Г. З. Файнбург, Л. А. Верихова, Л. В. Михайловская Инновационные методы послесменной реабилитации для снижения риска повреждения здоровья, профилактики и лечения профессиональных заболеваний пылевой, аллергической и стрессорной этиологии

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №4, 2019

УДК 331.472.4 : 613.62 : 615.834: 616.2 : 616-03

Инновационные методы послесменной реабилитации

для снижения риска повреждения здоровья,

профилактики и лечения профессиональных заболеваний пылевой, аллергической и стрессорной этиологии

 

Г.З. Файнбург,

директор Института безопасности труда, производства и человека

Пермского национального исследовательского политехнического университета,

Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации,

доктор технических наук, профессор

E-mail: faynburg@mail.ru

 

Л.А. Верихова,

Главный специалист Национальной ассоциации

специалистов по развитию спелео и галотерапии,

кандидат медицинских наук, доцент

E-mail: lida.verikhova@mail.ru

 

Л.В. Михайловская,

Доцент кафедры факультетской терапии № 1

Пермского государственного медицинского университета им. акад. Е.А.Вагнера,

кандидат медицинских наук, доцент

E-mail: malysh1950@gmail.com

Аннотация

Статья рассматривает проблемы применения инновационных методов спелеоклиматотерапии в сильвинитовых спелеоклиматических камерах для послесменной реабилитации на актуальном примере укрепления здоровья шахтеров угольной промышленности.

Как известно, российское законодательство требует проводить в угольной промышленности реабилитацию здоровья шахтеров, в том числе в форме послесменной реабилитации. При этом закон практически не регулирует медицинские меры такой реабилитации, а потому повсеместно используются традиционные меры оздоровления: медикаментозная терапия, физиотерапия, физическая культура.

В статье детально рассматриваются основные медико-технические и организационные требования к аппаратному оснащению и организации такой реабилитации. В качестве основного средства, удовлетворяющего всем требованиям, предложено применять инновационные методы спелеоклиматотерапии в сильвинитовых спелеокамерах.

Описаны результаты такого применения при заболеваниях пылевой, аллергической и стрессорной этиологии, имеющих массовой характер, в том числе и в угольной промышленности.

Сформулированы основные принципы такой реабилитации, как воздействие на организм в целом, ведущее к неспецифическим реакциям гормезисного типа.

Показаны перспективы применения спелеоклиматотерапии для лечения хронических пылевых бронхитов, профессиональной астмы, психоэмоционального напряжения, для оздоровления сердечно-сосудистой системы, замедления старения организма.

Ключевые слова: профессиональный риск, риск здоровью, профессиональная астма, послесменная реабилитация, спелеоклиматотерапия, сильвинитовая спелеокамера, угольная шахта.

 

Innovative methods of the post-shift rehabilitation

to reduce the risk of health damage,

prevention and treatment of occupational diseases

of dust, allergic and stress etiology

 

G. Z. Fainburg,

Director of Institute for Safety@Health,

Perm National Research Polytechnic University,

Honored Worker of the Higher Education of the Russian Federation,

Doctor of Technical Sciences (on OSH Engineering), Professor

 

L.A. Verikhova,

Chief Specialist of the National Association

Speleo and Halotherapy development specialists,

MD, Candidate of Medical Sciences, Associate Professor

 

L.V. Mikhailovskaya,

Associate professor of faculty therapy No. 1,

Perm State Medical University named after academician. E.A. Vagner

MD, Candidate of Medical Sciences, Associate Professor

 

Abstract: This article considers the problems of using innovative methods of speleoclimatotherapy in sylvinite speleoclimatic chambers for post-shift rehabilitation on the current example of improving the health of coal miners.

As is known, Russian legislation requires rehabilitation of miners health in the coal industry, including in the form of post-shift rehabilitation. At the same time, the law practically does not regulate medical measures of such rehabilitation, and therefore everywhere use traditional measures of health improvement: drug therapy, physiotherapy, physical culture.

The article deals in detail with the basic medical, technical and organizational requirements for the equipment and organization of such rehabilitation. It is proposed to use innovative methods of speleoclimatotherapy in sylvinite speleocamers as the main agent meeting all requirements.

Described are results of such application for diseases of dust, allergic and stress etiology of mass nature, including in coal industry.

The basic principles of such rehabilitation are formulated as effects on the body as a whole, leading to non-specific reactions of the hormesis type.

Prospects of application of speleoclimatotherapy for chronic dust bronchitis, professional asthma, psychoemoctional tension, for improvement of cardiovascular system, deceleration of aging are shown.

 

Keywords: Occupational risk, health risk, occupational asthma, post-shift rehabilitation, speleoclimatotherapy, sylvinite speleochamber, coal mine.

 

Введение

Практика показывает, что неблагоприятные последствия неудовлетворительных условий труда, приводящие к утрате трудоспособности, можно разделить на два больших класса, меняющихся в зависимости от критерия деления.

Исходя из традиционного деления представлений о человеческом организме на анатомию и физиологию, медицина делит неблагоприятные последствия условий труда на травмы и заболевания. Первые связаны с нарушением анатомической целостности организма, а вторые – с нарушением нормального функционирования организма. Удобство такой простой классификации последствий фактически приспособлено под нужды и традиции медицины с целью пост-событийного лечения пострадавшего и оценки степени причинения ему вреда. Эта простота классификации нарушается существованием психических травм, которые, скорее всего, надо отнести не к «травмам», а к нарушению нормального функционирования организма, но в российской охране труда их практически не рассматривают.

С позиций охраны труда, занятой до-событийным предупреждением неблагоприятных последствий, вызванных условиями труда, все внимание сосредоточено на предупреждении неблагоприятных событий, а потому они так же, как и с позиции медицины, делятся на два класса, но по другому критерию, в качестве которого выступает характер воздействия опасного и/или вредного фактора на организм человек. И это уже другие классы событий, чем заболевание или травмирование.

Такими основными классами воздействия на организм работающего являются, во-первых, неожиданные и внезапные – одноразовые, краткосрочные, относительно мощные воздействия, причиняющие травмы (и анатомические и психические), отравления и иные поражения, включая острые заболевания; и, во-вторых, ожидаемые, постоянные (или многоразовые) – длительные, относительно мощные (более предельно допустимых уровней) воздействия, вызывающие хронические заболевания. Первые связаны, преимущественно, с опасными производственными факторами, а вторые – с вредными производственными факторами неблагоприятных условий труда на рабочем месте.

Подчеркнем, что «здоровых» условий труда не существует в принципе, а безопасными и безвредными условиями труда мы коротко, но не совсем точно называем практически безопасные и практически безвредные условия труда. В этих названиях важную роль имеет слово «практически». Оно позволяет отделить идеальное представление о безопасности и безвредности от реально наблюдаемой картины происходящего. Эта картина очень дифференцирована и меняется от de minimis (пренебрежимо ничтожных) до de manifestis (отчетливо выраженных) значений опасных и вредных производственных факторов. При этом различные значения воздействия приводят к различным последствиям.

С позиции охраны труда и трудового права важны только социально значимые последствия неблагоприятных событий – т.е. такие достаточно серьезные повреждения здоровья, которые ведут к утрате профессиональной и/или общей трудоспособности, а то и к смерти пострадавшего, а все иные нарушения здоровья, которые хорошо ощущаются человеком, и важны с позиции его здоровья, оказываются несущественными с позиции охраны труда и трудового права.

Эта «несущественность» определяется не только «легкостью» повреждения, но и тем важным обстоятельством, что организм человека, как и любая другая живая система, обладает способностью защищаться от внешних воздействий, поддерживать свое внутреннее состояние (гомеостазис) по многим параметрам - от биохимических до организменных, а потому микротравмы, легкие травмы, многие заболевания, благодаря различным процессам саногенеза в организме, проходят со временем (после лечения, благодаря лечению или даже без него).

Конечно, в различных конкретных случаях время восстановления поврежденных тканей и процессов до нормального функционирования организма различно, а в ряде случаев, благоприятный исход повреждения оказывается просто невозможным. Недаром существуют формулировки: «травма, несовместимая с жизнью», «неизлечимая болезнь», «прогноз неблагоприятен».

Наиболее опасными являются острые заболевания, в том числе острые профессиональные заболевания. Тысячелетиями они были «бичом» человечества, угрожающим смертью. Сегодня они достаточно успешно лечатся хирургическими и терапевтическими методами, преимущественно предотвращающими летальный исход, однако во многих случаях результат лечения заставляет желать лучшего. При этом, в принципе, у любого острого заболевания есть три варианта развития: больной выздоровел; острое заболевание перешло в хроническое; больной умер. Мы научились бороться с летальностью заболеваний, но добиться выздоровления оказалось намного сложнее, и зачастую острое заболевание переходит в хроническое.

Практика показала, особенно для профессиональных заболеваний, что они зачастую развиваются, минуя острую фазу, не манифестируя себя, развиваясь скрытно (латентно).

Однако, развившееся хроническое заболевание - общее, производственно-обусловленное или профессиональное, потому и называется хроническим, что долгое время (зачастую всю оставшуюся жизнь) остается хроническим, а состояние больного никак не переходит ни в желаемую стадию – больной выздоровел, ни в стадию – больной умер. Вместе с тем течение хронического заболевания не остается абсолютно неизменным и существует два основных состояния хронического заболевания: обострение или ремиссия2. Кроме того, хроническое заболевание может «прогрессировать».

Обычно хронические заболевания развиваются достаточно медленно3, постепенно «шаг за шагом» видоизменяя нормальное функционирование организма, и к моменту своего клинического выявления и начала лечения представляют собой своеобразную «новую конфигурацию функционирования организма», которая была создана благодаря заложенной в нас природой способности поддерживать гомеостазис4 путем непрерывной адаптации к условиям своего существования (см, например, [1, 4-6, 15, 22-24]). Адаптировавшись к хроническому заболеванию, организм уже не столько борется с ним, сколько защищает сложившуюся ситуацию: и хроническое заболевание, и развившиеся в организме компенсаторные механизмы функционирования от внешних, в том числе, лечебных вмешательств, поскольку «идентифицирует» эту ситуацию как свое новое, скомпенсированное (лучше или хуже) состояние.

Все это требует особого подхода к защите от хронических профессиональных заболеваний, в первую очередь, путем их профилактики (предупреждения). Тем не менее, существующие на практике условия труда пока еще не позволяют избавить мир от профессиональных заболеваний. Значит, профилактика этих заболеваний должна «пресекать их в зародыше» на ранних стадиях воздействия неблагоприятных условий труда, помогая организму справиться с этим неблагоприятным для него воздействием. А кроме того, помимо профилактики необходимо успешно лечить хронические профессиональные заболевания с целью достижения, как минимум, длительной ремиссии, улучшения качества жизни болеющего.

Сегодня мы еще не может заняться профилактикой всех без исключения заболеваний. А потому для целей профилактики наиболее распространенных профессиональных заболеваний зададимся вопросом: Какие же неблагоприятные условия имеют наибольшее значение для охраны труда?

Две группы условий труда имеют огромное, практически всеобщее распространение. Во-первых, это условия труда, связанные с загрязнением воздушной среды техногенными и природными аэрозолями, а, во-вторых, условия труда, одновременно связанные с высокими психоэмоциональными и физиологическими нагрузками.

Первый тип условий труда хорошо известен. Он затрагивает шахтеров, особенно угольных шахт, сварщиков, наплавщиков, и иных рабочих многих профессий. Пыль, туман, возгонки, спреи, пыльца растений и т.п. – все это фактически неустранимые или плохо устранимые вредные для нас факторы воздушной среды, без которой мы не можем жить.

Второй тип условий труда относится к учащимся, бизнесменам, чиновникам, операторам сложных систем, спортсменам и многим-многим другим лицам преимущественно умственного труда и аппарата управления. Нередко огромная ответственность, необходимость в короткие сроки решать сложные вопросы, постоянные физические или психоэмоциональные нагрузки порождает психоэмоциональные стрессы, истощающие и разрушающие организм. Но ведь вышеописанные ситуации являются неизменными условиями нашей деятельности в бешеном темпе информационного общества.

В настоящей статье авторы попытались наметить ряд перспективных способов и методов профилактики и лечения профессиональных и производственно-обусловленных заболеваний, вызываемых загрязнением производственной воздушной среды и эмоциональным стрессом психологической обстановки на работе и на рабочих местах.

 

Организм человека в изменяющейся внешней среде

Организм человека представляет собой целостную, саморегулирующуюся, открытую систему, поддерживающую функциональную устойчивость своей жизнедеятельности в постоянно изменяющихся условиях существования. Механизмы обеспечения такой устойчивости очень разнообразны и закреплены в ходе длительной эволюции на генетическом уровне. Они направлены на формирование различных форм адаптации организма на молекулярном, клеточном, тканево-органном и организменном уровнях организации. Поэтому гомеостаз является фундаментальной жизнеобразующей способностью и характеристикой нормального функционирования живых организмов.

Положение о постоянстве внутренней среды в условиях изменения внешней среды было сформулировано ещё в 1878 году французским учёным Клодом Бернаром, но понадобилось почти полстолетия, чтобы важность этого важнейшего механизма потребовала своего краткого термина, который и был предложен американским физиологом Уолтером Кенноном в 1932 году в его книге «Мудрость тела» [31].

Предложенный, как название для скоординированных физиологических процессов поддержания устойчивого функционирования организма, в настоящее время термин гомеостаз описывает любую способность любой открытой системы динамически сохранять постоянство своего внутреннего состояния, тем самым сохраняя свое существование и свою «идентичность». Заметим, что организм человека представляет собой открытую систему, поскольку нуждается для своего функционирования в веществах, энергии, информации, которые он берет из внешней среды, и куда он удаляет ненужные ему «отходы» своего функционирования.

Общеизвестно, что реакции организма на то или иное воздействие подразделяются на общие, связанные с реакцией всего организма в целом, как сложной многоуровневой саморегулирующейся системы, и местные, связанные с реакцией отдельных систем организма, органов, тканей, клеток и субклеточных образований. Помимо этого, реакции организма подразделяются на специфические и неспецифические.

Так, например, высокое содержание в воздухе аэрозолей натрия хлорида вызывает астматический приступ и другие неблагоприятные защитные реакции (уменьшающие поступление вредного в таких дозах количества и крупности аэрозоля), умеренное содержание в воздухе аэрозолей натрия хлорида вызывает такое специфическое действие, как разжижение мокроты, усиление мукоцилиарного клиренса. А очень низкое содержание в воздухе субмикронных аэрозолей натрия хлорида в комплексе с аэроионизацией вызывает неспецифическое воздействие, повышает иммунитет.

Подчеркнем, что в целом, иммунитет обеспечивается взаимодействием как специфических, так и неспецифических защитных механизмов. При этом малые воздействия природного уровня вызывают неспецифическую реакцию адаптации организма в целом [7], а сильные воздействия преформированных факторов (включая медикаменты, в том числе распыляемые для ингаляций) – специфические реакции отдельных органов и систем [19].

Исходя из концепции адаптации организма к изменениям внешней среды с учетом непрерывной работы механизмов гомеостаза, в работе [6] предложено выделять следующие функциональные состояния человеческого организма:

1. Состояние оптимального напряжения регуляторных систем, необходимое для поддержания активного равновесия организма со средой (это норма.).

2. Состояние умеренного напряжения регуляторных систем, когда для адаптации к условиям окружающей среды организму требуются дополнительные функциональные резервы. Такие состояния возникают в процессе адаптации к трудовой деятельности, при эмоциональном стрессе или при воздействии неблагоприятных экологических факторов.

3. Состояние выраженного напряжения регуляторных систем, которое связано с активной мобилизацией защитных механизмов, в том числе с повышением активности симпатико-адреналовой системы и системы гипофиз – надпочечники.

4. Состояние перенапряжения регуляторных систем, для которого характерна недостаточность защитно-приспособительных механизмов, их неспособность обеспечить адекватную реакцию организма на воздействие факторов окружающей среды, поскольку избыточная активация регуляторных систем уже не подкрепляется соответствующими функциональными резервами.

5. Состояние истощения (астенизации) регуляторных систем, при котором активность управляющих механизмов снижается (недостаточность механизмов регуляции) и появляются характерные признаки патологии, и специфические изменения отчетливо преобладают над неспецифическими.

При этом в целях практического применения можно условно выделить три зоны функциональных состояний. Зеленая зона означает, что все в порядке, не требуется никаких специальных мероприятий по профилактике и лечению. Желтая зона указывает на необходимость проведения оздоровительных и профилактических мероприятий. Красная зона показывает, что требуется диагностика, а затем и лечение возможных заболеваний. Выделение зеленой, желтой и красной “зон здоровья” позволяет характеризовать функциональное состояние человека с точки зрения риска развития болезни.

Важно отметить, что проведение оздоровительных мероприятий на любой стадии предзаболевания позволяет «остановить» организм от «сползания в пропасть» болезни, придает ему дополнительные ресурсы для адекватной защитной реакции на воздействие вредных факторов окружающей среды.

С позиции физиологии организма человека имеют значение все виды нарушения здоровья: утомление, переходящее в переутомление, микротравмы, переходящие в легкие, тяжелые и смертельные травмы, плохое самочувствие, нередко переходящее в болезнь разной тяжести течения.

И хотя с практической точки зрения сохранения здоровья профилактика заболеваний является не менее, а может быть, и более важной, чем собственно их лечение, в настоящее время она всё еще не достигла должного уровня по ряду объективных и субъективных причин. Во-первых, результат лечения более виден, чем результат профилактики. И, увы, у многих организаторов здравоохранения невольно возникает вопрос, а, может быть, и без профилактики здоровый остался бы здоровым и не заболел. Это невольно тормозит финансовую поддержку профилактических мероприятий. Во-вторых, так устроен наш мир, что профилактика заболеваний оказалась более сложной в научно-теоретическом плане, чем лечение.

Поэтому общепризнанной системы квалификации перехода от абсолютно здорового человека к безнадежно больному и умирающему все еще нет, несмотря на многочисленные попытки, начиная с Авиценны (Ибн Сины), который еще тысячу лет назад описал шесть градаций состояния здоровья человека от тела абсолютно здорового до тела абсолютно больного.

Вместе с тем, эти вопросы приобрели огромное значение в связи с длительными полетами в космос и автономными плаваниями на атомных подводных лодках, с необходимостью массовой профилактики заболеваемости, превращающейся в условиях современной социальной защиты в огромную финансовую проблему. Сохранение здоровья в этих условиях у изначально здорового человека является важнейшим условием успеха всего мероприятия, всей жизни общества.

Так случилось, что этими вопросами занялись не только клиницисты, занятые лечением болезней, но и физиологи, изучающие механизмы жизнедеятельности организма. Их работы показали, что роль гомеостаза в поддержании стабильного внутреннего состояния путем самосанации возникающих в процессе воздействия внешней среды отклонений от нормального функционирования живого организма гораздо более значима, чем это ранее представлялось, в том числе и в лечении заболеваний. Особенно существенна роль гомеостаза на начальных стадиях отклонений от нормального функционирования, когда они не перешли в хроническую стадию.

Это открывает перспективы профилактики профессиональных заболеваний на стадии так называемой предболезни (донозологических и преморбидных состояний). Именно это и позволяет сделать послесменная реабилитация, в этом мы видим её исключительное значение.

Но как осуществить послесменную реабилитацию наилучшим образом?

 

Специфические особенности хронических профессиональных заболеваний

Профессиональные заболевания – это заболевания, вызванные исключительно неблагоприятными условиями труда и приводящие к утрате трудоспособности. Этим, и еще тем, что эти заболевания с юридической точки зрения требует возмещения причиненного вреда, профессиональные заболевания выделяются в своеобразную группу из других заболеваний.

Разнообразие неблагоприятных условий труда, их воздействия на человеческий организм порождают самые разнообразные профессиональные заболевания, список которых, тем не менее, конечен и ограничен.

Профилактика этих заболеваний, а тем более излечение, практически ныне не наблюдаемое, составляют существенную долю исследований по защите жизни и здоровья трудящихся на работе.

Профессиональные заболевания с чисто медицинской точки зрения – по методам лечения и оздоровления – ничем не отличаются от других заболеваний, однако выделены в социальном плане, как заболевания, ведущие к утрате трудоспособности наемной рабочей силы, а, потому требующие компенсации. Существенна этиология этих заболеваний, исключительно определяемая неблагоприятными условиями труда и юридический характер определения таких заболеваний, закрепленных международным и/или национальными перечнями.

Конвенцией Международной организации труда (МОТ) № 121 от 1964 г. впервые был установлен Перечень профессиональных заболеваний. В 1980 году он был обновлен.

Однако общепринятого и единого перечня профессиональных заболеваний для всех стран до настоящего времени нет. Каждая страна сама устанавливает свой перечень профессиональных заболеваний и определяет меры их профилактики и социальной защиты пострадавших.

Приказ Минздравсоцразвития России от 27.04.2012 N 417н «Об утверждении перечня профессиональных заболеваний» (зарегистрировано в Минюсте России 15.05.2012 г. № 24168), является основным документом, который используется в нашей стране при установлении диагноза профессионального заболевания, его связи с условиями труда и при решении других вопросов: экспертизы трудоспособности, медико-социальной и трудовой реабилитации, возмещения вреда. В данный перечень профессиональных заболеваний включены только те заболевания, которые вызваны исключительно или преимущественно воздействием вредных, опасных веществ и иных производственных факторов.

Не входящие в эти Перечни заболевания, развивающиеся из-за условий ведения трудовой деятельности, занимают промежуточную позицию между профессиональными заболеваниями и обычными заболеваниями различной этиологии. Они называются в русском языке «производственно обусловленными», а в английском – work-related – «связанными с работой».

Часть из этих заболеваний носит «острый» характер, типа ингаляционного отравления или радиационного поражения, а большая часть имеет латентный период действия и манифестирует (открыто проявляет себя) уже, как правило, в виде хронического заболевания.

Повторим, что существенной особенностью практически любого хронического заболевания, общего или профессионального, является практическая невозможность избавления от него современными медикаментозными средствами и/или фактически отрицаемыми «доказательной медициной» средствами эффективного лечения физиотерапевтическими методами с их преформированными факторами обычной внешней среды и/или климатотерапией с ее природными факторами окружающей среды.

Клиницисты выделяют две фазы хронического заболевания: обострение и ремиссию. Считается, что если достигнута ремиссия – то это уже отличный результат. И это реально очень хорошо, но подобные представления невольно маскируют тот факт, что заболевание никуда не делось, оно стало «чужим среди своих» и «сидит» в организме, являясь теперь «плоть от плоти» фактором существования конкретного организма, вплоть до способности изменить клинические симптомы этого заболевания. Организм приспосабливается к сосуществованию с болезнью, раз он не смог ее победить, идет развитие процессов компенсации сосуществования с болезнью в форме не «нормального», но «допустимого, приемлемого» функционирования организма в условиях заболевания, позволяющего обеспечить главное – продолжение жизнедеятельности.

Хорошо известно, что «борьба» организма с хроническим заболеванием изменяет параметры его внутренней среды, формируя новый характер ответных реакций организма на внешнее воздействие (например, сенсибилизация организма, повышение артериального давления, бронхиальная обструкция и другие). Такое состояние нередко требует медикаментозной поддержки, иногда на всю оставшуюся жизнь. Самостоятельно выйти из этого состояния нарушений внутренней среды организм не может, так как эти нарушения воспринимаются его защитными системами как новая «норма» гомеостаза, позволяющая избежать тяжелого состояния или даже гибели организма и теперь удерживаемая всеми регуляторными механизмами самого гомеостаза.

Именно это делает поиск инновационных методов лечения и профилактики хронических профессиональных заболеваний очень актуальным.

 

Послесменная реабилитация

Одной из идей лечения и профилактики хронических профессиональных заболеваний является послесменная реабилитация, когда сразу после вредных воздействий организму предоставляется «помощь» в ликвидации последствий этого воздействия. Эта идея восходит к хорошо известной ситуации – отдыху после усталости, когда своевременный отдых позволяет предотвратить хроническое переутомление.

Послесменная реабилитация - это комплекс мер медико-биологического воздействия на организм работников после рабочей смены в целях восстановления физических или психофизиологических нарушений, вызванных вредными условиями труда.

Положение о том, что работники (пока только занятые на тяжелых работах и работах с опасными и (или) вредными условиями труда по добыче (переработке) угля (горючих сланцев)) проходят послесменную реабилитацию, а также обеспечиваются лечением при заболеваниях, обусловленных указанными работами, закреплено федеральным законом от 20 июня 1996 года № 81-ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» (с последующими изменениями).

Порядок и условия послесменной реабилитации, периодической медицинской диспансеризации и лечения работников, занятых на тяжелых работах и работах с опасными и (или) вредными условиями труда по добыче (переработке) угля (горючих сланцев), определяются федеральным органом здравоохранения.

Более детально нормативные положения об организации послесменной реабилитации содержатся в СанПиН 2.2.2948-11 «Гигиенические требования к организациям, осуществляющим деятельность по добыче и переработке угля (горючих сланцев) и организации работ», утвержденных Постановлением Главного государственного санитарного врача РФ от 21.07.2011 года № 102 (Зарегистрировано в Минюсте России 08.12.2011 г. № 22519). При этом почти все рекомендации сосредоточены в приложении 2 «Принципы послесменной реабилитации и диспансеризации работников угольных предприятий» и носят исключительно справочный характер. Крайняя скудость этих положений вызвана, как нам кажется, неготовностью органов власти вплотную и научно-обоснованно заниматься проблемами послесменной реабилитации, требующими серьезной организации и специального финансирования.

Уверены, как и многие специалисты, что послесменная реабилитация является новым мощным оружием не только улучшения состояния организма шахтеров после пребывания в течение многочасовой смены под действием неблагоприятной среды, но и средством реальной профилактики развития многих заболеваний. Вместе с тем, это может произойти только при правильной организации и сущности процедур реабилитации, проводимых не формально для «галочки», а на основании самых современных научных данных и подходов. Не исключено, что при этом понадобится вести специальные наблюдения и исследования медицинского и технического характера, как за здоровьем реабилитируемых, так и за эффективностью применяемых методов и технологий.

А пока предполагается, что послесменная реабилитация, исходя из своей сущности, строится по принципу оказания лечебно-профилактической помощи без отрыва от производства в условиях ее максимального приближения к месту работы. Это положение сильно двумя своими сторонами.

Во-первых, с позиции физиологии человеческого организма, чем раньше мы предоставим организму помощь в его стремлении «перебороть» последствия нахождения в неблагоприятных условиях труда, тем лучше. Организм должен «избавиться» от них как можно скорее, а не вырабатывать реакции компенсации сосуществования с ними.

Во-вторых, такая организация реабилитации позволяет охватить максимально большее количество людей, часто ленящихся куда-то ехать, что-то делать, «терять время». А, если проходящих реабилитацию будут развозить по домам специальным комфортабельным транспортом, либо частично компенсировать затраты на бензин при их передвижении на личных автомобилях, то желающих пройти такую реабилитацию будет более, чем достаточно.

Для проведения послесменной реабилитации по действующим нормативным документам в организациях угольной отрасли должны быть организованы кабинеты медицинской реабилитации и профилактики заболеваний, оснащенные современной диагностической и лечебной аппаратурой.

Но поскольку, во-первых, все организации, эксплуатирующие опасные производственные объекты I-го класса, должны иметь свои медпункты, а, во-вторых, на каждой шахте или на разрезе есть целые комплексы зданий для переодевания шахтеров и их помывки после смены, создать еще объекты послесменной реабилитации не представляется невозможным. В районах расположения нескольких шахт целесообразно иметь кустовые оздоровительно-восстановительные центры послесменной реабилитации при условии организации возможно быстрой доставки в них работников после смены.

Проведение послесменной реабилитации можно осуществлять и на базе санаториев-профилакториев, оснащенных современной диагностической и лечебной аппаратурой. Важным этапом профилактики профессиональных и общих заболеваний работников должно стать санаторно-курортное и специализированное лечение.

Организация, виды и объем лечебно-оздоровительных мероприятий, их кратность должны определяться индивидуально в зависимости от состояния здоровья и условий труда работника. Всё это должно соответствовать нормативным и методическим документам Минздрава России и других органов управления здоровьем населения.

Пусть в справочном виде, но в цитируемом СанПиН содержатся ряд идей об организации послесменной реабилитации по разным видам нозологий. Среди них, реабилитация заболеваний опорно-двигательного аппарата профессионального или непрофессионального характера методами лечебной физкультуры, массажа, физиотерапии, грязелечения, медикаментозной терапии, а также профилактика возникновения заболеваний:

- органов дыхания на основе индивидуальные и групповых ингаляций, направленных на очищение органов дыхания от пыли, защиту слизистой оболочки носа и повышение общей сопротивляемости организма;

- органов слуха (развитие нейросенсорной тугоухости) на основе витамино- и физиотерапии, приема адаптогенов, микроэлементов и антиоксидантов.

Для профилактики ультрафиолетовой недостаточности и повышения сопротивляемости организма работников при послесменной реабилитации целесообразно проведение искусственного ультрафиолетового облучения.

При послесменной реабилитации для профилактики общих и профессиональных заболеваний всем работникам следует проводить курсы приема витаминов и адаптогенов.

Несомненно, что любое лечение зависит от характера заболевания, его причин и механизмов развития, пораженной системы. Нас будет интересовать организм человека в целом, поскольку его защитные механизмы носят системный и общеорганизменный характер.

С нашей точки зрения, основанной на многолетнем опыте работы с предприятиями горнорудной промышленности, организация профилактической послесменной реабилитации на шахтах и рудниках требует учета ряда моментов.

Любой шахтер, поднявшись «на гора» после смены, уставшим и голодным, хочет помыться, переодеться, поесть и отдохнуть. Сняв спецодежду и хорошо помывшись (особенно от жирной угольной пыли), а иногда и посидев в парилке, он выходит в зону отдыха и переодевания в повседневную одежду. Ему хочется домой. Будет ли он добровольно принимать еще (не менее часа) процедуры послесменной реабилитации? Мы думаем, что будет, если эти процедуры будут правильно организованы и будут давать отличный, ощутимый работником, результат.

Поэтому, во-первых, для пациента-работника послесменная реабилитация должна быть не утомительной и не длительной. После нее он должен чувствовать «прилив сил», а не усталость или дискомфорт.

Во-вторых, для предприятия – организатора послесменной реабилитации она должна быть не трудозатратной и простой в организации, а также позволять проводить процедуры для большого (десятки человек) числа пациентов одномоментно с учетом, при необходимости, персонифицированности курса реабилитации и профилактики.

Всем этим условиям, а также необходимости профилактики у шахтеров развития производственно-обусловленных и профессиональных заболеваний типа пневмокониозов, профессиональной астмы, ХОБЛ, профессионального дерматита, респираторных заболеваний типа ОРВИ, гриппа, заболеваний сердечно-сосудистой системы, а также хронической усталости и профессионального выгорания, в полной мере отвечает спелеоклиматотерапия в сильвинитовых спелеоклиматических камерах и комплексах (спелеокамерах), опыт создания и успешного применения которых имеется в большинстве санаториев и профилакториев России.

Научные, медицинские и инженерные вопросы такого лечения и оздоровления уже много лет успешно решаются в ряде учреждений Перми, Воронежа, Москвы и других городов, в том числе в созданном в Перми по указанию Президента России первом в стране Научно-образовательном центре «Рациональное недропользование» [2, 8, 9, 13, 20, 21, 25, 26, 29, 32].

Практика показала, что сильвинитовые спелеоклиматические реабилитацинно-профилактические комплексы позволяют проводить процедуры и для группы людей и индивидуально, причем не только для рабочих подземных специальностей и наземного комплекса, но и для всех сотрудников шахты, и для членов их семей, включая детей и лиц преклонного возраста.

Для послесменной реабилитации эта процедура почти идеальна, ибо состоит в свободном дыхании лечебной аэродисперсной воздушной среды – «солёного воздуха» в спокойном состоянии (лежа и сидя).

Более того, эта процедура, как показывает многолетний опыт ее применения в санаториях-профилакториях, легко и безболезненно сочетается с любыми иными физиотерапевтическими процедурами и медикаментозными препаратами, а также БАДами.

Разберем все это более подробно.

 

Основные параметры лечебно-оздоровительной среды спелеоклиматотерапии

Спелеоклиматотерапия – специальный термин, введенный в начале 90-х годов ХХ века, для наименования лечения и оздоровления в сильвинитовых спелеоклиматических камерах (спелеокамерах) [27].

История спелеоклиматических камер началась в 1982 году в Перми, когда на основе достижений спелеотерапии в калийных рудниках, коллективом авторов Пермских медицинского и политехнического институтов была подана заявка [14] на авторское свидетельство и описана первая в мире климатическая камера для лечения заболеваний органов дыхания, содержащая:

- лечебную палату – помещение, стены которой выполнены из соляных блоков,

- соляной фильтр-насытитель с дробленой рудой,

- другие технические системы, используемые для проветривания палаты.

Все последующие конструкции соляных помещений для лечения (cм, например, [10]) так или иначе сохраняют эту принципиальную компоновку.

Лечебная палата представляет из себя замкнутое помещение, стены которого, а также пол с потолком, выполнены из соляных горных пород.

При этом использование сильвинита (соляной горной породы, содержащей сильвин (KСl) и галит (NaCl)) порождает сильвинитовые спелеоклиматические камеры (сокращенно спелеокамеры), а использование только галита (NaCl) – галитовые галоклиматические камеры и галокамеры.

Основной строительный элемент лечебного помещения – соляные стены. В настоящее время их выполняют из блоков, кирпичей, плитки (пиленых или прессованных или формованных). Стены и потолок галокамер также делают методом тонкретирования или наносят соляную штукатурку.

Но одних соляных поверхностей в стандартных по объему помещениях мало для поддержания заданного качества лечебной среды в условиях нахождения там пациентов. Без специального поддержания качества лечебного воздуха его параметры, формируемые взаимодействием с поверхностью стен, пола и потолка, будут неустойчивыми. Поэтому в любой сильвинитовой или галитовой климатической камере нужно поддерживать лечебную атмосферу. Поскольку в природных условиях качество лечебной среды формируется только при взаимодействии влажного воздуха с соляной поверхностью, то наилучшим способом является пропускание (продувание) воздуха через объемно-пористую среду дробленой руды [30, 34].

Первая в мире сильвинитовая спелеоклиматическая камера была построена в 1989 году работниками ПО «Сильвинит» под руководством горного инженера П.С. Солякова в г.Соликамске Пермской области в медсанчасти «Калиец». Сегодня таких сильвинитовых спелеоклиматических камер построено только в России более полутора тысяч, в том числе и на предприятиях угольной промышленности, например, СУЭК. При этом многие санатории имеют в своем распоряжении и успешно эксплуатируют несколько таких спелеокамер. Сотни тысяч пациентов прошли в них оздоровление и лечение. Настало время распространить этот опыт и на послесменную реабилитацию.

Схема сильвинитовой спелеоклиматической камеры представлена на рис. 1.

Рис1. Схема первой в мире сильвинитовой спелеоклиматической камеры в медсанчасти «Калиец» г. Соликамска Пермского края.

1 - лечебная палата; 2 - соляные блоки; 3 - пункт подготовки воздуха; 4 - вентилятор; 5 - кондиционер; 6 - сменные объемы дробленой соляной горной породы; 7 - пост медицинского работника; 8 - места для размещения пациентов.

В сильвинитовой камере регламентированными мерами контролируемой вентиляции поддерживаются определенные лечебные параметры внутренней среды [30]:

  • повышенное (по сравнению с обычными условиями) содержание аэроионов и специфическое распределение их по подвижности и заряду, выражающееся в превалировании легких отрицательных аэроионов кластерной природы;
  • многоэлементный химический состав (близкий к составу морского аэрозоля) респирабельного соляного аэрозоля, включающий хлориды натрия, калия, магния и кальция, а также все другие жизненно необходимые микроэлементы в следовых количествах;
  • повышенное (по сравнению с обычными условиями) содержание соляного аэрозоля конденсации наноразмеров и специфическое спектральное распределение его по размерам (массе), характеризующееся превалированием наносубмикронных частиц;
  • незначительно повышенное и не выходящее за пределы естественного радиационного фона мягкое бета- и гамма-излучение повсеместно распространенного природного изотопа калия-40, вызывающее постоянное генерирование легких отрицательных аэроионов, а также (у живых организмов) эффект радиационного гормезиса (нормализации систем гомеостаза) [3].

Параметры окружающей пациента среды в лечебном пространстве сильвинитовых спелеоклиматических камер близки к условиям подземных спелеолечебниц калийных рудников, в первую очередь Березниковской спелеолечебницы в калийном руднике Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей.

Отдельные элементы сильвинитовой спелеоклиматической камеры могут быть выполнены (по требованиям технологии) из галита (поваренной соли), но желательно, чтобы они не занимали более 20–30 % от всей соляной поверхности камеры. При строительстве сильвинитовой спелеоклиматической камеры может быть использована (по требованиям технологии) соляная горная порода карналлит.

Оборудование сильвинитовой спелеоклиматической камеры – стулья, кресла, кровати – должно быть выполнено из дерева и не должно иметь электропроводящих (металлических) или лакированных/полированных (электризующихся) поверхностей.

Контролируемая вентиляция сильвинитовой спелеоклиматической камеры обеспечивается:

  • отсутствием неконтролируемой инфильтрации воздуха при применении нагнетательной схемы проветривания камеры;
  • наличием воздушного тамбура на входе/выходе из камеры;
  • наличием устройств обработки свежего воздуха;
  • наличием соляных фильтров-насытителей;
  • наличием контролируемого рециркуляционного потока;
  • средствами непрерывного мониторинга температурно-влажностного режима и радиационной обстановки, а также периодическим контролем параметров вентиляции, аэроионно-аэрозольной и бактериальной обстановки.

Любое распыление (жидкостное или сухое) аэрозольных частиц и их подача в лечебное пространство сильвинитовой спелеоклиматической камеры категорически запрещены, поскольку изменяют сущность применяемой медицинской технологии, превращаясь в разновидность аэрозольтерапии – ингаляционную галотерапию в галитовых галокамерах.

Воздушная среда традиционно характеризуется химическим составом и микроклиматическими параметрами – температурой, влажностью, барометрическим давлением, подвижностью. Сегодня ясно, что качество воздушной среды определяется и электрическими характеристиками, например содержанием и спектральным составом аэроионов – заряженных кластеров, составом и спектром соляных частиц аэрозоля.

При этом необходимо учесть, что воздух представляет собой сложнейшую пространственно неоднородную физико-химическую систему, непрерывно находящуюся в динамике преобразований. Конденсация, испарение, сублимация, агрегирование, зарядка/разрядка аэрозоля и рекомбинация аэроионов, радиоактивный распад и химические превращения, движение воздуха и изменение температуры и влажности – все это определяет итоговое состояние воздушной среды. Кроме того, воздух служит средой обитания разнообразной микроскопической биоты, так называемых биоаэрозолей.

Следует особо подчеркнуть системность состава всех компонентов «воздуха» и их физико-химических и химико-биологических характеристик, когда изменение одного компонента сразу же сказывается на характеристиках других компонентов и всей их системы в целом.

Воздух может быть и причиной болезни (включая профессиональные заболевания), а также может воздействовать как иммуномодулирующее, противовоспалительное, бактерицидное, противовирусное, фунгицидное, цитостатическое, антистрессовое и анальгезирующее средство [8, 25, 32].

Именно такие воздействия, и не только, оказывает лечебная воздушная среда сильвинитовых спелеоклиматических камер.

 

Основные параметры процедур спелеоклиматотерапии

В спелеоклиматической камере, построенной как было описано выше, благодаря процессам взаимодействия воздуха с соляной полиминеральной (галит, сильвин, карналлит) поверхностью поддерживается лечебная среда, в целом очень похожая, если не вникать в детали, на среду калийных рудников или морского побережья.

Эта среда благоприятно воздействует на организм человека. Но каково должно быть это воздействие по длительности?

Классические условия спелеотерапии под землей выработали сначала одну методику процедур: по 8-12 часов пребывания под землей на протяжении 20-24 дней, а затем другую: 4 часа днем на протяжении 10-14 дней.

Для условий наземных спелеоклиматических камер эти условия оказались чрезмерно жесткими (по финансовым соображениям) и после проведения специальных исследований в них были внесены коррективы. Эти коррективы опираются и на экспериментальные исследования и на общую теорию.

Материальный мир, в котором мы живем и частью которого являемся, находится в непрерывном изменении, в непрерывном движении. Так устроен мир, что криволинейное и в чем-то повторяющееся движение оказывается устойчивой формой существования и порождает некоторые относительно устойчивые во времени образования и процессы. Такие строго циклические или стохастически меняющиеся в некотором коридоре значений движения явления позволяют ввести понятие ритма или цикла.

Подчеркнем, что ритмичность или цикличность является одним из основных проявлений жизни, функционирования живого организма. Практически все физиологические процессы в нашем организме протекают ритмично, образуя правильные или почти правильные циклы, например, дыхательный или сердечный. Циклические изменения деятельности живого организма, называемые биологическими ритмами (биоритмами), обеспечивают стабильность работы всех механизмов саморегулирования в живых организмах. Естественно, что биоритмы находятся в зависимости от основных природных ритмов, ибо в течение всего жизненного цикла ритмы живых организмов непрерывно подстраиваются под изменения внешних ритмов природы.

Выработанные организмом человека в процессе эволюции биологические ритмы функционирования являются в чем-то и приспособлением к внешней среде и сохранением уникальности и индивидуальности нашего организма.

Основные изменения внешней среды нашего обитания и эволюции связаны с фундаментальными циклическими процессами космического характера, наблюдаемыми нами в виде приливов и отливов, смены дня и ночи, фазы Луны и времени года.

С ними связаны приливные, суточные (циркадные), лунные (месячные) и сезонные (годовые) ритмы всех биологических систем, которые могут поддерживаться даже в относительной изоляции от соответствующего внешнего цикла.

Циркадными (циркадианными) ритмами (от лат. circa «около, кругом» + dies «день») называют циклические колебания внешней для организма среды обитания и внутренней среды живого организма, связанные с суточной сменой дня и ночи. Период циркадных ритмов обычно близок к 24 часам. Порожденные изменениями внешней среды (вращением Земли вокруг своей оси), циркадные ритмы настолько «укоренились» в нашем организме, что представляют своеобразные биологические часы. Подчиняясь этим ритмам, мы спим и бодрствуем, активны или пассивны, рассеяны или сосредоточены.

Восточная, в частности китайская, медицина с древности уделяла этим ритмам огромное внимание. Западная медицина не могла не учитывать явно видимые ритмы, но всегда относилась к ним, лишь как к неизбежному «злу» не более. С развитием техники биохимических исследований появились возможности исследования биоритмов на молекулярном уровне, результаты которых зафиксированы присуждением в 2017 году Джеффри Холлу, Майклу Росбашу и Майклу Янгу Нобелевской премии за открытие молекулярных механизмов, контролирующих циркадный ритм [35]. Уверены, что и другие научное доказательство других биоритмов также «не за горами».

Несмотря на то, что основные воздействия внешней среды на организм человека цикличны, помимо них существуют и множество других, внешне случайных, стохастических воздействий. Мы привыкли жить в окружении этих изменчивых, но непрерывно воздействующих на нас изменений.

Более того, опыт космонавтики показал, что наш организм настолько приспособлен к непрерывным изменениям внешней среды, что в стабильной благоприятной среде гермообъектов (космических кораблей) нормально существовать не может, начинает почти мгновенно (за несколько дней) «разрушаться», заболевает. Оптимальной для нас оказалась не постоянная среда с оптимальными параметрами, как думали все медики, гигиенисты и инженеры, а непрерывно меняющаяся среда с периодически отклоняющимися от оптимальных (но не чрезмерно) параметрами.

Основным циклом, влияющим на процедуру лечения, является суточный. Границы между утром, днем, вечером, ночью достаточно условны, но, тем не менее, выражены и даже закреплены в речи, например, мы говорим: 10 часов утра, но 11 часов дня, 4 часа дня, но 5 часов вечера, 11 часов вечера, но 12 часов ночи и т.п.

Итак, наше утро начинается в 5 утра и длится примерно 4 часа до 9 часов утра. Природа расцветает. Затем наступает день, который длится примерно 8 часов до 5 часов вечера. После него наступает вечер с его особенностями «замирания» жизни по мере изменения освещенности. И, наконец, в свои права вступает ночь. Ночью большинство животного мира суши, включая человека, спит. Таким образом, мы имеем последовательность четырех периодов по 4 – 4+4 – 4 – 4+4 часов. Тем самым, минимальный интервал равен 4 часам, а чтобы влияние нахождения в спелеокамере было четко ощутимо, длительность процедуры должна быть 2 час а не менее.

Сколько же сеансов необходимо провести, чтобы получить лечебный эффект? Очевидно, что чем больше (до достижения эффекта), тем лучше. Но всё же, вращение Луны вокруг Земли вызывает четкий месячный ритм, особенно проявляющийся в функционировании женского организма (длительность менструального цикла равна примерно 28 дней). Точное значение Лунного цикла – 27,32 земных суток, а видимых фаз Луны (зависящих от взаимного расположения Солнца, Земли, Луны) – 29,5 земных суток. Эти фазы – новолуние, первая четверть (виден серп), полнолуние, последняя четверть (виден горб) длятся примерно по 7,4 суток.

Таким образом, чтобы организм почувствовал эффект воздействия, по нашему мнению, необходимо принимать лечение не менее 7 дней, а лучше 2/3 цикла – примерно, 20-21 день. В ряде случаев оказывается, что для наступления результата хватило 10-14 дней.

Поэтому оптимальное лечение в спелеоклиматической камере состоит из 20 процедур при температуре от 14 до 22 °С и относительной влажности 40–75 %. Оно может применяться в виде монотерапии и быть связанным только с воздействием лечебной среды спелеокамеры, а может сочетаться с другими видами лечебно-профилактического воздействия.

Порядок работы при эксплуатации сильвинитовых спелеоклиматических камер осуществляется в соответствии с «Методическими рекомендациями...» [17] и иными нормативными документами [16, 18].

Все лица, входящие в спелеоклиматическую камеру должны быть одеты в специальную одежду для защиты поверхности тела от неблагоприятного воздействия внешней среды, а также, для исключения дополнительного попадания в спелеоклиматическую камеру уличной грязи, бытовой пыли, болезнетворной микрофлоры.

Все пациенты перед курсом спелеоклиматотерапии обеспечиваются комплектом одежды, специальной обуви и постельного белья (для ночного лечения) или комплектом одежды и покрывалом-чехлом для кресла (для дневного лечения).

В составе одежды для мужчины: х/б костюм (пижама), шапочка, бахилы, салфетка. В составе одежды для женщин: халат х/б, косынка, бахилы, салфетка.

В помещении спелеоклиматической камеры больные принимают удобную позу (сидя, лежа) и проводят сеанс лечения по дозированному графику.

В целях улучшения психологического самочувствия (по желанию) больные могут пользоваться во время сеанса индивидуальными приборами для прослушивания музыки.

 

Основные результаты применения спелеоклиматотерапии

Основные результаты применения спелеоклиматотерапии достаточно подробно описаны в работах [8, 25, 28, 32]. Ниже мы приведем попытку систематизации этих достижений применительно к возможности их использования в целях послесменной реабилитации.

История спелеотерапии и спелеоклиматотерапии показывает, что данные технологии получили свое рождение и развитие в первую очередь для лечения бронхиальной астмы [8, 11, 25, 33] и хронического бронхита, в том числе пылевой этиологии. К настоящему времени различными исследователями получено большое количество фактического материала о благоприятном терапевтическом эффекте спелеоклиматотерапии в лечении бронхолегочной патологии, выявлены и описаны иммунологические аспекты воздействия спелеоклиматотерапии на организм больных с аллергическими заболеваниями.

Все заболевания должны иметь умеренную или среднюю тяжесть, находиться в стадии полной или неполной ремиссии, без явных органических изменений (например, легочной эмфиземы или пневмосклероза). В этих условиях эффективность лечения достигает более 80% случаев, а для пылевых бронхитов даже более 96% [8].

Успехи в лечении астмы и поллинозов позволили распространить методы спелеоклиматотерапии для лечения аллергодерматозов. Выяснилось, что в условиях специфической лечебной среды сильвинитовой спелеоклиматической камеры происходит не только местное специфическое воздействие лечебных факторов на организм человека, но и общее, неспецифическое, комплексное, адаптогенное воздействие [12]. Исследования показали, что нахождение в условиях спелеокамеры приводит к повышению эластичности кожи, выравниванию цвета лица, связанному как с местным специфическим действием, так и с общим опосредованным воздействием за счёт улучшения состояния системы органов дыхания и кровообращения, а также нормализующим действием лечебной среды на вазомоторный компонент.

В основе иммунокорригирующего воздействия в этих случаях, по нашему мнению, лежит снижение аллергенной нагрузки за счет особой чистоты (включая отсутствие аллергенов) воздуха сильвинитовой спелеоклиматической камеры, противовоспалительных и антисептических свойств соляного аэрозоля в отношении патогенных бактерий, населяющих слизистые оболочки.

Обнаружение комплексного неспецифического общего воздействия лечебной среды сильвинитовой спелеокамеры на организм человека позволило не только сформулировать концепцию гормезисного характера такого воздействия, приводящего к уменьшению клинических проявлений различных патологий и к нормализации функционального состояния организма, но и приступить к исследованию возможности применения спелеоклиматотерапии в качестве мягкого природного компонента комплексной коррекции донозологического и предморбидного состояния организма, а также лечения других нозологий.

Среди этих болезней интерес вызывают заболевания сердечно-сосудистой системы, тесно связанные с состоянием дыхательной системы. Поэтому даже из чисто теоретических соображений можно было предположить, что спелеоклиматотерапия окажет положительное воздействие на заболевания сердечно-сосудистой системы, что было подтверждено работами одного из авторов [8].

И совершенно естественным стало исследование возможностей применения спелеоклиматотерапии в сильвинитовых спелеокамерах для лечения больных нейроциркуляторной дистонией по гипертензивному типу (см. например, 12).

В целом, можно утверждать, что сильвинитовая спелеоклиматотерапия, применяемая при лечении больных нейроциркуляторной дистонией по гипертензивному типу, воздействует на основные звенья патогенеза заболевания и вызывает повышение устойчивости сердечно-сосудистой системы к нагрузкам, понижение чувствительности адренорецепторов к адренергическим воздействиям, адекватную инактивацию и нормализацию обмена катехоламинов, приводит к стабилизации кислотно-основного состояния, устойчивому снижению концентрации натрия в тканях, оптимизации процессов свободно-радикального окисления липидов, повышению активности ферментного звена антиоксидантной системы.

В ряде работ было успешно апробировано применение спелеоклиматотерапии в качестве метода коррекции пограничных функциональных состояний и профилактики утомления. Положительный эффект проявлялся снижением уровня невротизации, значительным расширением физиологических резервов кардиореспираторной системы, повышением физической работоспособности человека.

Эти достижения позволили перейти еще к еще более актуальным заболеваниям.

В современных, быстро меняющихся условиях социальной среды с ее социальной напряженностью и межличностными конфликтами, все большее значение имеет психоэмоциональный стресс, среди различных причин которого, особое место занимает информационный стресс - психогенное напряжение, возникающее в условиях неблагоприятного сочетания трёх факторов: большого объема информации, подлежащей обработке, ограниченности фактора времени, отведенного для такой работы мозга и высокой ответственности за правильную переработку информации и принятие решения. Нарастание автоматизации производства пока никак не решает эту проблему, а только её усиливает.

В свою очередь, психоэмоциональный стресс неблагоприятно воздействует на регуляторные системы организма человека: нервную, эндокринную и иммунную, объединенные, благодаря многочисленным взаимосвязям между ними, в единую суперсистему жизнеобеспечения. В результате происходит нарушение функционирования этой суперсистемы, что в конечном итоге приводит к формированию вторичного иммунодефицита, который открывает дорогу различным дезадаптациям, т.е. болезням.

При этом общепринятые методы профилактики и коррекции стресс-индуцированных расстройств иммунной системы с помощью медикаментозных средств не всегда дают желаемый результат.

В связи с этим использование адаптогенного немедикаментозного метода воздействия на иммунную систему, т.е. метода спелеоклиматотерапии, оказалось весьма интересным и плодотворным.

Было установлено [2,12], что спелеоклиматотерапия обладает возможностями коррекции стресс-индуцированных изменений иммунодефицита у лиц, деятельность которых связана с хроническим психоэмоциональным стрессом. Кроме того, выяснилось, что воздействие лечебной среды сильвинитовых спелеоклиматических камер на нейроиммуноэндокринную систему человека можно использовать в качестве метода немедикаментозной иммуностимуляции у больных с неаллергической патологией вне обострения основного заболевания.

Уверены, что возможности применения общефизиологического воздействия лечебной среды сильвинитовых спелеоклиматических камер на организм в целом, пока еще исследованы не в полной мере. В условиях роста антибиотикорезистентной микрофлоры, тотальности психоэмоциального стресса, пандемических опасностей новых вирусных инфекций возможности укрепления иммунитета, активизации нормального (здорового) функционирования всех систем человеческого организма открывают особые перспективы не только для послесменной реабилитации, но и для длительного сохранения здоровья, и возможно, даже замедления старения организма.

 

Заключение

Рекомендуемые методики применения спелеоклиматотерапии в сильвинитовых спелеоклиматических камерах для послесменной реабилитации основаны на положительном многолетнем опыте клинического использования подземной спелеолечебницы в г. Березники и наземных сильвинитововых спелеоклиматических камер, поверхности которых выполнены из сильвинита Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей. Все наблюдаемые клинические результаты были подкреплены специальными исследованиями.

Сегодня пришло время распространить эти достижения российской науки и практики на массовое применение при проведении послесменной реабилитации, что позволит существенно сократить развитие профессиональных заболеваний.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Агаджанян Н.А. Адаптация и резервы организма. – М: Медицина, 1983. -176 с.

2. Агаджанян Н.А., Дорохов Е.В., Жоголева О.А. Спелеотерапия в восстановительной медицине // Вестник восстановительной медицины. – 2010. – № 2. – С. 21–23.

3. Андреев С.В., Зеленецкая В.С. Концепция гормезиса в проблеме стимулирующего действия малых доз физико-химических факторов // Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. – 1989. – № 6. – С. 68–75.

4. Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем// Принципы системной организации функций. - М., 1973.- С.5-61.

5. Баевский Р.М. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии М.: Медицина, 1979. 298с.

6. Баевский Р.М., Берсенева А.П. Оценка адаптационных возможностей организма и риск развития заболеваний. М.: Медицина, 1997. С. 265.

7. Бокша В.Г., Богуцкий Б.В. Санаторно-климатическое лечение больных с заболеваниями органов дыхания. – Киев: Здоров'я, 1982. – 144 с.

8. Верихова Л.А. Спелеотерапия в России. Теория и практика лечения хронических заболеваний респираторного тракта в подземной сильвинитовой спелеолечебнице и наземных сильвинитовых спелеоклиматических камерах. – Пермь, 2000. – 231 с.

9. Возможности спелеоклиматотерапии в коррекции показателей вариабельности сердечного ритма у здоровых лиц с разным уровнем личностной тревожности / Е.В. Дорохов, Н.П. Горбатенко, Е.А. Павлова, О.А. Япрынцева // Экология человека. – 2013. – № 10. – С. 60–64.

10. Галокамера: а.с. SU 1225569 A. / В.Ф. Слесаренко, П.П. Горбенко; приоритет заявки от 13.11.1984 г.; опубл. 23.04.1986 г., Бюл. № 15.

11. Горбенко П.П., Страшнова О.В. Галотерапия в профилактике и лечении больных бронхиальной астмой // Пульмонология. – 1993. – № 2.– С. 61–65.

12. Дорохов Е.В., Жоголева О.А., Горбатенко Н.П. Спелеотерапия как немедикаментозный метод иммунокоррекции // Адаптационная физиология и качество жизни: проблемы традиционной и инновационной медицины: материалы междунар. симп. – М.: РУДН, 2008. – С. 104–106.

13. «Живой воздух» спелеоклиматических стационаров и проблемы его воссоздания в наземных комплексах / Г.З. Файнбург, М.Т. Шаров, Л.М. Папулов, Ю.Н. Падерин // Вопросы физической спелеологии – М., 1994. – С. 117–123.

14. Климатическая камера: а.с. SU 1068126 A. / B.Г. Баранников, А.В. Туев, Н.Л. Чекина, A.E. Красноштейн, В.A. Старцев и В.Я. Ковтун; приоритет заявки от 22.10.1982 г.; опубл. 23.01.1984 г., Бюл. № 3.

15. Меерсон Ф. З. Стресс, адаптация и профилактика. – М.: Медицина, 1981. –182 с.

16. Методические рекомендации по оздоровлению учащихся в учреждениях основного и дополнительного образования: утв. Комитетом по образованию и науке и Управлением здравоохранения Администрации г. Перми / И.П. Корюкина, Л.В. Софронова, Л.Е. Санкина, Г.З. Файнбург, Л.И. Лурье, А.Р. Ковыев: – Перм. гос. тех. ун-т. – Пермь, 2000. – 45 с.

17. Лечение в спелеоклиматической камере из натуральных калийно-магниевых солей Верхнекамского месторождения: метод. рекомендации: утв. Минздравмедпромом РФ 28.04.94 г. / М.А. Рычкова, А.В. Туев, А.Е. Красноштейн, Н.С. Айрапетова, Л.А. Верихова, А.Г. Малявин, Л.М. Нохрина, Ю.Н. Падерин, Л.М. Папулов, Г.З. Файнбург. – М., 1994. – 20 с.

18. Лечение респираторных аллергозов и реабилитация детей живым воздухом сильвинитовых спелеоклиматаческих камер: пособие для врачей: утв. Председателем секции по реабилитации Ученого совета Минздрава РФ, директором РНЦРиФ, академиком РАМН, профессором В.М. Боголюбовым 27 ноября 1997 г. / М.Я. Студеникин, И.П. Корюкина, Г.З. Файнбург, А.В. Туев, Е.В. Владимирский, Л.А. Верихова, В.А. Бахметьев, М.Т. Шаров, Л.М. Папулов, Н.В. Вагина, ТА. Жадова, Т.П. Гусева, Т.Н. Образцова, Е.А. Сноркина, О.П. Ипанова, В.М. Вотяков, К.А. Черный. – М. – Пермь, 1997. – 20 с.

19. Пономаренко Г. Н., Червинская А. В., Коновалов С. И. Ингаляционная терапия. СПб., 1998. - 132 с.

20. Некоторые параметры лечебной среды спелеотерапевтического стационара в выработках калийного рудника / Г.З. Файнбург, В.М. Шаров, Л.М. Папулов, А.С. Николаев // Вопросы физической спелеологии. – М., 1994. – С. 111–116.

21. Рассулова М.А. Влияние интервальных гипоксических тренировок, сильвинитовой спелеотерапии на физическую работоспособность и качество жизни больных хронической обструктивной болезнью легких // Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. – 2008. – № 4. – С. 40–42.

22. Романова Л.К. Регуляция восстановительных процессов. – М.: Наука, 1984. – 175 с.

23. Романова Л.К. Дыхательная система // Структурные основы адаптации и компенсации нарушенных функций / Под ред. Д. С. Саркисова. - М.: Медицина.- 1987.- С. 263-284.

24. Селье Г. На уровне целого организма.- М., 1972.- 192 с.

25. Cпелеотерапия в калийных рудниках и спелеоклиматотерапия в сильвинитовых спелеокамерах: теоретические основы и практические достижения. К 40-летию начала применения калийных солей для спелеолечения – Коллектив авторов / Под ред. И.П. Корюкиной и Г.З. Файнбурга – Изд. 2-е, доп. и испр. – Пермь: Изд-во Перм. нац. исслед. политехн. ун-та, 2017. – 303 с.

26. Файнбург Г.З. Нетрадиционное использование калийно-магниевых солей Верхнекамского месторождения в гуманитарных целях // Рудник будущего. – 2011. – № 1 (5). – C. 52–56.

27. Файнбург Г.З. «Соляная пещера» – артефакт всемирно-исторического значения, рожденный в Перми // Пещеры: сб. науч. тр. /Естественнонаучн. ин-т Перм. гос. нац. иссл. ун-та. – Пермь, 2016. – Вып 39 .- С. 83–100.

28. Файнбург Г.З. Ревитализация и реабилитация организма на основе гормезисного воздействия соляной аэродисперсной среды сильвинитовых спелеоклиматических помещений и их применение в курортном деле // Вопросы курортологии Республики Казахстан. – 2017. – № 1 (1). – С. 32–39.

29. Файнбург Г.З., Черный К.А. Естественнонаучные основы нетрадиционного использования соляных горных пород Верхнекамского месторождения калийно-магниевых солей – Пермь: Изд-во. Перм. нац. исслед. политехн. ун-та, 2018. – 212 с.

30. Черный К.А., Файнбург Г.З. Опыт использования сильвинитовых блоков и панелей в комнатах «живого» воздуха и основные параметры качества формируемой воздушной зоны // Инженерно-строительный журнал. – 2015. – № 2 (54). – C. 6–17.

31. Cannon, W.B. The Wisdom of the Body. – New York : W. W. Norton, 1932. – P. 177–201.

32. Fainburg G. Salty air therapy: the new effective method for treatment and healing. – Perm: Publishing house of Perm National Research Polytechnic University, 2017. – 274 p.

33. The effect of salt chamber treatment on bronchial hyperresponsiveness in asthmatics / J. Hedman [et al.] // Allergy. – 2006. – Vol. 61. – P. 605– 610.

34. The Permian know-how for indoor air quality and climate – vital air room from sylvinite material / G.Z. Fainburg, L.M. Papulov, J.N. Paderin, O.A. Kovalev, V.M. Votjakov // INDOOR AIR'96: Proc. 7th Internat. Conf. on Indoor Air Quality and Climate, Japan, Nagoya. – 1996. – Vol. 1, Sunday–Monday. – P. 971–974.

35. The Nobel Prize in Physiology or Medicine 2017 – https://www.nobelprize.org/prizes/medicine/2017/press-release/

 


1 Даже, занимаясь пост-событийным расследованием несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания, охрана труда делает это в первую очередь для выяснения характера воздействия, а также непосредственных и косвенных (ситуационных) причин произошедшего с целью дальнейшего до-событийного предупреждения повторения подобных случаев.

2 Ремиссия (от лат. remissio «уменьшение, ослабление») — период течения хронической болезни, который проявляется значительным ослаблением (неполная ремиссия) или практическим исчезновением (полная ремиссия) её симптомов заболевания. Ремиссии возникают, как вследствие лечения, так и цикличности течения заболевания. Полные ремиссии могут продолжаться годами, сменяясь новым обострением (рецидивом) болезни.

3 В случае профессиональных заболеваний развитие болезни идет годами, даже десятилетиями.

4 «Гомеостаз» или «гомеостазис» (от др.-греч. ὁμοιοστάσις = ὅμοιος «одинаковый, подобный» + στάσις «стояние; неподвижность») это непрерывное поддержание организмом динамического постоянства своего внутреннего состояния посредством саморегуляции, т.е. совокупности множества скоординированных реакций, направленных на самосохранение устойчивого функционирования в условиях необходимости адаптации к воздействиям внешней среды.