. Все знают, что далеко не все случаи утраты трудоспособности признаются страховыми случаями, а, значит, не все пострадавшие и/или их семьи получают социальное обеспечение. Но почему?
На наш взгляд, это связано с неверной трактовкой цели такого страхования и критериев назначения социального обеспечения.
Истинной целью обязательного социального страхования по рискам утраты трудоспособности является защита пострадавшего от «голода», и одновременно общества, государства, нанимателя и самого пострадавшего от «толп» голодных и обездоленных, способных на любые противоправные действия в борьбе за пищу, одежду и кров.
Социальное обеспечение было придумано для того, чтобы возместить пострадавшему утрату профессиональной трудоспособности, а значит и утраченный заработок, обеспечить сохранение уровня его достатка и благополучия до несчастного случая. Конечно, полностью это удается сделать не всегда, в целом социальное обеспечение оказывается ниже утраченного заработка, но для всех пострадавших застрахованных!!! Повторим: для всех!!! 
Подчеркнем, что такое страхование наиболее выгодно всем членам общества, ибо финансирование социального обеспечения идет не из бюджета, не из налогов, собираемых со всех членов общества, а только из средств нанимателей (в принципе – пропорционально использованию ими наемной рабочей силы, в реальности – в долях от возможно в будущем утраченного заработка).
Критерием возможности выплаты социального обеспечения было и остается единственное условие – пострадавший должен быть нанят нанимателем-страхователем и пострадать при выполнении своих трудовых обязанностей и иных связанных с ними правомерных действий перед нанимателем. 
Не во время исполнения чистых трудовых операций, а всех своих обязанностей и неизбежностей, связанных с работой у нанимателя. Более того, за скобками этого критерия остается важнейший категорический императив развитых стран – лучше дать средства из соцстраха, чем платить из бюджета, лучше удовлетворить неизбежные потребности, чем возбуждать легко предотвратимое недовольство! 
Кстати, именно это позволяет сосредоточить расследование обстоятельств несчастного случая на выяснении реальных причин для выработки мер предотвращения повторяемости этого случая, а не на выяснении процента вины пострадавшего – как не крутить, но надо всего лишить!!! К сожалению, распространенная трактовка нами закона о социальном страховании просто продолжение понятий давно ушедшего крепостнического общества – зачем помещику кормить нетрудоспособного – помер Максим, и черт с ним!
Грамотная буржуазия, не желающая ни социальных потрясений – ей хватило уроков Великого Октября в России, ни социального напряжения на производстве – снижается производительность и качество труда – рассуждает и действует рационально: зачем тратить огромные деньги на расследование, если и так нужно кормить пострадавшего! Проще и дешевле быстро заплатить, не транжиря средства на расследования, не отвлекая людей от производительного труда. 
Поэтому в большинстве развитых стран нет наших иезуитских требований о том, что мы можем признаем страховым случай в дороге на работу (например) из-за ДТП, но только если он произошел на транспорте предприятия, а все остальное – твое, пострадавший, дело. Мы потому не расширяем эти требования на все ДТП с работниками, поскольку с нашей крохоборской бухгалтерски ограниченной позиции не знаем, как проверить и документально подтвердить все нюансы происшествия. Наоборот, настоящая буржуазия, достигшая все трудом (а не наша доморощенная, полукриминальная, умеющая только отнять и разделить), спокойно относится к показаниям пострадавшего – сказал, что ехал на работу, значит ехал на работу. Да и куда он мог ехать в 7-30 утра, если с 8-00 начинается работа?
Еще раз подчеркнем, что как только установлен факт (квалифицирован - говорят юристы) утраты трудоспособности, нужно платить страховое обеспечение, а не устаивать комедию (для проверяющих) и трагедию (для пострадавшего) дополнительной (надуманной нашими чиновниками) экспертизы страхового случая.
Обратим внимание на казуистически сформулированное положение: «страховой случай - подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья или смерти застрахованного вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания, который влечет возникновение обязательства страховщика осуществлять обеспечение по страхованию». Это позволяет Страховщику в подзаконном порядке решать главное – платить или не платить. Но давайте посмотрим, что требует это неверное положение закона. Что же надо подтвердить? Прочитайте внимательно - «факт повреждения здоровья или смерти застрахованного», но это дело не юристов и чиновников, а врачей! И разве без медицинского заключения можно квалифицировать несчастный случай на производстве или профессиональное заболевание? 
Что, документов Государственной инспекции труда и Роспотребнадзора недостаточно? Им нельзя доверять? Получается, что Страховщика посадили охранять полученные от работодателей деньги для пострадавших от самих нуждающихся пострадавших для последующего нецелевого расходования на иные цели, не имеющие никакого отношения к социальной защите пострадавших. Вот как из неверных «понятий» вырастают искажающие реальность формулировки закона, на основании которых начинает твориться произвол, а затем из-за безнаказанности – вседозволенность и беззаконие.
Общеизвестно, что хроническое профессиональное заболевание связано с условиями труда на рабочем месте в целом, в среднем и не одномоментно, а вот острое профессиональное заболевание очень походит на несчастный случай. Это два разных явления, имеющих разные причины, и требующие различных критериев оценки.
Тем не менее, закон все сваливает в кучу: «профессиональное заболевание - хроническое или острое заболевание застрахованного, являющееся результатом воздействия на него вредного (вредных) производственного (производственных) фактора (факторов) и повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности и (или) его смерть». Здесь не указано место воздействия, оно может быть любым (!!!), но «по понятиям» оно трактуется как физическое рабочее место (как определенное данному работнику место в рабочей зоне). В результате, заболевание сварщика может быть признано профессиональным, а вот заболевание рядом стоявшего нормировщика – нет. И опять экономия чужих денег в своих интересах!
А что говорится о несчастном случае на производстве? Это «событие, в результате которого застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть». Если убрать выделенное нами курсивом, то еще можно согласиться, и то не совсем.
Для выявления смысла этого определения, выделим в нем основные смысловые части:
Несчастный случай на производстве - событие, в результате которого 
=(1) застрахованный 
=(2) получил увечье или иное повреждение здоровья
=(3) при исполнении им обязанностей по трудовому договору и в иных установленных настоящим Федеральным законом случаях, 
=(4) как на территории страхователя, так и за ее пределами либо во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем, 
=(5) и которое повлекло необходимость перевода застрахованного на другую работу, временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.
При этом (1), (2), (5) не вызывает сложности в определении, а вот (3) и (4) трактуются довольно произвольно.
Момент 4 в определении «несчастного случая на производстве» является важным критерием квалификации несчастного случая, поскольку указывает, что несчастные случаи, происшедшие  «… во время следования к месту работы или возвращения с места работы на транспорте, предоставленном страхователем» квалифицируются как «несчастный случай на производстве». По идее, нужно относить к ним все случаи передвижения, связанные с работой!!!
Еще более важна другая часть определения, которая говорит о том, что для квалификации «несчастного случая на производстве» несущественно конкретное место несчастного случая, и он может произойти «как на территории страхователя, так и за ее пределами», т.е. где угодно. Подчеркнем – где угодно!
Подчеркнем, что законодатель, учитывая невозможность подготовить исчерпывающий список всех возможных ситуаций (условий) при которых может произойти несчастный случай, счел все эти условия несущественными для квалификации «несчастного случая на производстве», резонно предположив, что выполнение работ в интересах страхователя и утрата профессиональной трудоспособности либо смерть пострадавшего застрахованного более, чем достаточно для квалификации «несчастного случая на производстве».
Наиболее сложным является вопрос, что такое «исполнение обязанностей по трудовому договору» в законе об обязательном социальном страховании?
Напомним, что Статья 227. «Несчастные случаи, подлежащие расследованию и учету» Трудового кодекса РФ, дает несколько иную трактовку несчастному случаю, чем закон о соцстрахе, и гласит: 
«Расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах.
И здесь, курсивом мы пометили важную фразу, которая говорит о том, что страхованию подвергают не всех!!! А на деле социальному страхованию должны подлежать все!!! В целом эта формулировка более реалистична, чем формулировка закона о социальном страховании.
Для уточнения всех деталей происшедшего процесс расследования законодателем возложен на комиссии страхователя, состав которой зависит от медицинской тяжести несчастного случая. 
Однозначного определения терминов «трудовые обязанности» и «трудовая функция» ни в Трудовом Кодексе РФ, ни законе №125-ФЗ об обязательном социальном страховании нет. Но такие термины используются в ст. 15, 56, 57 Трудового Кодекса РФ и в целом ряде законов и подзаконных актов. 
Определение термина «трудовая деятельность» присутствует лишь в одном законе – законе г. Москвы от 19.09.2001 г. «Об учете иностранной рабочей силы в городе Москве» в котором трудовая деятельность – это выполнение за плату работы по определенной специальности, квалификации или должности в соответствии с законодательством о труде, а также иная приносящая доход деятельность, осуществляемая физическим лицом...
В Приказе Минтруда России от 29.04.2013 г. N 170н «Об утверждении методических рекомендаций по разработке профессионального стандарта» содержится определение вида профессиональной деятельности - совокупность обобщенных трудовых функций, имеющих близкий характер, результаты и условия труда и содержатся определения:
обобщенная трудовая функция - совокупность связанных между собой трудовых функций, сложившаяся в результате разделения труда в конкретном производственном или (бизнес) процессе;
трудовая функция - система трудовых действий в рамках обобщенной трудовой функции;
трудовое действие - процесс взаимодействия работника с предметом труда, при котором достигается определенная задача».
Несмотря на нагромождение слов, эти определения ничтожны, ибо не разъясняют суть и смысл. Кто бы мог разъяснить, чем производственный процесс отличается от бизнес-процесса, что такое трудовое действие и т.п. Это просто типичный стиль всевластной бюрократии – напыщенный псевдозначимостью и бессмысленный по содержанию применения!
Другое определение дано в ГОСТ 12.0.002-2014. «ССБТ. Термины и определения» дано определение трудовой функции – это конкретная функция производственного процесса, выполнение которой необходимо работодателю на организованном им производстве, выполняемая в простом процессе труда работником. Здесь с позиции безопасности трудовая функция практически эквивалентна той совокупности рабочих операций, которые выполняет работник для выполнения производственной функции. Именно поэтому трудовая функция водителя директорской легковой автомашины отлична от трудовой функции водителя бензовоза, например. Более того, трудовая функция входит в трудовые обязанности, выполняемые по договору. 
Эти пояснения можно было бы продолжать, но нам кажется, что все это нуждается в прояснении и детализации в законе!!! Но пока не только закон глух к этой необходимости, но и его нормотворцы. Им и так хорошо, и они мечтают только о реализации главной цели профессиональных стандартов – изъятия из промышленности огромных средств от якобы независимой оценки квалификаций. Ни для чего другого профессиональные стандарты непригодны, да и не нужны. Жили мы без них, живут другие страны… и развиваются… а мы, средства, которые можно инвестировать в развитие, тратим в личных интересах горстки «проверяющих»… Проверять – не работать! Попробуйте сначала научить хоть одного человека! - Не хочется, то-то и оно, что не хочется, ибо требует и усилий, и умений… Это не дипломами и свидетельствами торговать через интернет…
Но вернемся к нашему изложению… 
Для того, чтобы расследование «страховых случаев» не превращалось в бюрократический фарс, нужно понять, ввести и закрепить в законодательстве понимание юридического рабочего места, а не только того физического места, которое находится в рабочей зоне. Без этого эксперты не поймут, что если застрахованный пострадал в туалете (поскользнулся и упал), или по пути туда/обратно – все это произошло на работе и связано с работой, и все эти действия связаны с нахождением пострадавшего 8-часовую рабочую смену у своего станка, стола и т.п. Или кто-то думает, что человек – робот? Да никто не думает, просто деньги людям дать не хотят… 
Итак, две точки определены четко: необходимость профилактики и социальной защиты (через страхование!!!). Что дальше?

No law without enforcement! – 
Нет закона без принуждения к правоприменению! 
(Один из лозунгов Международной организации труда).

Теперь настает проблема реализовать требования законодательства на практике. Заметим, что правоприменение законодательных и иных нормативных положений в охране труда всегда и везде требует постоянного разумного и настойчивого стимулирования. Стимулировать нужно всех: в первую очередь организаторов производства - нанимателей (именно они владеют производством и, по словам зарубежной науки, - рисками, и у которых есть ресурсы реальной защиты от воздействия ОиВПФ), наемный персонал (именно он травмируется по время своей работы), чиновников (именно они заняты регулированием всех процессов охраны труда).
Сегодня чиновники в нашей стране ничего не боятся и живут настолько хорошо, что жизнь страны, понимаемой ими как существование в качестве бездонной бочки для личного обогащения, вообще их не волнует. И дело не в том, в своей массе они некомпетентны профессионально, не в том, что все их телодвижения обусловлены личными интересами, а в том, что даже думать в правильном направлении они не хотят и не могут. Поэтому сегодня, чтобы государственные чиновники огромного бюрократического аппарата «не дремали», нужно усиливать роль профсоюзов и иных негосударственных общественных структур в сфере охраны труда. Это отдельная проблема и развивать ее здесь мы не будем.
Наемный персонал делает то, или должен делать то, что скажет организатор производства. И все мы знает, что там, где собственник и топ-менеджмент уделяют охране труда должное внимание, там она дает прекрасные результаты, а наемный персонал, ругая охрану труда и начальство, все выполняет и никак не травмируется (профзаболевания – это вообще отдельная песня). 
К несчастью, сегодня традиционное российское разгильдяйство крестьянина сочетается с настроениями апатии и безразличия, с твердой убежденностью трудящихся масс в том, что работать с отдачей сил и по правилам охраны труда бесполезно и даже зазорно («как вы нам платите, так мы вам и работаем»).
Все это предстоит «преодолевать» организатору производства. А оно ему нужно? Он о прибыли постоянно думает, да тут еще совершенно некстати экономический кризис и удушающие нас внешние санкции и собственная далекая от правильности внутренняя финансовая политика банков, тендеры и вымогаемые откаты. Но его можно «принудить к охране труда»!
Значит, главное, что остается – эффективное стимулирование деятельности организаторов производства. Это стимулирование может быть положительным (его просто нет!!! пока в нашей стране – напомним, что впервые гражданские права и ликвидация права публичной порки были получены нами при низложении самодержавия в Февральской революции всего 100 лет назад!), а может быть – карательным.
Положительное стимулирование деятельности организаторов производства должно быть направлено на регулирование тарифов социального страхования, возможности взять кредиты в банке и т.п. Об этом все знают, периодически говорят, но пока ничего не делают.
Наиболее существенное регулирование можно достичь через тарифы. Нельзя сказать, что это неясно или никак вообще не делается. Но, как и многое в нашей стране, оно лишь «обозначено». Есть увеличение тарифа на 40%, но с такими «безумными» критериями, что получить увеличение можно на автомате, а снять его будет невозможно. И есть распределение этой добавочной суммы от надбавок для скидок. Но их критерии еще смехотворнее. В результате скидки касаются единиц предприятий среди их сотен тысяч или миллионов. Поэтому скидки/надбавки как средства стимулирования и не работают в нашей стране. Работать могут только такие скидки/надбавки, которые затрагивают примерно по 20–30% всех страхователей, а не единицы. И для этого надо изменить методику их расчета и установления. Всего то! А затем эти реальные скидки и надбавки начнут реально работать, стимулируя организатора производства организовать и работу по охране труда должным образом.
Заметим, что возможность проверки работ по охране труда государственной инспекцией труда страшит многих, а потому целенаправленно или неосознанно Регулятор всеми последними «инновациями» превращает карательное стимулирование просто в хаотическое обирание подвернувшихся под руку и, конечно, всех крупных, а значит богатых, предприятий. Именно на это фактически направлен запрет по проверкам малого и среднего бизнеса (нищету не проверяем), риск-ориентированный подход в надзоре (рисков больше на крупных предприятиях (по количеству)) и т.п.
Но проверять нужно всех и никого не информировать о планах проверки! Проверка и штрафы должны висеть дамокловым мечом все время над организаторами производства!!! И государственную инспекцию труда надо не сокращать, а расширять… до тех пор, когда каждое предприятие может быть проверено хоть раз в году!!! И тогда будет порядок, а пока лишь – создающая видимость и не затрагивающая кардинально всю охрану труда всей экономики деятельность.
Крое того, для оценки действенности регулирования необходимо ввести широкий спектр показателей, а не трясти всюду и везде коэффициент частоты смертельного травматизма. Такие показатели были нами разработаны для Ханты-Мансийского автономного округа, а затем вошли в показатели вступающего с 1 января 2018 года в силу ГОСТ 12.0.230.3 – 2016 СУОТ «Оценка результативности и эффективности».
Педантичный читатель всегда может сказать – но малому и среднему бизнесу итак очень сложно выживать, его почти насмерть задушили кредитными ставками и акцизами, как быть? Да, этот бизнес нужно поддерживать, но не псевдопутем разворовывания выделенных на эту поддержку средств, а через систему оказания государственными бюджетными учреждениями образования (уже существующими, со строгой финансовой отчетностью), бесплатных, но обязательных (а не заявительных) для организаторов производства, процедур обучения персонала, создания инструкций, положений о СУОТ и т.п. Все это можно сделать, взамен бытующей профанации: «Полный курс профессионального обучения за один день! Удостоверение, диплом. Дистанционный центр №1 в РФ. Жми!».
Но если думать только о разворовывании бюджетных средств и создании аффилированных структур, то проще все это сделать так, как делается сегодня, и не заморачиваться с массовой поддержкой малого и среднего бизнеса. Пусть умирает! Мы-то с этого бизнеса по техническим причинам сложности сбора дани от чрезмерного количества даньщиков ничего не имели, не имеем и иметь не будем! Такова, видимо, логика нормотворцев.
И наконец, важнейшее стимулирование организаторов производства с помощьюсистемы обязательной сертификации организации работ по охране труда (СОРОТ или СУОТ,не принципиально). Реально все крупные предприятия сертифицируют свои системы поOHSAS 18001, вот-вот будет принят ISO 45001 – Системы управления охраной труда. На этотратятся огромные деньги, и все они уходят за границу. А своей Российской системы нет, ата, которая была, самим же Регулятором неизвестно зачем разрушена.
     И должен быть наведен порядок. Ведь всем ясно, что обещаемая в интернете сертификация за один день (документы вам привезем нарочным) за «три копейки» разрушает государственную власть и установленный законом порядок. Такого быть не должно. Аналогично, нужно навести порядок в сфере всех остальных услуг по охране труда, защитив серьезно работающие организации от «однодневок» публичного проституциирования.

Ключевое звено охраны труда – организатор производства

Но вот на верхних уровнях власти всё разрегулировали, всё расписали, теперь вся забота об организации охраны труда ложится на организатора производства. Как ему быть? Как и везде во всем мире – следовать стандартам организации управления охраной труда, там все есть.
Три главные мысли должны постоянно сопровождать организатора производства.
Первая мысль касается организации управления. Она известна и сочетает организационную структуру, без которой ничего нельзя сделать; процедуры функционирования (то, что и как нужно делать); и, наконец, документацию, которая говорит, что и как делать (устанавливает правила) и фиксирует что и когда и кем сделано! Если всё это есть, то и дела пойдут, особенно когда первый руководитель не прячется от охраны труда, а регулирует ее «сверху» не только формально, но и фактически.
Вторая мысль говорит о том, что вопросы охраны труда можно успешно решить, только вовлекая весь персонал в эту деятельность, только стимулируя у него стремление работать безопасно. Это требует от организатора производства (и его должностных лиц) с душевным трепетом относится к профсоюзам, а при их отсутствии целенаправленно выращивать адекватных представителей работников, создавая из них, при необходимости, определенные структуры типа совместного комитета (комиссии) по охране труда. При этом, практика показывает, что если по любому, особенно важному, поводу создавать комиссии и отлаживать их работу, реально консультироваться с работниками, то дела с охраной труда будут идти намного лучше, чем в отсутствии этих мероприятий. 
Третья мысль говорит о том, что весь персонал нужно постоянно учить работать безопасно: рабочих – выполнять рабочие операции, а руководителей – организовывать безопасное выполнение работ. Грамотный, квалифицированный, осмотрительный и разумно действующий опытный персонал – это огромный успех всего производства! И не надо на это деньги жалеть, ни со стороны организатора производства, ни со стороны государства.
К сожалению, все это делать с каждым годом будет все сложнее. Квалифицированных преподавателей практически нет, работники после школьных ЕГЭ, когда надо выбрать правильный ответ из совокупности предложенных, а не так, как в жизни, когда нужно быстро и без подсказок сообразить как надо делать, и без акцентирования – выбирай, разучился головой работать, обучить его чему то дельному вне стажировки и целевых инструктажей практически невозможно.
Сегодня помочь организатору производства обучать персонал на современном уровне может новая, детальная, продуманная и ориентированная на практику редакция межгосударственного стандарта ГОСТ 12.0.004–2015 «ССБТ. Организация обучения безопасности труда. Основные положения». Её и надо использовать, не дожидаясь планируемых нововведений Регулятора о централизованном дистанционном тестировании в подведомственных организациях. Нам хватит системы Ростехнадзора. 
Не вдаваясь в детали, обратим внимание читателей, что вышеназванный стандарт устанавливает основные виды и формы обучения и проверки знаний по безопасности труда работающих; распространяется на все юридические и физические лица, связанные с трудовой деятельностью, а также с обучением подрастающего поколения; расширяет виды и формы обучения, категории обучаемых лиц; представляет проверенные практикой научно обоснованные программы обучения безопасности труда.
Важно понимать, что центральным моментом обучения являются стажировки, инструктажи и тренинги персонала. Все они производятся на предприятиях без отрыва от производства. 
Обучение проходит непосредственно у организатора производства, который выступает и организатором обучения. Оно может проходить и в обучающих организациях. Оно может проходить в форме проверки знаний; в виде специального обучения безопасным методам и приемам выполнения работ; в виде специального обучения приемам оказания первой помощи пострадавшим. Для специалистов целесообразно проводить обучение в форме отдельного курса обучения с итоговой проверкой знаний.
Очень часто все изменения в нормативной документации выдают за божественное откровение. Нет, это все известно давным-давно, но не делается, ибо делать ничего не хочется. Советский управленец думал преимущественно о выполнении директив выполнении плана, российский менеджер – как ему начальство ублажить и денег в личный карман «натрусить» - вот и все нехитрые заботы. Но если первый еще думал об общенародных интересах (во всяком случае его к этому призывали), то у второго нет ни народа, ни государство – детей он учит за рубежом, домик строит за рубежом, деньги хранит за рубежом… А здесь – в России – лишь соблюдение формальных обязанностей с выхолощенным содержанием…

Важнейшие процедуры корпоративного управления охраной труда

Известно, что одни процедуры корпоративной организации работ по охране труда являются критическими, очень важными, другие носят более второстепенный характер.
К важнейшим (помимо вышеназванных) относят:
распределение обязанностей работодателя в сфере охраны труда между работниками - должностными лицами работодателя);
идентификацию опасностей и оценку риска воздействия;
мониторинг условий труда и здоровья работающих;
управление рисками воздействия с помощью мероприятий охраны труда, включая выдачу средств индивидуальной защиты;
управление безопасным выполнением работ подрядчиками и субподрядчиками;
оперативную проверку – контроль - функционирования процедур.
В целом они существуют, известны, но требуют огромной нормотворческой работы по «вычищению блох» - по приведению терминов и стиля изложения и содержания требований в единую системную непротиворечивую нормативную документацию.
Ограниченный объем настоящей статьи не позволяет выявить все несуразности, да, впрочем, читатель и сам все знает на практике… Шаг вперед, два шага назад… Быстро только цены растут …

Заключение

Несмотря на сложную ситуацию в охране труда, все дальше уводимую Регулятором со скоростной трассы мирового прогресса в глушь и топь российского бюрократического произвола, мы верим, что и мы можем иметь такую охрану труда, которая надежно защищает трудящихся в развитых странах от утраты трудоспособности, инвалидности и преждевременной смертности.
Главное – желание, а умений нам, особенно в среднем и низших звеньях управления, не занимать! Лишь бы не мешали.
-   - -  - -  -  - - -  - -  -   - -   -
После написанного (Post scriptum) – всем тем, кто хотел бы расширить свое понимание происходящего в охране труда и должного в ней, советуем почитать нижеприведенную литературу.

Литература:
1. Alli, Benjamin O. Fundamental principles of occupational health and safety. – Geneva, ILO, 2001 – 154 p.
2. Энциклопедия по безопасности и гигиене труда. В 4-х томах.– 4-е изд. – МОТ–Женева; М., 2001–2002. – Т.1 – 1279 с.; Т.2 – 925 с.; Т.3 – 1311 с.; Т.4 – 712 с.
3. Безопасность, охрана здоровья и условия труда / Учебное пособие. – Стокгольм – Женева, Совместная комиссия работодателей и профсоюзов Швеции по вопросам охраны труда – Международная организация труда (МОТ) / Адаптированное российское издание – Москва–Санкт-Петербург–Пермь: Международная организация труда (МОТ), 2007. – 160 с.
4. Файнбург Г.З. Основы организации управления профессиональными рисками. Серия: Управление профессиональными рисками. Вып. 1. – Изд. 2-е, испр. и дополн. – Перм. гос. техн. ун-т. – Пермь, 2007.
5. Файнбург Г.З. Системы управления охраной труда: Практический комментарий к Руководству МОТ-СУОТ 2001 (ILO-OSH 2001) / Серия: Управление охраной труда. Вып. 4. – Перм. гос. техн. ун-т. – Пермь, 2003. – 114 с.
6. Файнбург Г.З. Организация создания и обеспечение функционирования системы управления охраной труда: практическое пособие для работодателя. – Изд-во Перм. нац. исслед. политехн. ун-та. – Пермь, 2017. – 250 с.
7. ГОСТ 12.0.230-2007. Межгосударственный стандарт. ССБТ Системы управления охраной труда. Общие требования. ILO-OSH 2001 «Guidelines on occupation safety and health management systems» (IDT [идентичен]).
8. ГОСТ 12.0.230.1-2015 Система стандартов безопасности труда. Системы управления охраной труда. Руководство по применению ГОСТ 12.0.230-2007
9.ГОСТ 12.0.230.2-2015 Система стандартов безопасности труда. Системы управления охраной труда. Оценка соответствия. Требования
10.ГОСТ 12.0.230.3-2016 Система стандартов безопасности труда. Системы управления охраной труда. Оценка результативности и эффективности
11.ГОСТ 12.0.230.4-2018 Система стандартов безопасности труда. Системы управления охраной труда. Методы идентификации опасностей на различных этапах выполнения работ (проект МТК-251)
12.ГОСТ 12.0.230.5-2018 Система стандартов безопасности труда. Системы управления охраной труда. Методы оценки риска для обеспечения безопасности выполнения работ (проект МТК-251)
13.ГОСТ 12.0.230.6-2018 Система стандартов безопасности труда. Системы управления охраной труда. Обеспечение совместимости системы управления охраной труда с другими системами управления (проект МТК-251)
14.ГОСТ Р 54934–2012/OHSAS 18001:2007. Системы менеджмента безопасности труда и охраны здоровья. Требования
15. Руководство по системам управления охраной труда. МОТ-СУОТ 2001. – / Официальное издание Международной организации труда на русском языке – Женева, 2003. / Guidelines on Occupational Safety and Health Systems. ILO-OSH 2001. – Женева, 2001
16.ГОСТ 12.0.002-2014 Система стандартов безопасности труда. Термины и определения
17.ГОСТ 12.0.003-2015. Система стандартов безопасности труда. Опасные и вредные производственные факторы. Классификация
18.ГОСТ 12.0.004-2015 Система стандартов безопасности труда. Организация обучения безопасности труда. Общие положения
19.ГОСТ 12.0.005-2014 Межгосударственный стандарт. Система стандартов безопасности труда. Метрологическое обеспечение в области безопасности труда
20.ГОСТ 12.3.002-2014 Межгосударственный стандарт. Система стандартов безопасности труда. Процессы производственные. Общие требования безопасности