Т. Н. Васильева, И. В. Федотова, М. М. Некрасова Психогигиена эмоционального выгорания социальных работников

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №3, 2019

УДК - 613.6:656

Психогигиена эмоционального выгорания социальных работников

Т. Н. Васильева, И. В. Федотова, М. М. Некрасова,

ФБУН «Нижегородский НИИ гигиены и профпатологии» Роспотребнадзора

г. Нижний Новгород

E-mail: irinavfed@mail.ru

В статье анализируется специфика проявления синдрома эмоционального выгорания (СЭВ) как следствия профессионального риска у представителей «помогающих» профессий, к числу которых принадлежат социальные работники.

В исследовании, состоящем из 3 этапов, принимали участие 35 социальных работников двух стажевых групп. На первом этапе проведена сравнительная психодиагностика копинг-стратегий и субшкал профессионального выгорания испытуемых. Обнаружено наличие признаков профессионального выгорания в обеих группах, высокая степень которого характерна для социальных работников со стажем работы в профессии более 3-х лет. Среди менее стажированных работников наблюдались «нездоровые» копинг-стратегии преодоления стрессовых ситуаций.

2 этап был направлен на разработку и апробацию семинара-тренинга, целью которого было оказание психологической помощи социальным работникам с синдромом эмоционального выгорания. На заключительном этапе проведена повторная психодиагностика, которая показала позитивную динамику показателей СЭВ, разработаны рекомендации для администрации, направленные на снижения риска развития СЭВ у социальных работников.

Ключевые слова: социальные работники, синдром эмоционального выгорания, семинар-тренинг.

Mental health burnout of social workers

T. N. Vasilyeva, I. V. Fedotova, M. M. Nekrasova

Nizhny Novgorod Research Institute of Hygiene and Occupational Pathology

Annotation

The article analyzes the specific manifestations of burnout syndrome (CMEA) as a consequence of occupational risk among representatives of “helping” professions, which include social workers. The study, consisting of three stages, was attended by 35 social workers of two senior groups. At the first stage, comparative psychodiagnostics of coping strategies and subscale of professional burnout of the subjects was carried out. There were found signs of professional burnout in both groups, a high degree of which is characteristic of social workers with more than three years of work experience in the profession. Among less experienced workers, “unhealthy” coping strategies to deal with stressful situations were observed. The second stage was aimed at the development and testing of a training seminar, the purpose of which was to provide psychological assistance to social workers with burnout syndrome. At the final stage, repeated psychodiagnostics was carried out, which showed a positive dynamics in the CMEA indicators, recommendations for the administration were developed aimed at reducing the risk of developing CMEA among social workers.

Keywords: social workers, burnout syndrome, training seminar.

Синдром эмоционального выгорания (СЭВ) рассматривается на современном уровне знания отечественными и зарубежными авторами как следствие профессионального стресса и исследовательская задача медицины труда [1, 4, 11, 15, 16]. В русском языке английский термин «burnout» встречается в разных вариациях: «эмоциональное выгорание», «эмоциональное сгорание», «профессиональное выгорание», «психическое выгорание», «выгорание». СЭВ формируется во времени и пространстве профессиональной деятельности работника вследствие несоответствия между эмоционально-энергетическими и личностными ресурсами человека и профессиональными требованиями. В структуре СЭВ выделены 3 фактора: эмоциональное истощение (ЭИ), деперсонализация (ДП – негативные или очень отстраненные чувства к клиентам/пациентам) и редукция личных достижений/профессиональная успешность (РЛД/ПУ). СЭВ представляет собой механизм профессиональных деструкций личности, динамика которого аналогична общему адаптационного синдрому [1, 4]. Синдром выгорания характеризуется состоянием физического, эмоционального и умственного истощения, возникающего вследствие влияния рабочих стресс-факторов, разрушающих личность, что сказывается негативно на эффективности деятельности. На поведенческом уровне СЭВ проявляется отстраненностью от общения с коллегами, конфликтностью с клиентами, формализмом и искаженностью восприятия себя и других. Данный синдром опасен эффектом психического «заражения» сотрудников коллектива [9, 11, 19, 20].

Социальная работа – это многосторонняя профессиональная деятельность, направленная на содействие людям, незащищенным в социальном плане – безработным, бездомным, слепым, глухим, безнадзорным детям, больным СПИДом, пожилым, пострадавшим от стихийного бедствия/вооруженных конфликтов, инвалидам, лицам с психическими расстройствами, с алкогольной и/или наркотической зависимостью, вышедшим из пенитенциарных учреждений и/или отбывающим сроки наказаний в закрытых учреждениях и т.д. [3, 8, 12]. Доказано, что СЭВ подвержены от 20% до 80% специалистов социономических или «помогающих» профессий: медики, учителя, менеджеры, социальные работники и др. [9, 17, 20].

Так как СЭВ формируется постепенно в рамках профессионального становления личности, профилактику его необходимо начинать как можно раньше, ориентируясь на социально-психологические факторы, снижающие уровень эмоционального напряжения. В литературе предлагаются социально-адаптирующие и личностно-развивающие технологии (САЛРТ), направленные на формирование и укрепление психологического здоровья, стрессоустойчивости, повышение ресурсов психологической адаптации личности к возрастающей интенсификации труда. САЛРТ могут проводиться в форме социально-психологических тренингов, семинаров, мини-лекций, групповых и индивидуальных консультаций [4, 6, 7, 8, 10, 14, 18].

Л.М. Ничепорук (2015) обнаружила, что высокая степень переноса знаний и умений, полученных в социально-психологическом тренинге, на рабочее место сотрудника зависит от ряда обстоятельств, среди которых – личностные характери­стики участников, особенности организации, дизайн тренинга, компетентность тренера, экологичность тренинговой атмосферы, полезность материала и соответствие выбранных упраж­нений задачам, возникающим в рабочей среде [10].

Цель исследования – оценить степень риска СЭВ для социальных работников, обслуживающих людей старшего возраста и с ограниченными физическими возможностями, и разработать программу психологической помощи с использованием технологий здоровьесбережения.

Материалы и методы исследования

В исследовании принимали участие 35 социальных работников государственного центра социальной помощи двух стажевых групп. В первую группу вошли 20 социальных работников со стажем более 3-х лет в возрасте от 22 до 40 лет (31,5±1,32), во вторую – 15 социальных работников со стажем менее одного года в возрасте от 22 до 35 лет (30,0±0,92), все женщины.

Исследование состояло из 3 этапов: констатирующего, формирующего и контрольного (заключительного). Целью констатирующего (1) этапа было изучение и оценка эмоциональной сферы и функционального состояния работников обеих стажевых групп. Были использованы опросники, позволяющие выявить специфику синдрома выгорания [4, 5]. В психодиагностический комплекс входили опросники: «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций» (SACS) с оценкой моделей преодолевающего поведения или копинг-стратегий: ассертивные действия, вступление в социальный контакт, поиск социальной поддержки, осторожные действия, импульсивные действия, избегание, манипулятивные действия, асоциальные действия, агрессивные действия; «Профессиональное выгорание» (ПВ) с оценкой значений субшкал – «Эмоциональное истощение» (ЭИ), «Деперсонализация/Цинизм» (ДП/Ц), «Редукция профессиональных достижений/Профессиональная успешность» (РПД/ПУ). Результаты психодиагностики подвергались стандартной математико-статистической обработке. Рассчитывалась величина интегрального показателя выгорания (ИПВ), которая сравнивалась с тестовыми нормами.

Формирующий (2) этап был направлен на разработку и апробацию семинара-тренинга, направленного на оказание психологической помощи лицам с ПВ и его профилактику.

На контрольном (3) этапе проведены: повторная психодиагностика и дана оценка эффективности семинара-тренинга; индивидуальные психологические консультации (по запросам участков семинара-тренинга); разработаны рекомендации для администрации государственного центра социальной помощи .

Результаты и их обсуждение

В профессиограмме специалиста по социальной работе отмечается, что профессия «специалист по социальной работе» имеет следующие специализации: социальный работник; социальный работник службы занятости; профконсультант, относится к типу «человек-человек», она ориентирована на общение и взаимодействие с людьми. Для этого требуются умения устанавливать и поддерживать деловые контакты, понимать людей и разбираться в человеческих взаимоотношениях, проявлять активность, общительность и контактность, обладать развитыми речевыми способностями и вербальным мышлением, обладать эмоциональной устойчивостью. Дополнительный тип профессии – «человек-природа», поскольку она связана с заботой и уходом за живыми людьми, с профилактикой и лечением заболеваний. Для этого требуется высокий уровень развития наблюдательности, внимательности, физической выносливости, склонности и интерес к работе с людьми, которые нуждаются в помощи и заботе [13].

По мнению Ю.Р. Вишневского с соавт. (2009) «социальная работа» включает определенные виды компетентности специалистов:

функциональную – профессиональные знания и умением их реализовать, способность проектировать свое дальнейшее профессиональное развитие;

интеллектуальную – способность к аналитическому мышлению и осуществлению комплексного подхода к выполнению своих обязанностей, умение овладевать приемами личностного самовыражения и саморазвития;

ситуативную – умение действовать в соответствии с ситуацией;

социальную – наличие коммуникативных и интеграционных способностей, умение поддерживать отношения, влиять и добиваться своего, владение навыками совместной (групповой, кооперативной) профессиональной деятельности, сотрудничества, а также принятыми в данной профессии приемами профессионального общения, социальной ответственности за результаты своего профессионального труда.

Компетентность социального работника может рассматриваться и как интегральная профессионально-личностная характеристика, которая определяется готовностью и способностью выполнять профессиональные функции социальной защиты, социальной помощи и заботы в соответствии с принятыми в социуме на настоящий момент нормами и стандартами [3, с.21-22].

Почему социальный работник подвергается высокому риску развития СЭВ? Это можно объяснить тем, что они лично сталкиваются с проблемами людей, обратившимся за помощью в кризисных и тяжелых ситуациях, выполняя роль «эмоционального донора». Профессиональными рисками социальной работы являются: высокая рабочая нагрузка, отсутствие или недостаток социальной поддержки со стороны коллег и руководства; недостаточное вознаграждение за работу; высокая степень неопределенности в оценке выполняемой работы; необходимость внешне проявлять эмоции, не соответствующие реалиям; отсутствие выходных, частое столкновение с этическими дилеммами в работе и необходимость принятия решения в каждой конкретной ситуации; столкновение с ситуациями, несущими угрозу его здоровью и жизни; дефицит времени и средств для решения реальных ситуаций клиентов и их проблем; информационная перегрузка или дефицит информации в условиях необходимости принятия быстрых решений по конкретной проблеме и др. Эти риски сказываются на психическом здоровье специалиста, проявляясь психоэмоциональным и физическим истощением, снижением порога эмоциональной восприимчивости, уменьшением профессиональной мотивации, что характерно для синдрома профессионального выгорания [8, 12, 13].

Результаты проведенной сравнительной психодиагностики копинг-стратегий и субшкал ПВ социальных работников двух стажевых групп представлены в таблице 1.

Таблица 1

Сравнительная психодиагностика показателей копинг-стратегий и субшкал профессионального выгорания социальных работников двух стажевых групп (в баллах)

Изучаемые показатели психоэмоциональной сферы

Первая группа

Вторая группа

«Стратегии преодоления стрессовых ситуаций»

Ассертивные действия

18,6±0,95

21,0±0,87

Вступление в социальный контакт

24,4±1,13

25,0±0,45

Поиск социальной поддержки

25,5±0,69

26,2±0,51

Осторожные действия

22,6±0,8

24,5±0,5

Импульсивные действия

17,3±0,93

21,6±0,89*

Избегание

14,5±1,02

20,6±0,86*

Манипулятивные действия

19,3±0,94

22,0±0,67*

Асоциальные действия

13,6±0,86

17,4±0,86*

Агрессивные действия

14,6±0,21

20,2±0,54*

«Профессиональное выгорание»

Эмоциональное

истощение

23,4±1,72

15,0±0,69*

Деперсонализация/Цинизм

10,7±1,25

8,0±0,67

Редукция личных достижений/Профессиональная успешность

32,4±1,32

27,5±0,77*

Интегральный показатель выгорания

8

5

Примечание: * - значимые различия по t-критерию Стьюдента

Социальные сотрудники с небольшим стажем работы в профессии (вторая группа) по сравнению со стажированными в стресс-ситуациях чаще прибегают к копинг-стратегиям: «Импульсивные действия» (t=3,34; p <0,01), «Избегание» (t=4,57; p<0,001), «Манипулятивные действия» (t=2,34; p<0,05), «Асоциальные действия» (t=3,13; p <0,01), «Агрессивные действия» (t=9,67; p<0,001). По мнению Н.Е. Водопьяновой и Е.С. Старченковой (2017) сочетание копинг-поведения «Избегание» (уход от разрешения проблем – стратегия пассивности) с асоциальными моделями преодоления –«Асоциальные действия» (как жесткими, догматическими, циничными, негуманными) и «Агрессивные действия» (в данном случае по отношению к собеседнику применяются давление, отказ от поиска альтернативных решений, конфронтация, соперничество и др.) характерен для «неуспешных» сотрудников. Подобное сочетание копинг-стратегий является спецификой неуверенного поведения и является компенсаторным механизмом преодоления внутреннего (душевного) дискомфорта – психологических комплексов неуверенности в себе и негативизма по отношению к окружающим. Можно рассматривать обнаруженные у малостажированных работников поведенческие паттерны способом первичной адаптации к профессиональной работе с людьми [4].

У всех социальных работников диагностируется наличие синдрома выгорания, ИПВ стажированной (1) группы достигает высокой степени (7-9 баллов по тестовым нормам), 2 группы – средней (5-6 баллов по тестовым нормам). У испытуемых 1 группы по сравнению со второй – достоверно выше величины ЭИ (t=4,53; p <0,001) и РЛД/ПУ (t=3,21; p <0,01).

Полученные нами результаты фоновой психодиагностики показателей копинг-стратегий и субшкал профессионального выгорания согласуются с данными, полученными другими авторами [4, 8, 12, 16, 19] и свидетельствуют о необходимости разработки программ психологической помощи для этой профессиональной группы.

Для ее осуществления нами была разработана программа семинара-тренинга, рассчитанная на 5 занятий длительностью 2 часа. Программа была апробирована на группе социальных работников (20 участников) с высокими значениями копинг-стратегий и уровней ПВ. Каждое занятие состояло из 3-х блоков: информационного (15 минут); тренингового и мониторингового.

Информационный блок позволил испытуемым познакомиться с негативным влиянием эмоционального выгорания на здоровье работников, спецификой делового общения, направленного на достижение предметной договоренности; вербальными и невербальными навыками установления контакта, активного слушания; приёмами противостояния манипулированию, адекватным стратегиям преодоления конфликтных ситуаций, вариантами здоровьесберегающих технологий.

Тренинговый блок нацелен на формирование коммуникативной компетентности, «здоровых» копинг-стратегий, ассертативности (уверенного поведения) и стрессоустойчивости. В тренинговом блоке использовались упражнения из тренингов делового общения, социально-психологического тренинга профессиональных навыков и личностного роста с элементами гештальт-терапии и психодрамы [4-6, 8, 10, 14].

Мониторинговый блок заключался в выполнении «домашних» заданий психолога с обязательным обсуждением результатов их выполнения на группе, анализе собственных чувств участника семинара-тренинга и степени личной включенности в тренинговую деятельность.

После участия социальных работников в программе семинара-тренинга была проведена повторная психодиагностика (рис. 1 и 2).

Рис. 1. Результаты сравнительной психодиагностики копинг-стратегий преодоления стрессовых ситуаций в группе социальных работников до и после участия в семинаре-тренинге

Сравнительный анализ значений копинг-стратегий преодоления стрессовых ситуаций социальных работников до и после участия в семинаре-тренинге не выявил достоверных различий, что можно объяснить кратковременностью психологического внедрения и необходимостью пролонгированной перестройки поведенческих паттернов в более длительные сроки. Проявление «здоровых копинг-стратегий» преодоления стрессовых ситуаций возможно через несколько недель.

Рис. 2. Результаты сравнительной психодиагностики субшкал профессионального выгорания и интегрального показателя выгорания социальных работников до и после участия в семинаре-тренинге

Однако следует отметить тенденцию к снижению величин субшкал синдрома выгорания (рис. 2). Наблюдается позитивная динамика величины РЛД/ПУ (t=2,63; Р<0,05). О снижении риска эмоционального выгорания свидетельствует и меньшая величина ИПВ.

На основании анализа результатов исследования и запроса администрации государственного центра социальной помощи разработаны рекомендации по здоровьесбережению социальных работников. В общую концепцию управления, развития персонала и обеспечения профессионального долголетия социальных работников необходимо включить долговременную программу «антивыгорания», состоящую из психопросвещения, психодиагностики и психологической помощи работникам (обучение здоровье сберегающим технологиям индивидуально и в тренингах).

Выводы

  1. Исследования состояния психоэмоциональной сферы в 2-х стажевых группах социальных работников выявило наличие признаков профессионального выгорания в обеих группах, высокая степень которого характерна для испытуемых со стажем работы в профессии более 3-х лет. Для менее стажированных работников характерны «нездоровые» копинг-стратегии преодоления стрессовых ситуаций.
  2. Сравнительная психодиагностика изучаемых показателей участников семинара-тренинга выявила снижение степени СЭВ, что подтверждает эффективность кратковременной психологической помощи.
  3. Психогигиена профессионального выгорания и сохранение профессионального долголетия социальных работников возможна при наличии долговременной программы «антивыгорания». В данную программу необходимо включить: психопросвещение (информирование работников о неблагоприятном влияния психоэмоциональных перегрузок на состояние здоровья); соблюдение гигиенической и социально-психологической требований к организации трудового процесса; проведение регулярного мониторинга состояния здоровья работников с психодиагностикой показателей психоэмоциональной сферы; формирование здоровьесберегающей атмосферы в трудовом коллективе (дни здоровья, комнаты психологической разгрузки и т.п.); обеспечение профессионального и личностного роста персонала с помощью курсов повышения квалификации; психологическое сопровождение сотрудников с применением индивидуальной и групповой психотерапии – расширение персонального спектра копинг-поведения, ресурсов стрессоустойчивости с помощью психотехник.

Литература:

  1. Березенцева Е.А. Профессиональный стресс как источник профессионального выгорания. Управление образованием: теория и практика. 2014; 4: 162-70.
  2. Брынских К. Г. Коррекция и профилактика синдрома эмоционального выгорания в профессиональной деятельности педагогов. Концепт. 2015. Спецвыпуск № 08. ART 75134. 0,4 п. л. [Электр. ресурс]. http://e-koncept.ru/2015/75134.htm.
  3. Вишневский Ю.Р. ред. Профессиональный имидж социальной работы и роль СМИ в повышении ее престижа: информационно-аналитический отчет. Екатеринбург: УГТУ−УПИ, 2009.
  4. Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С.  Синдром выгорания. Диагностика и профилактика. М.: Издательство Юрайт, 2017.
  5. Габдреева Г.Ш., Прохоров А.О. Практикум по психологии состояний. СПб: Речь; 2004.
  6. Гафарова Н.В. Социально-психологический тренинг, направленный на преодоление профессионального выгорания и эмпирическая проверка его эффективности. Вестник ЮУрГУ. 2013; 6 (2): 43-9.
  7. Ивахненко Г.А. Здоровьесберегающие технологии в российских вузах. Вестник института социологии . 2013; 6: 99-111.
  8. Карелина Е. О. Психолого-педагогическая коррекция эмоционального выгорания социальных работников в Комплексном центре социального обслуживания населения. Концепт. 2015. Спецвыпуск № 01. ART 75031. 0,4 п. л . [Электр. ресурс]. http://e-koncept. ru/2015/75031 htm. – Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. – ISSN 2304-120X. (дата обращения 7.03.2018).
  9. Князев В.Н., Ремизова К.А. Современное состояние проблемы эмоционального выгорания в психологической науке. Вестник университета. 2017; 5: 181-9.
  10. Ничепорук Л.М. Социально-психологический тренинг профессиональных навыков: проблема переноса. Организационная психология. 2015; 5(1): 91–103.
  11. Носатовский И.А., Рогачева Т.А., Утенкова С.Н. Клинический подход к проблеме «синдрома эмоционального выгорания». Социальная и клиническая психиатрия. 2017; 27 (4): 89-92.
  12. Попова Н. А. Проблема профилактики эмоционального выгорания социальных работников. Научно-исследовательские публикации. 2014; 6(10): 84-8.
  13. Профессиограмма специалиста по социальной работе. [Электр. ресурс]. https://www.bibliofond.ru/view.aspx?id=660187 (дата обращения 19.06.2018).
  14. Суховершина Ю.В., Тихомирова Е.П., Скоромная Ю.Е. Тренинг делового (профессионального) общения. М.: Академический Проект; Трикста, 2006.
  15. Frantzana A., Charalambous M. Leadership roles and motivation factors leading to occupational burnout amongst staff, including nurses, working in the public health field. J Biomed Sci&Res. 2019; 3(3). AJBSR.MS.ID.000666. DOI: 10.34297/AJBSR.2019.03.000666
  16. Lastovkova A., Carder M., Rasmussen H. M., Sjoberg L., de Groene G. J., Sauni R., Vevoda J., Vevodova S., Lasfargues G., Svartengren M., Varga M., Colosio C. Pelclov D. Burnout syndrome as an occupational disease in the European Union: an exploratory studyIndustrial. Health. 2018; 56: 160–165
  17. McKenzie B., Walker T., Chin C. Prevalence of Burnout in Bahamian Health Care Personnel. J Occup and Environ Medicine. 2018; 60(8): 434–35 . [DOI 10.1097/JOM.0000000000001383]
  18. Mistretta E.G., Davis M.C., Temkit M., Lorenz C., Darby B., Stonnington C. M. Resilience Training for Work-Related Stress Among Health Care Workers: Results of a Randomized Clinical Trial Comparing In-Person and Smartphone-Delivered Interventions. J Occup and Environ Medicine. 2018; 60(6): 559-68.
  19. Müller G., Brendel B., Freude G., Potter G., Rose U., Burr H., Falkenstein M., Martus P. Work-related determinants of burnout in a nationally representative sample of german employees: results from the study on mental health at work. J Occup and Environ Medicine. 2018; 60(7): 584-8. [DOI10.1097/JOM.0000000000001328]
  20. Portoghese I., Galletta M., Burdorf A., Cocco P., D’Aloja E., Campagna M. Role stress and emotional exhaustion among health care workers: the buffering effect of supportive coworker climate in a multilevel perspective. J Occup and Environ Medicine.  [DOI 10.1097/JOM.0000000000001122]