Оценка риска вреда здоровью. Концепция. А. С. Ворошилов, С. П. Ворошилов, Н. Н. Новиков, Г. З. Файнбург (№2, 2015)

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №2,2015

 

А.С. Ворошилов,

 зам. директора ООО "Кузбасс-ЦОТ", канд.тех.наук

Email: office@kuzbasscot.ru

 

С.П. Ворошилов,

директор НП "Кузбасс-ЦОТ", канд.физ.-мат.наук

E-mail: vsp1950@yandex.ru

 

Н.Н. Новиков,

Генеральный директор НАЦОТ,

 д.т.н., профессор,  заслуженный деятель науки РФ

E-mail: nacot-nnn@mail.ru

 

Г.З. Файнбург,

директор Института безопасности труда,  производства и человека ПНИПУ,

заслуженный работник высшей школы РФ, д.т.н., профессор

E-mail: faynburg@mail.ru

 

Health risk assessment. Conception

A. S. Voroshilov

Limited company “Kuzbass” deputy director, candidate of sciences (tech.)

S. P. Voroshilov

Non-profit partnership “Kuzbass-TsOT” director, candidate of sciences (Phys.– Math.)

N. N. Novikov

General manager of the National Association for the Protection of Labor Centers, doctor of sciences (tech.), professor, Honored Worker of Science (RF)

G. Z. Fainburg

Director of the Institute of industrial safety, production and man, doctor of sciences (tech.), professor, Perm

 

Охрана труда во многом эмпирическая наука. Именно поэтому разнородные факторы, влияющие на здоровье работника, очень трудно сопоставить между собой. Фундаментальный подход к устранению данных трудностей изложен в руководстве по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса. Уровни воздействия разнородных опасных и вредных факторов объединены в классы и увязаны с возможной тяжестью причиненного вреда здоровью работника.

Развивая данный подход, мы попытались заложить в понятие «профессиональный риск» такую философию, которая позволяла бы нам сопоставлять (оценивать) основные факторы, создающие риск.

Общеизвестно, что рыночная экономика эффективно и динамически развивается, ибо в качестве своей цели имеет четко выраженный и поддающийся количественной оценке критерий – прибыль. Огромные масштабы современного производства и его энергоемкость поставили во главу угла проблемы обеспечения безопасности производственной деятельности человека, включая трудовую деятельность миллиардов работников. Однако управление безопасностью преимущественно основывается на императивных требованиях законодательства, что делает это управление недостаточно эффективным. Вот почему на рубеже ХХI века начались поиски новых прогрессивных методов управления, связанных с единственно возможным (и аналогичным прибыли) критерием – риском. При этом мировое сообщество выработало и важный экономический принцип - «Рисками управляет тот, кто их создает», и этот же субъект права – рискосоздатель должен платить за данные риски, если их не удалось ликвидировать.

Общеизвестно, что работодатель, будучи владельцем оборудования, сырья, готового продукта, а на период выполнения трудовой функции работниками – и рабочей силой, является по закону основным причинителем вреда и ответчиком за профессиональные и производственные риски. На него же возложена обязанность организации работ по охране труда в соответствии с государственными нормативными требованиями охраны труда. В соответствии с ними, работодатель обязан: 1) обеспечить безопасные условия труда на каждом рабочем месте; 2) обеспечить безопасную организацию труда работников; 3) обеспечить социальную защиту пострадавших на производстве. Заметим, что первое и третье требования работодатель может полностью обеспечить силами своего административного персонала, но безопасное выполнение работ работниками возможно только в том случае, если работник сам хочет и может (умеет) защититься от профессиональных рисков, только если он компетентен и строго выполняет все требования охраны труда. Без активного участия работника никакое обеспечение безопасности невозможно – это истина.

Из данного рассмотрения вытекает весьма нетривиальный вывод – работник сам является создателем и невольным (или вольным), генератором профессиональных рисков. Этот вывод легко подтверждает и твердо установленная в разных странах эмпирическая  закономерность - причиной 70-90 % несчастных случаев и аварий является некомпетентные действия человека (либо самого пострадавшего работника, либо должностного лица работодателя, занятого руководством и/или организацией работ).

Нетривиальность этого вполне очевидного вывода обусловлена тем, что в настоящее время основные и весьма плодотворные усилия российского и мирового научного сообщества направлены в первую очередь на изучение и управление рисками, которые генерируются опасными и вредными производственными факторами агрессивной производственной среды.  Вот и сегодня практически все внимание уделяется оценке условий труда с помощью специальной оценки рабочих мест по условиям труда, позволяющей более или менее надежно оценить лишь профессиональные риски, связанные с профессиональными заболеваниями. Действительно, поскольку уровень воздействия вредных производственных факторов на здоровье работника почти не зависит от компетентности работника, возможность профессионального заболевания пропорциональна стажу работы и уровням вредных факторов агрессивной производственной среды, то методика оценки профессионального риска, базирующаяся на «традиционном» подходе, дает  удовлетворительные результаты. Специалистам хорошо известно, что этот «традиционный» подход к оценке профессиональных рисков, опирающийся исключительно на анализ опасных и вредных факторов производственной среды, заведомо не дает, и не будет давать точную оценку риска производственного травматизма.

Именно поэтому, «традиционный» подход к оценке профессиональных рисков, в принципе не может объяснить, снижение частоты травматизма с ростом рабочего стажа. Чем дольше производственная среда воздействует на работника, тем меньше плотность вероятности  травматизма! Парадокс? Нет, парадокса нет, ибо навыки безопасной работы растут с опытом быстрее, а вероятность реализации опасностей генерируемых производственной средой остается неизменной.

В результате сегодня традиционные методики оценки уровня рисков травматизма не дают надежного и необходимого для управления прогноза, поскольку в некоторых случаях ошибка будет составлять многие сотни процентов.

На базе проведенных научных исследований, обширного фактического материала и прикладных расчетов можно сказать, что распределение степени тяжести вреда здоровью среди работников по причине производственного травматизма можно описать следующей функцией:

                          (1)

где:

 - показатель степени уровня тяжести вреда здоровью, который устанавливает численную связь между лингвистическими переменными: смерть >5, тяжкий вред 4-5, средний вред 3-4, легкий вред 2-3, несущественный вред 1-2 и ничтожный вред 0-1 (см. таблицу);

- число работников, имеющих показатель степени уровня вреда здоровью Vz и выше;

 общее число работников;

а - средний показатель степени уровня тяжести вреда здоровью, в общем случае, это некая функция, показывающая степень опасности работы.

В таблице приведены сведения по травматизму работников в странах с развитой рыночной экономикой и в бывших странах социалистической экономики (классификация МОТ), обнародованные в докладе директора Целевой программы МОТ "За безопасный труд" на XVII Всемирном конгрессе по охране труда.

Коэффициенты частоты травматизма по данным стран с развитой рыночной экономикой "колеблются" возле значений коэффициента частоты травматизма, рассчитанных по формуле (1), а среднее значение коэффициента частоты травматизма (по 27 странам) Кч= 19 практически равно расчетному коэффициенту Кч= 17. Следует отметить, что, как правило, расчетные коэффициенты близки к нижней границе коэффициентов, рассчитанных по оценочной методике МОТ. Все это свидетельствует о том, что предлагаемый подход дает вполне адекватные результаты при расчете коэффициентов частоты травматизма.

Крайне низкие значения коэффициентов частоты несчастных случаев, повлекших за собой отсутствие на работе 3-х и более рабочих дней по бывшим странам социалистической экономики, скорее всего, обусловлены тем, что работники в основном уходят на больничный при получении травмы средней тяжести, и поэтому легкий травматизм фактически не фиксируется. В то же время коэффициенты частоты травматизма, полученные с использованием оценочных данных МОТ, на наш взгляд слишком завышены.

Для расчета риска получения травмы на производстве мы считаем, что он равен интегралу от произведения ущерба (Vz) и плотности распределения вероятностей.

Полученные нами результаты позволяют утверждать, что риск получения травм равен среднему вреду здоровью.

На наш взгляд, предложенный подход можно будет распространить на исследования по профессиональным заболеваниям работников, что является важным этапом профилактики и страхования жизни и здоровья.

Данная теория может послужить основой для разработки новых и совершенствования имеющихся моделей оценки рисков травматизма на различных производствах.

Санитарно-гигиеническое нормирование производственных факторов как объективная исходная основа управления рисками. Г. З. Файнбург (№2, 2015) Основная цель охраны труда - снижение социального и экономического бремени общества методами предотвращения производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, а также социальной защиты пострадавших на производстве. Центральное место в этой работе занимает идентификация опасностей и оценка риска их воздействия для отдельных видов работ на рабочих местах разных типов различных производственных зон. Изложен новый авторский метод управления рисками FRAM, опирающийся на теоретические воззрения и практический опыт автора, а также на измеренные и(или) оцененные значения факторов производственной среды и трудового процесса в сравнении с установленными санитарно-гигиеническими нормами. Вносятся предложения по совершенствованию санитарно-гигиенического нормирования условий труда и отдельных производственных факторов. Дается новая практически полезная классификация неблагоприятных факторов производственной среды.