Э. Р. Шайхлисламова, А. Д. Волгарева Профессиональная патология, вызванная воздействием шумовибрационного фактора в Республике Башкортостан: динамика, клинические особенности

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №4, 2019

УДК 613.62: 613.644(470.57)

Профессиональная патология, вызванная воздействием шумовибрационного фактора в Республике Башкортостан: динамика, клинические особенности

Э.Р. Шайхлисламова,

заместитель главного врача Федерального бюджетного учреждения науки «Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека», доцент кафедры терапии и профессиональных болезней с курсом ИДПО ФГБОУ ВО «Башкирский государственный медицинский университет» Минздрава России( г. Уфа)

E-mail: shajkh.ehlmira@yandex.ru

А.Д. Волгарева,

старший научный сотрудник отдела охраны труда работающих Федерального бюджетного учреждения науки «Уфимский научно-исследовательский институт медицины труда и экологии человека

E-mail: oozr@mail.ru

 

Аннотация.

На протяжении последних лет в республике Башкортостан количество профессиональных заболеваний, вызванных воздействием шумовибрационного фактора, выросло в 2 раза (с 18,0% в 2010 г. до 41,9% в 2017 г.), преимущественно за счет вибрационной болезни и нейросенсорной тугоухости. Наиболее часто данные заболевания диагностировались у работников машиностроения и металлобработки, горнодобывющей промышленности и агропромышленного сектора. Основные синдромы вибрационной болезни от воздействия локальной вибрации представлены вегетативно-сенсорной полинейропатией и периферическим ангиодистоническим синдромом. Вибрационная болезнь от воздействия общей вибрации протекала в виде сочетания полинейропатии конечностей с радикулопатией пояснично-крестцового уровня. В структуре профессиональной потери слуха преобладали легкие ее формы (75,2%), при сроках развития не менее 20 лет.

Ключевые слова: шумовибрационный производственный фактор, профессиональные заболевания, вибрационная болезнь, нейросенсорная тугоухость

 

Occupational pathology caused by the influence of the noise-vibration factor in the republic of Bashkortostan: dynamics, clinical features

E.R. Shaikhlislamova, deputy chief physician of the clinic for the medical part of Ufa Institute of Occupational Health and Human Ecology, Associate Professor of therapy and occupational diseases of Bashkir State Medical University Ministry of Health of Russia

A.D. Volgareva, Senior Researcher of Ufa Institute of Occupational Health and Human Ecology

Abstract

Over the last 10 years, the number of occupational diseases caused by noise-vibration factor has increased twice (from 18,0% in 2010. to 41,9% in 2017.). Diseases are most frequently diagnosed among workers of engineering and metalworking, mining industry and agriculture. Main syndromes of vibration diseases due to the impact of local vibration are presented by vegetative-sensor polyneuropathy and peripheral angiodistonic syndrome. Vibration disease due to the impact of general vibration manifested by the combination of polyneuropathy of the extremities and lumbo-sacral radioculopathy. In the structure of occupational neurosensory hearing loss mild disease forms predominate (75,2%). The period of its development was no less than 20 years.

Keywords: noise-vibration occupational factor, occupational diseases, vibration disease, neurosensory hearing loss

 

Введение. Сохранение и укрепление здоровья трудоспособного населения, занятого на вредных производствах, является одной из приоритетных задач отечественного здравоохранения.

В настоящее время на большинстве предприятий страны сложилась неблагополучная ситуация с условиями труда. Так, по данным Федеральной службы Государственной статистики, доля работников, занятых в условиях, не отвечающих санитарно-гигиеническим требованиям, увеличилась с 26,2% в 2008 г. до 39,7% в 2018 г. Аналогичная ситуация наблюдается и в Республике Башкортостан (РБ), регионе с развитым химическим, нефтехимическим комплексом, нефтеперерабатывающей, горнодобывающей промышленностью, сельским хозяйством. В республике трудятся около 400 тыс. работников, при этом удельный вес лиц, занятых во вредных и/или опасных условиях труда, не отвечающих санитарно-гигиеническим нормам в 2018 г., составил 32,2%. Состояние рабочих мест по вредным производственным факторам на промышленных предприятиях республики не имеет тенденции к улучшению. Доля рабочих мест, не соответствующих санитарным нормам, в 2018 г. по шуму составляла 15,5%, вибрации – 4,6%, микроклимату – 6,8%, электромагнитным полям – 6,7%.

Приоритетными неблагоприятными факторами рабочей среды до настоящего времени остаются шум и вибрация. С одной стороны, это связано с ростом механизации и автоматизации современного производства и, как следствие, увеличением контингентов лиц, подвергающихся их влиянию, с другой, – длительным использованием устаревшего оборудования, не отвечающего санитарным нормам [3, 9, 11]. Износ основных производственных средств на многих предприятиях сегодня достигает 60-70%.

Известно, что неудовлетворительное состояние условий труда работающих способствует формированию профессиональной патологии, ухудшая качественный потенциал трудовых ресурсов страны [4, 6, 7, 10, 12, 13]. Поэтому проблема профилактики и снижения уровня профессиональной заболеваемости приобретает особое значение, так как профессиональные болезни – причина не только самой высокой инвалидизации людей, но и одной из частых причин смертности трудоспособного населения во всем мире.

Ежегодно в Российской Федерации в структуре профессиональной заболеваемости лидирующее место занимают заболевания вследствие чрезмерного воздействия на организм работников физических факторов производства, уровень которых в 2018 г. составил 49,8%. При этом распределение по основным нозологическим формам в этой группе профессиональных заболеваний (ПЗ) не претерпело значительных изменений: по-прежнему превалирует нейросенсорная тугоухость – 55,1% и вибрационная болезнь – 42,9% [5].

Следует отметить, что в РБ на протяжении последних лет в структуре ПЗ произошли существенные изменения. Так, в 2-3 раза снизилась роль химического фактора в их развитии, практически не регистрируются хронические интоксикации комплексом токсических веществ, нефтепродуктами и др. В то же время, профессиональные заболевания, связанные с воздействием шумовибрационного фактора, выросли в 2 раза [1, 2, 8].

Цель исследования – анализ распространенности, динамики и клинических проявлений ведущих нозологических форм профессиональной заболеваемости, связанной с воздействием производственных физических факторов (вибрации и шума) в Республике Башкортостан.

Материалы и методы.

Исследование выполнено по картам статистического учета и журналам регистрации впервые зарегистрированных профессиональных заболеваний в клинике научно-исследовательского института медицины труда и экологии человека за период с 2008 по 2017 гг. Диагноз профессионального заболевания устанавливался врачебной комиссией на основании типичных клинических, аудиологических и физиологических методов исследований у стажированных работников «шумовибрационных» профессий.

Информационной базой также служили статистические материалы Росстата и Башкортостанстата, Управления Роспотребнадзора по Республике Башкортостан и Российской Федерации.

Результаты и обсуждение.

За анализируемый период клиникой института установлено 1235 случаев профессиональных заболеваний. Наибольшее их число было поставлено в 2010 г. (161 случай). В динамике за пятилетний период (2013-2017 г.г). по сравнению с аналогичным периодом (2008-2012 г.г.) имелась тенденция к снижению числа первично установленных случаев ПЗ на 14,8%. В общей структуре ПЗ удельный вес заболеваний, связанных с воздействием шумовибрационного фактора, составил 28,5%, среди которых, в свою очередь, первое место занимала вибрационная болезнь (55,4%, табл. 1).

Таблица 1

Структура профессиональных заболеваний от воздействия шумовибрационного фактора в республике Башкортостан (2008 – 2017 гг.)

Год

Вибрационная

болезнь

Нейросенсорная

тугоухость

ПЗ от физических факторов

1 ст.

2 ст.

всего

1 ст.

2 ст.

3 ст.

всего

2008

14

19

33

8

1

2

11

44/32,1

2009

5

17

22

7

5

1

13

35/26,5

2010

5

16

21

5

3

-

8

29/18,0

2011

12

10

22

12

3

1

16

38/27,7

2012

5

8

13

10

1

1

12

25/25,0

за 5 лет

41

70

111/16,6

42

13

5

60/9,0

171/25,6

2013

10

15

25

20

3

1

24

49/33,8

2014

4

7

11

25

3

3

31

42/29,6

2015

2

13

15

13

1

1

15

30/32,3

2016

8

12

20

10

4

-

14

34/27,0

2017

8

5

13

8

5

-

13

26/41,9

за 5 лет

32

52

84/14,8

76

16

5

97/17,1

181/31,9

за 10 лет, всего

73

122

195/15,8

118

29

10

157/12,7

352/28,5

Примечание: в числителе – число случаев ПЗ, в знаменателе – удельный вес ПЗ от шумовибрационного фактора к общему числу установленных ПЗ в %

 

В структуре вибрационной патологии 41,0% составляла вибрационная болезнь (ВБ), связанная с воздействием локальной вибрации, 39,5% – связанная с воздействием общей и локальной (комбинированной) вибрации и 19,5% – от воздействия общей вибрации. По степени выраженности клинических проявлений преобладала вторая (умеренно выраженная) степень ВБ – 62,6%.

В три раза чаще диагностировалась вторая степень ВБ от действия комбинированной (75,3%) и общей вибрации (76,3%), для которых характерно сочетание вегетативно-сенсорной полинейропатии конечностей с пояснично-крестцовой радикулопатией. Вибрационная болезнь от действия локальной вибрации чаще регистрировалась в начальной (1-й) степени (56,3% случаев); критерием ее явилось наличие периферического ангиодистонического синдрома либо вегетативно-сенсорной полинейропатии верхних конечностей.

Основные синдромы ВБ, связанной с воздействием локальной вибрации в 86,3% случаев были представлены вегетативно-сенсорной полинейропатией верхних конечностей и в 37,5% случаев – периферическим ангиодистоническим синдромом с редкими приступами ангиоспазмов. Дистрофические нарушения периартикулярных тканей и суставов верхних конечностей, обусловленных усугубляющим действием физических нагрузок и включенных в диагноз, выявлены в 15,0% случаев. При этом, при второй степени в 24 случаях имело место сочетание полинейропатии конечностей с периферическим ангиодистоническим синдромом, в 10 случаях – с костно-дистрофическими изменениями верхних конечностей и в одном случае – сочетание всех трех синдромов.

Негативное воздействие общей вибрации выражалось в значительной распространенности в клинической картине ВБ полинейропатии конечностей, характеризующейся периферическими нейрососудистыми изменениями кистей и стоп, трофическими нарушениями и полиневритическим типом снижения чувствительности (97,4% случаев). Дегенеративно-дистрофические изменения в позвоночнике, осложненные развитием пояснично-крестцовых корешковых синдромов (радикулопатии), отмечены в 65,8% случаев, ангиодистонический синдром – в 13,2% случаев, костно-дистрофические изменения преимущественно в верхних конечностях – в единичных случаях (2,6%). Анализ клинической картины ВБ от общей вибрации второй степени показал высокую частоту сочетания симптомокомплекса вегетативно-сенсорной полинейропатии и пояснично-крестцовой радикулопатии (82,8%).

В клинической картине ВБ, связанной с воздействием комбинированной вибрации (общей и локальной) доминировали синдромы полинейропатии конечностей и радикулопатии пояснично-крестцового уровня, наблюдавшиеся с одинаковой частотой (72,7% и 71,4% соответственно). Ангиодистонический синдром с различной частотой и степенью выраженности отмечен практически во всех случаях при первой степени (89,5%) и в 18,9% случаях при второй степени ВБ от воздействия комбинированной вибрации; поражение костно-суставной системы в виде остеоартроза – у 3,9% больных. Характерным явилось преобладание второй степени ВБ (75,3%) с преимущественным сочетанием полинейропатии верхних и нижних конечностей и радикулопатии пояснично-крестцового уровня (77,6%; рис.1 ).

Рис. 1. Частота синдромов вибрационной болезни от воздействия локальной, общей и комбинированной вибрации

Анализ распространенности вибрационной патологии по видам экономической деятельности показал, что наиболее высокий ее уровень зарегистрирован в горнодобывающей промышленности (35,4%) в профессиях машиниста спецавтотехники (11,8%), проходчика (8,7%) и водителя технологического автотранспорта (8,2%); машиностроении и металлообработке (30,3%) в профессиях обрубщика (8,7%) и полировщика (8,2%); сельском хозяйстве (26,2%) в профессии тракториста и механизатора (25,1%).

При этом, ВБ первой степени чаще выявлялась среди работников машиностроения и металлообработки (14,9%) и горнодобывающей промышленности (14,4%), ВБ второй степени с одинаковой частотой встречалась среди работников агропромышленного комплекса и горнодобывающей отрасли (по 21,0%). Вибрационной болезни от воздействия локальной вибрации подвержены работники машиностроения и металлообработки (27,7%), от воздействия общей вибрации – работники горнодобывающей промышленности (10,8%), от воздействия комбинированной вибрации – сельского хозяйства (21,5%).

Средний возраст больных с ВБ составил 50,7±0,45 лет. Средний стаж работы в условиях воздействия вибрации на момент экспертизы связи заболевания с профессией – 24,6±0,62 года: при ВБ, связанной с воздействием локальной вибрации – 19,2±0,91 года, от воздействия общей и комбинированной вибрации 27,7±1,1 и 29,0±0,75 лет соответственно.

Доля профессиональной потери слуха (профессиональная нейросенсорная тугоухость, ПНСТ) за анализируемый период составила 44,6%. Установлено, что в течение последних 5 лет в республике отмечался рост удельного веса ПНСТ в структуре профессиональной патологии. При этом, как правило, преобладали легкие формы заболевания (75,2%). Доля ПНСТ с умеренной (2-й) степенью потери слуха составляла 18,5%, значительной (3-й) степенью снижения слуха – 6,4% случаев, что связано как с повышенной индивидуальной чувствительностью к шуму и неблагоприятным течением процесса, так и поздним выявлением выраженных форм заболевания.

Наибольшему риску развития ПНСТ, также как и ВБ подвержены мужчины (97,5% и 92,3% соответственно).

При ранжировании больных с ПНСТ по возрасту и стажу выявлено, что средний возраст больных составил 55,8±0,4 года, средний стаж работы на момент установления тугоухости – 24,4±0,6 года (при ПНСТ 1-й степени – 55,6±0,47 года и 23,0±0,6 года; 2-й степени – 56,8±0,85 года и 28,8±1,2 года, 3-й степени – 55,4±1,2 года и 31,3±2,4 года).

Высокий риск развития тугоухости выявлен в профессиях, связанных с вождением различных транспортных средств – 24,3%, среди работников агропромышленного комплекса – 22,1%, проходчиков – 9,4%, слесарей механосборочных работ – 8,5%, бурильщиков – 5,0%, условия труда которых были связаны не только с воздействием производственного шума, но и вибрации.

Комбинированное воздействие шума и производственной вибрации способствовало развитию у работников нейросенсорной тугоухости в сочетании с вибрационной болезнью от воздействия общей вибрации (1 случай), нейросенсорной тугоухости с вибрационной болезнью от воздействия локальной вибрации (5 случаев), нейросенсорной тугоухости с вибрационной болезнью от воздействия комбинированной вибрации (9 случаев).

Заключение. Таким образом, в республике в течение последних лет в структуре профессиональной патологии, связанной с воздействием шумовибрационного фактора, наблюдались изменения в сторону уменьшения доли регистрируемой вибрационной патологии (с 64,9% за период 2008 – 2012 гг. до 46,4% за 2013 – 2017 гг.) и увеличения профессиональной нейросенсорной тугоухости (с 35,1% до 53,5%), что отражает общероссийскую тенденцию к сокращению вновь диагностируемых случаев ВБ при одновременном росте профессиональной тугоухости и увеличению ее доли в структуре ПЗ.

Отмеченные различия в особенностях клинических проявлений вибрационной патологии определили высокую частоту развития полинейропатии конечностей как при начальных, так и при умеренно выраженных ее формах и радикулопатии пояснично-крестцового уровня при воздействии общей и комбинированной вибрации, а также более частое сочетание полинейропатии с пояснично-крестцовой радикулопатией при умеренно выраженной степени ВБ от воздействия общей и комбинированной вибрации.

Особенностью формирования и течения профессиональной тугоухости является преобладание легких форм (75,2%), удлинение сроков ее развития, а также увеличение возраста больных.

По нашему мнению, снижение уровней профессиональной заболеваемости в республике связано как с проведением на производствах комплексных мероприятий по улучшению условий труда, оздоровлением работников, соблюдением ими правил техники безопасности, так и с повышением ответственности врачей за полноту и качество проводимых периодических медицинских осмотров, проведением медицинского обследования стажированных работников в условиях профцентров. В то же время рост числа работников с профессиональной нейросенсорной тугоухостью требует разработки дополнительных мероприятий по улучшению условий их труда и медицинского обслуживания.

 

Список литературы:

  1. Вибрационная болезнь в условиях современного производства в Республике Башкортостан /Д.Р. Исхакова, Э.Р. Шайхлисламова, Р.А. Алакаева, Э.Ф. Габдулвалеева // Гигиена, профпатология и риски здоровью населения : материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, 5-6 октября 2016 г. – Уфа, 2016. С. – 426 - 429.
  2. Вибрационная болезнь и меры по ее предупреждению : учебное пособие / Э.Р. Шайхлисламова, А.Б. Бакиров, Г.Г. Гимранова, Э.Т. Валеева, Л.К. Каримова, Э.Ф. Габдулвалеева, Р.А. Алакаева, Д.Р. Исхакова, Г.Г. Максимов, Л.Б. Овсянникова и др. - Уфа, 2016. – 99 с.
  3. Зинкин В. Н. Клинические аспекты профессиональной сенсоневральной тугоухости акустического генеза / В. Н. Зинкин, П. М. Шешегов, С. Д. Чистов // Вестник отоларингологии. – 2015.- № 6. – С. 65 - 69
  4. Многолетний анализ профессиональной заболеваемости работников горнодобывающей промышленности Республики Башкортостан / Э. Р. Шайхлисламова, Э. Т. Валеева, Л. К. Каримова, Р. Р. Галимова, Д. М. Галиуллина // Общественное здоровье и здравоохранение. - 2017. - № 1. - С. 37 - 43.
  5. О состоянии санитарно-эпидемиологического благополучия населения в Российской Федерации в 2018 году: Государственный доклад.– М.: Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, 2019. - 254 с.
  6. Производственный шум как фактор профессионального риска на предприятиях нефтехимической отрасли / А.Д. Волгарева, Л.К. Каримова, Л.Н. Маврина, З.Ф. Гимаева, Н.А. Бейгул // Анализ риска здоровью. – 2017. - №1. - С. 116 – 124.
  7. Профессиональная заболеваемость в различных отраслях экономики Республики Башкортостан / Л. М. Карамова, Э. Р. Шайхлисламова, А. В. Башарова, Н. В. Власова // Санитарный врач. - 2018. - № 5. - С. 18 - 24.
  8. Профессиональная заболеваемость в Республике Башкортостан. Проблемы и пути решения / Э.Т. Валеева, А.Б. Бакиров, Р.Р. Галимова, Э.Р. Шайхлисламова, Н.Р. Газизова // Гигиена труда и медицинская экология. - 2017. - Т. 57, № 4. - С. 36 - 43.
  9. Профессиональные заболевания Лор-органов : учебное пособие А.Д. Волгарева, А.Б. Бакиров, Г.Г. Гимранова, Э.Т. Валеева, Г.М. Чудновец, Л.К. Каримова, Р. Р. Галимова, Г.Г. Максимов, Л.Б. Овсянникова, Е.Р. Абдрахманова, В.Т. Ахметшина, М.П. Обухова, Н.А. Арефьева, Е.Е. Савельева, Л.М. Масягутова, В.О. Красовский, Э.Р. Шайхлисламова, М.Р. Яхина, Д.У. Аллабердина. - Уфа, 2016. – 69 с.
  10. Профессиональные нарушения органа слуха у работников нефтедобывающей промышленности / Г.Г. Гимранова, А.Д. Волгарева, Л.К. Каримова, Н.А. Бейгул // Современные вопросы здоровья и безопасности на рабочем месте: материалы международного научного форума, 1-3 июня 2017 г. – Минск, 2017. – С. 82 - 87
  11. Ретроспективный анализ и закономерности формирования профессиональной тугоухости в современных условиях / Е.А. Преображенская, И.В. Яцына, Е.Л. Синева и др.// Медицина труда и промышленная экология. – 2015. - № 10. – С. 31 – 35.
  12. Роль производственного шума в формировании профессиональной и общесоматической патологии у горнорабочих / Э.Р. Шайхлисламова, А.Д. Волгарева, Л.К. Каримова, Э.Т. Валеева, М.П. Обухова // Санитарный врач. - 2017. - № 7. - С. 21 - 27.
  13. Структура и динамика профессиональной заболеваемости в Республике Башкортостан / А.Б. Бакиров, Э.Р. Шайхлисламова, Э.Т. Валеева, Г.Г. Гимранова, Р.Р. Галимова, Н.А. Бейгул, Д.М. Вагапова // Медицина труда и промышленная экология. - 2016. - № 4. - С. 40 - 44.