С. А. Сюрин Профессиональные риски здоровью женщин-работниц предприятий в Арктической зоне России

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №4, 2019

УДК: 613.614.2

Профессиональные риски здоровью женщин-работниц предприятий

в арктической зоне России

 

С.А. Сюрин,

доктор медицинских наук, главный научный сотрудник ФБУН «Северо-Западный научный центр гигиены и общественного здоровья» Роспотребнадзора,

г. Санкт-Петербург

e-mail: kkola.reslab@mail.ru

Аннотация

Цель исследования заключалась в изучении особенностей условий труда и профессиональной патологии женщин-работниц предприятий в Арктической зоне России. 

Материалы и методы. Изучены данные социально-гигиенического мониторинга по разделу «Условия труда и профессиональная заболеваемость» населения Арктической зоны России в 2007-2018 годах. 

Результаты исследования. Установлено, что женщины, имеющие вредные условия труда, составляют 20,6% всех работников предприятий в Арктике и у них выявляется 7,8% случаев профессиональных заболеваний. Главными вредными производственными факторами, вызывавшими возникновение у женщин-работниц профессиональной патологии, были тяжесть трудового процесса (54,5%) и химические вещества всех классов опасности (24,0%). В 2007-2018 годах ежегодное число впервые выявленных профессиональных заболеваний у женщин колебалось от 31 (2012 г.) до 82 (2017 г.) случаев и не имело тенденции к снижению. Риски формирования профессиональной патологии у женщин в 2007 и 2018 годах существенно не отличались: ОР=1,05; ДИ 0,71-1,56.

Заключение. Для уменьшения риска развития профессиональной патологии у работниц предприятий в Арктике необходимо, прежде всего, снижение тяжести трудовых процессов и экспозиции к химическим факторам, а также совершенствование комплекса медицинских мероприятий, направленных на сохранение здоровья работающих женщин.

Ключевые слова: условия труда; профессиональная патология; женщины-работницы; промышленные предприятия; Арктика.

Occupational health risks to female industrial workers in the Russian arctic

S.A. Syurin,

Northwest Public Health Research Center, 191036, St-Petersburg, Russia

Abstract

The purpose of the study was to investigate the characteristics of working conditions and occupational pathology of industrial female workers in the Russian Arctic.

Materials and methods. The data of socio-hygienic monitoring in the section “Working conditions and occupational morbidity” of the population of the Arctic zone of Russia in 2007-2018 were studied.

The results of the study. It has been established that women with harmful working conditions make up 20.6% of all enterprise workers in the Arctic and 7.8% of cases of occupational diseases are detected in them. The main harmful production factors causing occupational pathology among women workers were the severity of the labor process (54.5%) and chemicals of all hazard classes (24.0%). In 2007-2018, the annual number of newly diagnosed occupational diseases in women ranged from 31 (2012) to 82 (2017) cases and did not tend to decrease. The risks of the occupational pathology formation in women in 2007 and 2018 did not differ significantly: RR = 1.05; CI 0.71-1.56.

Conclusion. To reduce the risk of occupational pathology among women workers at enterprises in the Arctic, it is necessary, first of all, to reduce the levels of exposure to increased severity of labor and chemical factors, as well as to improve the range of medical measures aimed at maintaining the health of working women.

Key words: working conditions; occupational pathology; female workers; industrial enterprises; Arctic.

 

Введение

Охрана труда женщин  – важная часть обеспечения безопасности труда всех работников в России [1, 2]. Трудовое законодательство России предусматривает ряд ограничений по применению труда женщин на работах с вредными и (или) опасными условиями труда [3, 4]. Установлены виды работ и профессий, на которые работодатель не имеет права принимать лиц женского пола [5]. Обусловлено это тем, что вследствие функциональных особенностей организма, на этих работах женщины не могут эффективно трудиться без негативных последствий для здоровья, и, прежде всего, репродуктивного здоровья [6, 7].  С 1974 года перечень включает 456 видов работ, которые не могут выполнять женщины. Однако в 2019 году Министерством труда и социальной защиты Российской Федерации предложено сократить этот список до 98 видов работ. Предполагается, что обновленное постановление начнет действовать с 1 января 2021 г. [8].

В Российской Арктике создана мощная промышленность, поэтому масштабы хозяйственной деятельности здесь значительно превосходят показатели других полярных стран. Ведущее место в структуре экономики Арктической зоны занимает добыча и переработка природных ресурсов: нефти и газа, металлических и неметаллических руд, древесины, рыбы и др. Известно, что сочетание суровых природно-климатических условий Арктических районов с вредными условиями труда снижает устойчивость организма к их действию, ускоряет формирование многих профессиональных заболеваний [9, 10]. 

Несмотря на существующие ограничения на применение женского труда в условиях воздействия вредных производственных факторов, значительное число представительниц «слабого пола» заняты в Арктической зоне России в переработке рудного сырья, металлургии (особенно в электролизном производстве никеля и меди), деревообработке, строительстве, вспомогательных работах в добывающей промышленности [11, 12, 13, 14]. Вследствие этого доля женщин среди всех работников, у которых были выявлены профессиональные заболевания, составила при электролизном переделе никеля 48,6%, при электролизном переделе меди – 33,3%, при обогащении апатит-нефелиновой руды - 25,9%, при пирометаллургическом переделе никеля и меди - 6,7-15,4% [15, 16]. Следует отметить, что у женщин в России в 47,45% случаях профессиональные заболевания приводят к утрате трудоспособности [17], хотя их число в последние годы постепенно уменьшается [18].

В «Основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 года и дальнейшую перспективу» [19] определена задача достижения надежного функционирования систем жизнеобеспечения и производственной деятельности в условиях Арктики. Частью этой задачи является изучение влияния на организм человека вредных производственных факторов для разработки комплекса мероприятий, направленных на сохранение здоровья и трудоспособности населения Арктики.

Цель исследования заключалась в изучении особенностей условий труда и профессиональной патологии женщин-работниц предприятий в Арктической зоне России.

Материалы и методы. Изучены данные социально-гигиенического мониторинга по разделу «Условия труда и профессиональная заболеваемость» населения Арктической зоны России в 2007-2018 годах. Сведения предоставлены ФБУЗ «Федеральный центр гигиены и эпидемиологии» Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, г. Москва.

Статистическая обработка результатов исследований проведена с помощью программного обеспечения Microsoft Excel 2010 и Epi Info, v. 6.04d. Определялись t-критерий Стьюдента для независимых выборок, критерий согласия χ2, относительный риск (ОР) и 95% доверительный интервал (ДИ). Числовые данные представлены как среднее арифметическое и стандартная ошибка (M±m). Различия показателей считались статистически значимыми при р< 0,05.

Результаты исследования. Выполненная оценка условий труда показала, что в среднем в 2007-2018 годах 49,2% женщин имели контакт с вредными производственными факторами. Среди всех работников предприятий (мужчин и женщин) доля женщин с вредными условиями труда составила 20,6%. Из спектра вредных производственных факторов женщины-работницы чаще всего подвергались воздействию неионизирующих электромагнитных полей и излучений (18,5% всех случаев экспозиции к вредным факторам), повышенной напряженности трудового процесса (16,0%), химических факторов (10,2%), шуму (9,8%), биологических факторов (5,3%) и повышенной тяжести трудового процесса (5,1%). У 23,3% работниц отмечалась экспозиция к нескольким вредным производственным факторам (табл. 1). Доля женщин наиболее велика у лиц (мужчин и женщин), имеющих контакт с неионизирующими электромагнитными полями и излучениями (67,1%), химическими факторами (44,8%), ионизирующим излучением (38,5%), а также работающих в условиях повышенной напряженности трудового процесса (50,9%) и недостаточной освещенности (46,1%). Напротив, доля женщин незначительна среди работников, имеющих контакт с общей и локальной вибрацией (6,6% и 11,2%), инфразвуком (10,1%), шумом (15,9%), а также имеющих повышенную тяжесть трудового процесса (18,7%).

За двенадцатилетний период общее число женщин, экспонированных к вредным и опасным условиям труда, уменьшилось на более чем 19 тысяч человек. В 2007 году, по сравнению с 2018 годом, был более высоким риск возникновения экспозиции к химическим факторам (ОР=1,59; ДИ 1,55-1,63; χ2=1376,8; р<0,001), шуму (ОР=1,27; ДИ 1,45-1,53; χ2=821,4; р<0,001), общей вибрации (ОР=1,15; ДИ 1,07-1,23; χ2=15,7; р=0,00007), ионизирующему излучению (ОР=1,79; ДИ 1,58-2,03; χ2=87,1; р<0,001), биологическим факторам (ОР=1,42; ДИ 1,37-1,48; χ2=350,6; р<0,001), повышенной напряженности труда (ОР=1,62; ДИ 1,58-1,65; χ2=1927,1; р<0,001. В то же время в 2018 году, по сравнению с 2007 годом, возникал повышенный риск воздействия неионизирующих электромагнитных полей и излучений (ОР=1,74; ДИ 1,71-1,78; χ2=4031,9; р<0,001), фиброгенных аэрозолей (ОР=1,12; ДИ 1,07-1,16; χ2=23,9; р=0,000001), локальной вибрации (ОР=1,90; ДИ 1,71-2,11; χ2=143,0; р<0,001), неблагоприятных параметров освещенности (ОР=2,18; ДИ 2,09-2,28; χ2=1337,6; р<0,001) и микроклимата (ОР=1,93; ДИ 1,85-2,01; χ2=1041,8; р<0,001) рабочих мест. Существенно не менялся риск экспозиции к сочетанному действию вредных факторов (ОР=0,97; ДИ 0,96-0,99; χ2=1,24; р=0,265) и повышенной тяжести труда (ОР=0,99; ДИ 0,96-1,03; χ2=0,15; р=0,697).

Таблица 1

Экспозиция женщин-работниц предприятий в Арктике к вредным производственным факторам в 2007-2018 годах (абс., %)

Вредный производственный фактор

Год

Средний

показатель

2007

2010

2012

2015

2018

Аэрозоли фиброгенного действия

4006 (2,9%)

3038 (2,5%)

3052 (2,8%)

2657 (2,5%)

3804 (3,3%)

3311,4 (2,9%)

Химические факторы

17049 (12,5%)

12593 (10,6%)

10873 (10,1%)

10047 (9,4%)

8720 (7,5%)

11856,4 (10,2%)

Тяжесть трудового процесса

6448 (4,7%)

6233 (5,2%)

6199 (5,7%)

5167 (4,8%)

5432 (4,7%)

5895,8 (5,1%)

Напряженность трудового процесса

21862 (16,0%)

20522 (17,2%)

17871 (16,5%)

21478 (20,1%)

10807 (9,3%)

1858,0 (16,0%)

Биологические факторы

7184 (5,3%)

7495 (6,3%)

6456 (6,0%)

5402 (5,1%)

4215 (3,6%)

6150,4 (5,3%)

Сочетанное действие

39481 (28,9%)

22621 (19,0%)

21475 (19,9%)

19153 (17,9%)

32331 (27,9%)

27012,2 (23,3%)

Шум

13271 (9,7%)

12906 (10,8%)

12020 (11,1%)

11082 (10,4%)

7327 (6,3%)

11321,2 (9,8%)

Инфразвук

37 (0,03%)

43 (0,04%)

969 (0,9%)

422 (0,4%)

417

(0,4%)

377,6 (0,3%)

Вибрация общая

1930 (1,4%)

1436 (1,2%)

1733 (1,6%)

1568 (1,5%)

1425

(1,2%)

1618,4 (1,4%)

Вибрация локальная

542 (0,4%)

694 (0,6%)

506 (0,5%)

761 (0,7%)

876 (0,8%)

675,8 (0,6%)

Неионизирующие электромагнитные поля и излучение

17306

(12,7%)

20585 (17,3%)

19935 (18,4%)

21002 (19,7%)

28298 (24,4%)

21425,2 (18,5%)

Ионизирующее излучение

774 (0,6%)

1079 (0,9%)

937 (0,9%)

908 (0,8%)

366 (0,3%)

812,8 (0,7%)

Освещенность

3068 (2,2%)

4891 (4,1%)

2900 (2,7%)

3994 (3,7%)

5843 (5,0%)

4139,2 (3,6%)

Микроклимат

3585 (2,6%)

5081 (4,4%)

3190 (3,0%)

3237 (3,0%)

6013 (5,2%)

4221,2 (3,6%)

Всего:

136543

119217

108116

106878

115874

117325,6

 

В 2007-2018 годах почти половина всех женщин-работниц была трудоустроена на предприятиях первой группы санитарно-эпидемиологического благополучия с удовлетворительными условиями труда. У 40,3% отмечались неудовлетворительные (вторая группа санитарно-эпидемиологического благополучия) и у 10,9% – крайне неудовлетворительные (третья группа санитарно-эпидемиологического благополучия) условия труда. В течение 2007-2018 годов произошли существенные изменения числа работниц, занятых на объектах трех групп санитарно-эпидемиологического благополучия. На объектах первой группы с удовлетворительными условиями труда и второй группы с неудовлетворительными условиями труда абсолютное число работающих лиц снизилось, но их доля в структуре всех работниц увеличилась (p<0,001). На объектах третьей группы с крайне неудовлетворительными условиями труда произошло снижение (p<0,001) как абсолютного, так и относительного числа работниц (табл. 2). Таким образом, в условиях труда женщин на предприятиях в Арктике в 2007-2018 годах отмечались как положительные, так и негативные изменения. Какие из них являются более значимыми, в настоящее время утверждать не представляется возможным.

Таблица 2

Число работающих женщин на объектах трех типов санитарно-эпидемиологического благополучия в Арктике в 2007-2017 годах (абс., %)

Группа

Год

Средний показатель

2007

2010

2012

2015

2018

Первая

 

131257 (47,1%)

117484 (48,0%)

115184 (47,0%)

108660 (52,2%)

108729 (50,7%)

116262,8 (48,8%)

Вторая

 

110037 (39,4%)

99153 (40,5%)

100232 (40,9%)

79554 (38,2%)

91746 (40,1%)

96144,4 (40,3%)

Третья

 

37721 (13,5%)

28182

(11,5%)

29779 (12,1%)

20052 (9,6%)

14060 (6,6%)

25958,8 (10,9%)

Всего

279015

244819

245195

208266

214535

238366,0

 

В Арктической зоне России в 2007-2018 годах было впервые зарегистрировано 670 профессиональных заболеваний (7,8% их общего числа) у 508 женщин, средний возраст которых составлял 51,8±0,3 лет, а трудовой стаж – 23,6±0,4 лет. Среди заболевших лиц доля женщин была 7,4%, тогда как мужчин – 92,6%.

Абсолютное большинство (94,0%) случаев профессиональной патологии выявлялись в Мурманской области (330 случая), арктических районах Архангельской области (193 случаев) и Республики Коми (107 случаев). Существенное влияние на формирование профессиональных заболеваний оказывал вид экономической деятельности заболевших лиц. Так, у работниц металлургической промышленности было установлено 181 (27,0%) заболеваний, горнодобывающей промышленности - 165 (24,6%), деревообрабатывающей промышленности и производства изделий из дерева – 142 (21,2%), строительства - 61 (9,1%), здравоохранения – 48 (7,2%) заболеваний. На предприятиях других видов экономической деятельности (производство и распределение электроэнергии, образование, транспорт, пищевая промышленность, сельское хозяйство и другие) среди женщин выявлялись только единичные случаи профессиональной патологии. В число профессий, наиболее часто связанных с развитием заболеваний, вошли машинист крана (72 случая), оператор установок и линий обработки пиломатериалов (57 случаев), машинист конвейера (47 случаев), электролизник водных растворов (36 случаев), контролер деревообрабатывающего производства (25 случаев), станочник-распиловщик (24 случая), аппаратчик-гидрометаллург (22 случая). Всего профессиональная патология выявлялась у представителей 74 профессий.

Наибольшее число профессиональных заболеваний у женщин возникало при условиях труда класса вредности 3.2 (304 случая или 45,4%). При условиях труда класса вредности 3.1 было выявлено 137 (20,4%), класса 3.3 - 130 (19,4%), класса 3.4 - 46 (6,9%), опасных условиях - 34 (5,1%) и допустимых условиях – 19 (2,8%) случаев профессиональной патологии. Главными вредными производственными факторами, вызывавшими возникновение у женщин-работниц профессиональной патологии, были тяжесть трудового процесса и химические факторы (вещества опасные для развития острого отравления и четырех классов опасности, аллергены). Меньшее значение имели аэрозоли преимущественно фиброгенного действия, шум, биологические факторы, общая и локальная вибрация. Следует отметить, что наиболее распространенные вредные производственные факторы, воздействию которых подвергались работницы (неионизирующие электромагнитные поля и излучение, напряженность труда) и вредные факторы, которые вызывали развитие профессиональной патологии (тяжесть труда, химические факторы) не совпадали. Основными технологическими обстоятельствами, приводившими к экспозиции работниц к повышенным уровням вредных производственных факторов, были несовершенство технологических процессов, конструктивные недостатки машин и другого оборудования, а также несовершенство рабочих мест и санитарно-технических установок. Остальные технологические обстоятельства существенной роли в развитии профессиональной патологии не играли, так как на их долю приходилось только 17 (2,5%) заболевания (табл. 3). Обстоятельства, обусловленные так называемым «человеческим фактором» (нарушение установленного режима труда и отдыха, отсутствие или неприменение средств индивидуальной защиты, нарушение правил техники безопасности), признавались значимыми в развитии только в 9 (1,3%) заболеваний.

Таблица 3

Характеристика производственных условий, вызывающих развитие профессиональной патологии у женщин-работниц предприятий в Арктике в 2007-2018 гг.

Показатель

Профессиональные болезни (случаи)

Факторы, вызывающие профессиональные болезни

 

Тяжесть трудового процесса

365 (54,5%)

Химический фактор (вещества всех классов опасности, аллергены)

161 (24,0%)

Аэрозоли преимущественно фиброгенного действия

53 (7,9%)

Шум

46 (6,9%)

Биологический фактор

22 (3,3%)

Вибрация общая

11 (1,6%)

Вибрация локальная

7 (1,0%)

Прочие

5 (0,8%)

Обстоятельства, определяющие развитие профессиональных болезней

 

Несовершенство технологических процессов

353 (52,7%)

Конструктивные недостатки машин, механизмов, оборудования, приспособлений и инструментов

174 (26,0%)

Несовершенство рабочих мест

64 (9,6%)

Несовершенство санитарно-технических установок

41 (6,1%)

Контакт с инфекционным агентом

15 (2,2%)

Нарушение установленного режима труда и отдыха

3 (0,4)

Несовершенство средств индивидуальной защиты

3 (0,4%)

Прочие

17 (2,5%)

 

Из 670 нарушений здоровья профессиональной этиологии, выявленных в 2007-2018 годах, было установлено 645 профессиональных заболевания (все имели хроническое течение), 2 острых отравления (двуокисью углерода) и 23 хронических отравлений (металлы и их соединения, вещества раздражающего действия). Наиболее распространенные профессиональные заболевания (табл. 4) были представлены патологией костно-мышечной (миофиброз предплечий, радикулопатия) и нервной (моно-полинейропатия) систем, органов дыхания (хронический бронхит, бронхиальная астма) и уха (нейросенсорная тугоухость).

Таблица 4

Наиболее распространенные профессиональные болезни

у женщин-работниц предприятий в Арктике в 2007-2018 годах

 

Профессиональные болезни

Число случаев

Миофиброз предплечий

142 (21,2%)

Радикулопатия

92 (13,7%)

Хронический бронхит

90 (13,4%)

Моно-полинейропатия

81 (12,1%)

Бронхиальная астма

61 (9,1%)

Нейросенсорная тугоухость

46 (6,9%)

 

Ежегодное число впервые выявленных случаев профессиональной патологии колебалось от 31 (2012 г.) до 82 (2017 г.). Резкие изменения количества диагностируемых заболеваний в течение одного года (снижение с 63 до 31 случая в 2012 году и с 82 до 43 случаев в 2018 году, а также двукратное увеличение с 40 до 82 случаев в 2017 году) не были обусловлены предшествующими ухудшениями или улучшениями условий труда. В целом за двенадцать лет изменения уровня профессиональной заболеваемости у женщин были незначительными (о чем свидетельствует горизонтальная линия тренда), в то время как в арктической зоне при оценке всех случаев заболеваний отмечалась выраженная тенденция к росту (нарастающая линия тренда). Динамика показателей профессиональной заболеваемости женщин в Арктике и в целом в России была близкой, но без их снижения в последние пять лет. Разнонаправленные изменения числа всех ежегодно выявляемых заболеваний в Арктике, с одной стороны, и только у женщин, с другой, отмечались в 2009 и 2012 годах, когда при увеличении общего количества заболеваний их число у женщин снижалось. Также не удалось установить причинно-следственных связей этих изменений с улучшением условий труда. Риск формирования профессиональной патологии у женщин в 2007 и 2018 годах существенно не отличался: ОР=1,05; ДИ 0,71-1,56; χ2=0,07; р=0,789 (рис.).

Рисунок. Профессиональная заболеваемость в Арктической зоне России (все случаи и у женщин) и в России (на 10000 работников) в 2007-2018 годах.

 

Обсуждение результатов. Проведенное исследование показывает, что в 2007-2018 годах женщины, имевшие вредные условия труда, составили 20,6% работников предприятий Арктической зоны России. Этот показатель оказался существенно меньше, чем в других регионах страны, например, в Ленинградской области (43,2%) [20]. Наиболее распространенными вредными производственными факторами были неионизирующие электромагнитные поля и излучения (18,5%) и напряженность труда (16,0%), воздействие которых, однако, не приводило к развитию профессиональной патологии. Их возникновение было обусловлено, прежде всего, тяжестью труда (54,5%) и химическими факторами (24,0%), доля которых в спектре вредных факторов составляла только 5,1% и 10,2% соответственно.

В связи с тем, что исследование выполнялось в арктической зоне страны, логичным было ожидать существенного влияния неблагоприятного (охлаждающего) микроклимата рабочих мест на развитие профессиональных заболеваний [22, 23]. Убедительно доказано, что переохлаждение вызывает снижение физической и умственной работоспособности, повышение риска производственных травм, развитие нарушений опорно-двигательного аппарата, кардиореспираторной системы и другой патологии [10, 13, 23]. В структуре вредных производственных факторов работниц предприятий доля неблагоприятного микроклимата составила 3,6% и только в одном случае (0,15%) была установлена связь между возникновением профессиональной патологии и действием этого фактора. Вероятно, при оценке возможных этиологических факторов профессиональных заболеваний имеет место неполный учет степени влияния холода на организм работника, обусловленный особенностями методологии специальной оценки условий труда (аттестации рабочих мест).

В числе лиц с впервые выявленной профессиональной патологией женщин было только 7,4%, что существенно ниже, чем в России в целом (14,4%) или в таких регионах как Самарская (29,1%) и Ленинградская (43,2%) области [18, 20, 24]. Значительное различие в числе экспонированных (30,5%) и заболевших профессиональными заболеваниями женщин (7,4%) можно объяснить меньшей интенсивностью воздействия вредных производственных факторов на рабочих местах женщин по сравнению с мужчинами. Преимущественное возникновение профессиональных заболеваний у работниц горно-металлургических и деревообрабатывающих предприятий отражает специфику структуры промышленности арктического региона. Также этим можно объяснить и то, что наиболее подверженные развитию профессиональной патологии профессии (машинист крана, дояр, медицинская сестра) и наиболее распространенные нозологические формы заболеваний (нейросенсорная тугоухость, моно-полинейропатия, бронхиальная астма) в России и в Арктике существенно отличаются [17, 25]. Важно отметить, что в отличие от России в целом, у женщин в Арктической зоне страны в 2014-2018 годах не отмечалась тенденция к снижению показателей профессиональной заболеваемости. Но, с другой стороны, не было и их роста, как это наблюдалось в отношении всех случаев профессиональной патологии в Арктике.

В настоящее время женщины заняты во многих отраслях экономики с вредными условиями труда. Состояние их здоровья вызывает озабоченность в связи с воздействием повышенной тяжести труда, производственных аллергенов, вибрации и шума, других факторов [2, 26, 27, 28, 29]. При этом низкое абсолютное число болезней у женщин-работниц не всегда отражает истинное состояние профессиональной заболеваемости, которое по относительным показателям может превышать уровень у мужчин [30]. Нередко женщины выполняют работы в специфических производственных условиях, в которых почти не применяется мужской труд, что затрудняет изучение сравнительного действия вредных производственных факторов на женский и мужской организм [31]. Особое значение вопросы охраны здоровья женщин приобретают после принятия решения о резком сокращении числа недоступных для женщин профессий, связанных с вредными условиями труда. В данном случае медицинские аспекты проблемы уступают место социальным, когда ограничения на ряд профессий рассматриваются только как проявления дискриминации женщин, как препятствие их полноценному участию, наравне с мужчинами, в жизни современного общества [31].

Учитывая вышеприведенные факты, представляется целесообразным массовый допуск женщин в новые для них профессии осуществлять только после получения данных научных исследований об их безопасности для женского организма.

Заключение. В Арктической зоне России в 2007-2018 годах женщины, имевшие вредные условия труда, составили 20,6% всех работников предприятий в Арктике и у них было выявлено 7,8% случаев профессиональных заболеваний. В отличие от России в целом, в Арктической зоне страны отсутствует тенденция к снижению показателей профессиональной заболеваемости у женщин. Для уменьшения риска развития профессиональной патологии необходимы улучшение условий труда женщин, прежде всего за счет снижения воздействия повышенной тяжести труда и химических факторов, а также разработка комплекса мероприятий по сохранению здоровья женщин, которые будут заняты в ранее недоступных для них профессиях.

 

Список литературы

1. Горский А.A., Почтарева Е.С., Пилишенко В.А., Куркин Д.П., Глушкова Н.Ю.О состоянии условий труда и профессиональной заболеваемости работников в Российской Федерации. Здоровье населения и среда обитания. 2014; 2(251): 8-11.

2. Попова А.Ю. Состояние условий труда и профессиональная заболеваемость в Российской Федерации. Медицина труда и экология человека. 2015; 3: 7-13.

3. Федеральный закон "Об основах охраны труда в Российской Федерации" от 17.07.1999 № 181-ФЗ (последняя редакция). Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_1983/ (дата обращения: 11.09.2019).

4. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (ред. от 02.08.2019). Режим доступа:  http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34683/ (дата обращения: 11.09.2019).

5. Постановление Правительства РФ от 25 февраля 2000 г. № 162 "Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин". Режим доступа: http://base.garant.ru/181761/#ixzz5xKb7aV8d (дата обращения: 11.09.2019).

6. Сивочалова О.В., Фесенко М.А., Голованева Г.В. Репродуктивные нарушения при воздействии вредных факторов. Медицина труда и промышленная экология. 2008; 6: 65-69. 

7. Бабанов С.А.Агаркова И.А.Липатов И.С.Тезиков Ю.В. Профессиональные поражения репродуктивной системы. РМЖ «Медицинское обозрение» №17 от 22.07.2013.https://www.rmj.ru/articles/ginekologiya (дата обращения: 11.09.2019).

8. Приказ Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 18.07.2019 № 512н "Об утверждении перечня производств, работ и должностей с вредными и (или) опасными условиями труда, на которых ограничивается применение труда женщин". URL: http://publication.pravo.gov.ru/Document/View (дата обращения: 11.10.2019).

9. Измеров Н.Ф. Проблемы медицины труда на Крайнем Севере. Медицина труда и промышленная экология. 1996; 5: 1-4.

10. Салтыкова М.М., Бобровницкий И.П., Яковлев М.Ю., Банченко А.Д., Нагорнев С.Н. Новый подход к анализу влияния погодных условий на организм человека. Гигиена и санитария. 2019; 11: 1038-1042.

11. Рочева И.И., Лештаева Н.Р. Условия труда и состояние здоровья работниц на предприятиях никелевого производства Кольского Заполярья. Экология человека. 2008; 10: 47-49.

12. Syurin S.A., Tarnovskaya Ye.V. Specific features of respiratory pathology in female nickel electrolysis production workers. Barents Newsletter on Occupational Health and Safety: Wоmen and Work. 2010; 13(1): 20-21.

13. Чащин В.П., Сюрин С.А., Гудков А.Б., Попова О.Н., Воронин А.Ю. Воздействие промышленных загрязнений атмосферного воздуха на организм работников, выполняющих трудовые операции на открытом воздухе в условиях холода. Медицина труда и промышленная экология. 2014; 9: 20–26.

14. Соколова Л.А., Теддер Ю.Р., Драчева А.А. Здоровье работающих в лесопильно-деревообрабатывающей промышленности. Экология человека. 2005; 6; 44-47.

15. Сюрин С.А., Гущин И.В., Никанов А.Н. Профессиональная патология работников различных производств медно-никелевой промышленности Крайнего Севера. Экология человека. 2012; 6: 8-12.

16. Сюрин С.А., Чащин В.П., Шилов В.В. Профессиональные риски здоровью при добыче и переработке апатит-нефелиновых руд в Кольском Заполярье. Экология человека.2015; 8.- С.10-15.

17. О состоянии профессиональной заболеваемости в Российской Федерации в 2013 году: Информационный сборник статистических и аналитических материалов» / Под ред. А.И. Верещагина. – М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2014.

18. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2018 году: Государственный доклад. М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2019.

19. «Об основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2020 и дальнейшую перспективу». Утверждены  Президентом  РФ Д. Медведевым. Опубликовано 27 марта 2009 г. /Российская газета, № 4877 от 18 сентября 2008 г.

20. Экологический отчет о состоянии санитарно-эпидемиологической обстановки в Ленинградской области в 2013 году. Гигиена труда и профессиональные заболевания работающих. Режим доступа: https://seppeb.ru (дата обращения: 11.09.2019).

21. Anttonen H., Pekkarinen A., Niskanen J. Safety at work in cold environments and prevention of cold stress. Industrial Health. 2009; 47 (3): 254–261.

22. Горбанев С.А., Никанов Н.А., Чащин В.П. Актуальные проблемы медицины труда в Арктической зоне Российской Федерации. Медицина труда и промышленная экология. 2017; 9: 50–51.

23. Мышинская Ж.М. Влияние климатических и экологических факторов на здоровье человека в условиях Крайнего Севера. Ямальский вестник. 2016; 2(7): 79-80. 

24. Профессиональные заболевания в цифрах и фактах. Режим доступа: http://zozh.medlan.samara.ru/health/articles/detail/375498/ (дата обращения: 09.09.2019).

25. Косарев В.В., Бабанов С.А. Профессиональная заболеваемость медицинских работников. Медицинский альманах. 2010; 3(12)6 18-21.

26. Camp P.G., Dimich-Ward H., Kennedy S.M. Women and occupational lung disease: sex differences and gender influences on research and disease outcomes. Clinics in Chest Medicine. 2004; 25: 269-279. Режим доступа: http://citeseerx.ist.psu.edu (дата обращения: 11.09.2019).

27. Гайнуллина М.К., Якупова А.Х., Валеева Э.Т., Каримова Л.К., Галимова Р.Р. Профессиональные риски здоровью работниц нефтехимических производств. Медицина труда и экология человека. 2016; 3: 36-43.

28. Raulf M., Brüning T., Jensen-Jarolim E., Kampen V. Gender-related aspects in occupational allergies – Secondary publication and update. World Allergy Organization Journal. 2017; 10: Article number 44. Режим доступа:  https://waojournal.biomedcentral.com (дата обращения: 11.09.2019).

29. Фесенко М.А., Сивочалова О.В., Федорова Е.В.. Профессиональная обусловленность заболеваний репродуктивной системы у работниц занятых во вредных условиях труда. Анализ риска здоровью. 2017; 3: 92-99.

30. García G. M., Castañeda L. R., Herrador O. Z.,, Simón S. F. Differences in the recognition of occupational diseases by sex, occupation and business activity in Spain (1990-2009). Revista Espanola de Salud Publica. 2017; 9: 91. pii: e201701003. Режим доступа: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/28053304 (дата обращения: 11.09.2019).

31. Risks and Trends in the Safety and Health of Women at Work.EU-OSHA – European Agency for Safety and Health at Work. Editor and project manager: Elke Schneider. 44 р. Режим доступа: http://istas.net/descargas/new-risks-trends-osh-women%20EU-OSHA%5b1%5d.pdf  (дата  обращения: 11.09.2019).