Bit или не bit? Информационная нагрузка как фактор профессионального риска. А. В. Зуев, И. В. Федотова (№2, 2015)

Скачать выпуск "Безопасность и охрана труда" №2,2015

 

А.В. Зуев

Научный сотрудник отдела гигиены ФБУН  «Нижегородский НИИ гигиены и профпатологии»  Роспотребнадзора», г. Нижний Новгород

E-mail: zuyev2006@ mail.ru

 

И.В.Федотова

Заведующий отделом гигиены ФБУН  «Нижегородский НИИ гигиены и профпатологии»  Роспотребнадзора,  доктор медицинских наук, г. Нижний Новгород

e-mail: irinavfed@mail.ru

 

Informational overstrain as a factor of occupational risk

A. V. Zuev

Researcher

I. V. Fedotova

Head of Hygiene department

Hygiene department of Research institute f

or hygiene and occupational pathology,

Rospotrebnadzor, Nizhny Novgorod

 

Научно-технический прогресс и широкое использование информационно-телекоммуникационных технологий изменили условия жизни и труда людей. Роль информации значительно возросла и продолжает расти, что кроме положительного влияния, имеет и отрицательные аспекты [1, 9, 12, 18, 24, 27]. По мнению А.О. Карелина  (2013), некоторые из этих аспектов, связанные с системами приема и передачи информации, достаточно давно и активно обсуждаются и изучаются, например, факторы физической природы (неионизирующие и ионизирующие излучения, яркость, освещенность, шум, микроклимат и др.) и психофизиологические факторы  (перегрузка зрительного и слухового анализатора, гиподинамия и др.). Вопросы значительного увеличения объемов информации изучаются, но больше только обсуждаются, исследований в этом направлении крайне редки. Проблемы,  связанные  с   «изменением природы потоков информации», «качества информации и форм ее предоставления», по мнению автора,  пока даже не обсуждаются [18].

Увеличение  количества информации и соответственно информационной нагрузки (ИН) на человека совпадает с одновременным ростом психической и стресс-обусловленной заболеваемости, что вызывает обоснованную тревогу ученых [12]. В литературе приведены достаточно убедительные доказательства влияния информации на формирование психоэмоционального перенапряжения, развитие эмоционального и информационного стресса и его последствий в виде заболеваний сердечнососудистой, пищеварительной, иммунной систем организма, онкологических болезней; а также на возникновение психических заболеваний, повышение уровня травматизма и количества суицидов [6, 8, 12, 13, 16, 30].

Все большее внимание уделяется возможности негативного влияния ИН на состояние здоровья работника, особенно в сочетании с дефицитом времени и возросшей ответственностью [6,12,13,15,16]. Такое сочетание характерно для лиц, занятых управленческим, операторским, творческим трудом, доля которого среди трудоспособного населения постоянно растет. Для этой категории работников переработка большого объема информации – дополнительный стрессогенный фактор, который приводит к развитию перенапряжения, истощению сил, апатии и т.п. [14]. По последним данным более 10% трудоспособного населения находятся в условиях постоянного социального или производственного стресса; треть работников умственного труда испытывают тревожность на работе, эмоциональный стресс и страдают от депрессивных состояний [8, 14, 22, 23, 25, 31]. По прогнозу Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) к 2020 году депрессия будет основной причиной нетрудоспособности   [9,12].

Важное значение, а в условиях офисной среды – первостепенное, приобретают  психосоциальные и организационные факторы: напряженность труда, высокие требования к квалификации работников, низкая социальная поддержка, отсутствие соответствующего вознаграждения, неудовлетворенность работой, неблагоприятные межличностные отношения, психологическая обстановка в коллективе и др., которые создают критические нагрузки на человека, его физическое и интеллектуальное состояние [3, 14, 25]. В этой связи вопросы оптимизации умственной и интеллектуальной деятельности, нормирование ИН на различные профессиональные группы на современном этапе приобретает особую актуальность [27]. Однако исследования, связанные с измерением количества или качества информации, приведены в отечественной науке в единичных публикациях [12, 13].  Гигиеническое нормирование ИН практически отсутствует и связано это в первую очередь с тем, что информация длительное время не рассматривалась как самостоятельный  фактор окружающей среды [9].

Изменившиеся условия и характер работы людей умственного труда, рост заболеваемости этой категории, составляющей значительную часть трудоспособного населения страны, ставят перед гигиенистами задачу своевременного переосмысления набора факторов производственной среды, влияющих на здоровье работника и новых подходов к гигиеническому нормированию их воздействия на организм человека [14,17, 28].

По мнению А.А. Дударева и Г.А. Сорокина (2012) «отечественное гигиеническое нормирование,  традиционно ориентированное на индустрию, сегодня не служит адекватным инструментом в оценке вредности факторов офисной среды» и «назрела необходимость в  разработке целого  комплекса  санитарных норм и правил..» [14].  Ситуация, сложившаяся с гигиеническим нормированием показателей офисной среды, во многом объясняет рост заболеваемости среди офисных работников, в том числе молодого возраста. Отсутствие в перечне регламентируемых на рабочих местах новых и значимых показателей вредных факторов труда, могут существенно влиять на оценку условий труда работников.

Это особенно актуально в связи с переходом на специальную оценку условий труда (СОУТ) [2]. Например, при СОУТ идентификация напряженности трудового процесса как вредного фактора труда возможна только для отдельных видов профессиональной деятельности, а измерение и оценка ограничена несколькими показателями. Сокращение перечня исследуемых показателей на рабочих местах, характеризующих нервно-эмоциональное напряжение, в итоге может приводить к искажению или несоответствию гигиенической оценки реальных условий труда и, как следствие этого, неадекватности применяемой системы профилактических мероприятий, в том числе и по ограничению негативного влияния информационных, умственных и психосоциальных нагрузок.

В  последние годы, на наш взгляд, ученые стали более активно изучать вопросы  влияния информации и ИН на человека. В отечественной литературе опубликованы статьи и работы, посвященные исследованию аспектов влияния информации на человека. Этот вопрос был предметом интереса таких исследователей, как А.В. Баяндин, В.И. Бодякин, В.А. Бодров, А.С. Бондаревский, И.В. Бухтияров, Ю.Ю. Громов, Ж.В. Гудинова,  Э.И. Денисов,  А.Л. Еремин, А.О. Карелин,  И. В. Степанян и др. Еще в 1995 году  А.Л. Еремин  предложил и разработал основные положения нового раздела гигиенической науки – информационной  гигиены (ИГ) –  «как систему знаний, изучающую закономерности влияния информации на формирование, функционирование, состояние психического, физического и социального благополучия человека и социума, разрабатывающую меро­приятия по оздоровлению окружающей информационной среды» [16].

В настоящее время  ИГ получила определенное развитие, расширяется и дополняется современными положениями. Опубликованы работы, в которых авторы отражают свое понимание роли информации и ИГ в профилактической медицине с уточнением целей и задач науки. В этой связи заслуживает внимания взгляд на проблемы ИГ И.В. Бухтиярова с соавт. (2014). Авторы считают предложенные ими основные концепции ИГ, как нового междисциплинарного направления, инновационными в медицинской науке и здравоохранении в части профилактики стрессов, переутомления и повышения творческого потенциала населения [9]. В статье  Ж.В. Гудиновой с соавт.(2014) сформулированы основные законы ИГ, дополнен и уточнен  перечень задач, изложена методология.  Авторами также предлагается при исследовании влияния информации на человека учитывать и сопутствующие факторы (психосоциальные, организационные), а также гигиенические показатели среды и др., которые могут  «усугублять или нивелировать это влияние»[11]. В работах  Э.И. Денисова и  А.Л. Еремина с соавт. (2013), приведены примеры алгоритма измерения количества производимой текстовой информации для отдельных профессий и некоторые критерии оценки информационных и умственных нагрузок [12,13].

 Эти исследования легли в основу разработанных и утвержденных в 2013 г.  «Научным советом №45 по медико-биологическим проблемам здоровья работающих РАМН» методических рекомендаций «Информация как гигиенический фактор и принципы профилактики для инновационного труда» [27]. В МР предложены возможные методы гигиенической оценки информационной умственной нагрузки, единицы для измерения информации (бит, байт), виды и классификация информации, оценочные шкалы. Для ориентировочной оценки ИН, с целью гигиенического контроля, авторами предлагается использовать показатель информационной нагрузки (ИНкс), который определяется с учетом оценочных шкал качества сигнала-носителя и скорости информационного потока. МР подкреплены компьютерной программой «ИНФО», включенной в электронный интерактивный директорий-справочник «Профессиональный риск». Полученные результаты авторы документа рекомендуют в дальнейшем использовать для оценки профессионального риска в соответствии с Р 2.2.1766-03 «Руководство по оценки профессионального риска для здоровья работников.  Организационные основы, принципы и критерии оценки» [4, 29].

МР с программой «ИНФО», являются пока единственной методической основой для изучения информации как фактора профессионального риска. Изложенные в рекомендациях  приемы  измерения и методы оценки информационных умственных нагрузок заслуживают достойного внимания, но, к сожалению, не явились катализатором исследований в этом направлении.

       Основная причина, на наш взгляд, заключается в том, что до настоящего времени продолжается полемика ученых о понимании сути самого явления – информации. Существуют и предлагаются различные трактовки и толкования информации, как в философском смысле, так и с точки зрения биологии, физики, математики, социологии, информатики, кибернетики и др. В отечественной литературе насчитывают более ста таких определений и, несмотря на это, информация остается одним из сложных и дискуссионных понятий [5,7,10,19,21]. По нашему мнению, определение «Информация – сведения (сообщения, данные) независимо от формы их представления», включенное в «Глоссарий гармонизированных терминов и понятий: Труд, информация, здоровье, инновации» [26], не характеризует в полной мере такой сложный феномен как информация.

Существуют различные взгляды на методы количественного и качественного анализа информации [10]. В частности высказываются мнения, что эффект воздействия информации вообще не зависит от ее количества, а характеризуется в первую очередь смысловым значением или ценностью информации, которая определяется только сознанием воспринимающего ее человека [7, 21].  Если это так, то и степень воздействия информации индивидуальна и требует особого подхода к оценке ее влияния в каждом конкретном случае. Такая позиция в какой-то мере соответствует мировой тенденции на персонифицированную медицину [3].

Отсутствие единого понимания основополагающего, базового термина, дискуссионность многих определений и понятий, приводит к неуверенности в действиях ученых, и не только не способствует появлению новых подходов в гигиенической оценке информации, но и тормозит развитие этого направления.

Выход из сложившейся ситуации, на наш взгляд, заключается в более активном внедрении предложенных упомянутыми МР методов измерения и оценок  информационных и умственных нагрузок при анализе условий труда в профессиональных группах с существенной долей этого фактора в трудовой деятельности. Только накопление данных в этой области позволит ученым продвинуться на пути усовершенствования критериев гигиенической оценки информационной нагрузки с целью управления риском и сохранения здоровья. Это согласуется и с принятыми в последнее время документами правительства РФ. Один из них – «Стратегия развития медицинской науки в Российской Федерации до 2025 года», утвержденный распоряжением Правительства РФ от 28 декабря 2012 г. № 2580, предполагает усовершенствование критериев оценки факторов трудового процесса, в том числе с учетом психосоциальных особенностей [3].

С целью реального вклада в этот процесс в ФБУН «Нижегородский НИИ гигиены и профпатологии» Роспотребнадзора планируется проведение исследований по ИН в различных профессиональных группах с использованием методов, предложенных в МР «Информация как гигиенический фактор и принципы профилактики для инновационного труда». При этом производимую и воспринимаемую человеком информацию, оцениваемую в единицах информации (бит и байт), предполагается сопоставлять со степенью изменений в его психоэмоциональном и психофизиологическом статусе, вызванных последствиями ее восприятия. Для диагностики стрессовых состояний в зависимости от контекста воспринимаемой информации будет использован метод непрерывных телеметрических измерений сердечного ритма человека в условиях его естественной трудовой деятельности. Полученные результаты исследований предполагается использовать для построения оценочных шкал информационной нагрузки, как фактора профессионального риска.

 

  •  
  1. Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» от 27.07.2006 г. N 149-ФЗ // Российская газета. – 2006. – 29 июл. – URL:  http://www.rg.ru/2006/07/29/informacia-dok.html.- (дата обращения 26.12.2014).
  2. Федеральный закон от 28 декабря 2013 г. № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» // Российская газета. –2013. – 30 дек. –  № 6271.
  3. Стратегия развития медицинской науки в Российской Федерации на период до 2025 года от 28.12. 2012 г. № 2580// Российская газета.– 2013. – 08 янв. – URL: http://www. rg.ru/pril/76/87/66/2580_strategiia.doc .- (дата обращения 2.06.2015).
  4. Руководство по оценки профессионального риска для здоровья работников. Организационные основы, принципы и критерии оценки. Руководство Р 2.2.1766-03. - М.:Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора. 2004. -24 с.
  5. Баяндин А. В. Что такое информация? // Исследования в области естественных наук. 2012. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://science.snauka.ru/2012/04/234 (дата обращения: 31.07.2014).
  6. Бодров В. А. Информационный стресс: Учебное пособие для вузов. — М.: ПЕР СЭ. - 2000. - 352 с. - URL: http:// www.nnre.ru/psihologija/_ informacionnyi_stress/p1.php. - (дата обращения: 10. 12. 2014).
  7. Бондаревский А.С. Информация: свойства и разновидности// Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. – 2011. – № 6 С. 12-19 – URL: www.rae.ru/upfs/?section=content&op=show_article&article_id=1419 (дата обращения: 07.05.2015).
  8. Бухтияров И. В. Валидизация оценки профессионального стресса у работников офиса / И.В. Бухтияров, М. Ю. Рубцов, П. В. Чесалин // Экология человека.- 2012.-№11.- С. 20-26.
  9. Бухтияров И.В. Основы Информационной гигиены: концепции и проблемы инноваций  / И.В.Бухтияров, Э.И Денисов, А.Л. Еремин // Гигиена и санитария – 2014. –  №4.- С. 5–9.
  10. Громов Ю.Ю., Тютюнник В.М. Материалы к разработке теории информации. 1. Меры количества и качества информации // Фундаментальные исследования. - 2011. -  №8.  - С.347-355.
  11. Гудинова Ж.В. К вопросу разработки основ информационной гигиены / Ж.В. Гудинова [и др.] // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 3. –URL: www.science-education.ru/117-13738 (дата обращения: 26.12.2014).
  12. Денисов Э.И. Информация как физический фактор: проблемы измерения, гигиенической оценки и ИТ-автоматизации / Э.И. Денисов  [ и др. ] // Медицина труда и промышленная экология. - 2014.- №1.- С. 36 - 43.
  13. Денисов Э.И., Ерёмин А.Л. Информация, здоровье, инновации: гигиенические аспекты //Вестник РГМУ . – 2013.– №5 - 6. – С.114 - 118. –    URL:http://rsmu.ru/fileadmin/rsmu/img/about_rsmu/departments/red_izdat_otdel/Vestnik_RGMU_2013__No5-6.pdf.- (дата обращения: 10.12.2014).
  14. Дударев А.А. Актуальные проблемы гигиены труда и профессиональной патологии офисных работников / А.А. Дударев,  Г.А. Сорокин  //  Медицина труда и промышленная экология. -2012.- №4.- С. 1 - 8.
  15. Еремин   А. Л. Ноогенез  и теория интеллекта. Краснодар: «Советская Кубань», -2005.- 356с. – URL: // http://a-eremin.ru/rus/works/show/?itemid=1 (дата обращения: 10.12.2014).
  16. Еремин А.Л. Влияние информационной среды на здоровье населения // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. – 2000. – № 6. – С. 21-24.
  17. Измеров Н.Ф. Обращение к участникам CII Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье»// Медицина труда и промышленная экология. -  2012.- №4.- С.2-4.
  18. Карелин  А.О. Информационные факторы риска в постиндустриальном обществе / Вестник РГМУ, 2013. - Вып. 5–6.- С. 111–113. - URL: http://rsmu.ru/fileadmin/rsmu/img/about_rsmu/departments/red_izdat_otdel/Vestnik_RGMU_2013_No5-6.pdf . - (дата обращения:18.11.2014).
  19. Морозова Е.А. Информация и ее роль в управлении социальными процессами //   Современные проблемы науки и образования. – 2011. – № 6; -URL: www.science-education.ru/100-5111(дата обращения: 07.05.2015).
  20. Некрасов С. И., Макатов З. В.  Человек в системе информационного общества как основы глобализирующегося  мира // Научные ведомости . - 2009.-№ 10(65). -  С.193-209.
  21. Петриченко Е.А. Информация и филосовские категории «явление и сущность» // Современные проблемы науки и образования. – 2014. – № 1; URL: www.science-education.ru/115-12131 (дата обращения: 07.05.2015).
  22. Рубцов М. Ю. Комплексное изучение влияния особенностей рабочей среды на физиологиическое и психологическое состояние работников офиса / М.Ю. Рубцов  [ и др. ] // Медицина труда и промышленная экология. -  2012.- №4.- С. 9 -13.
  23. Рубцов М. Ю. Критерии оптимизации психологического статуса работников офиса //Безопасность в техносфере. -  2011.- №6 (ноябрь–декабрь). -  С34-38.
  24. Чернов А.А. Становление глобального информационного общества: проблемы и перспективы: Монография. - М.: Издательско-торговая корпорация "Дашков и К°", 2003. - 232с. - URL: http://window.edu.ru/resource/327/49327. - (дата обращения:16.12.2014).
  25. Юшкова О.И. Профилактика неблагоприятного влияния трудовой деятельности на функциональное состояние работников умственного труда /  О. И. Юшкова [ и др. ] // Медицина труда и промышленная экология. - 2012.- №4.- С. 13 - 19.
  26. Глоссарий гармонизированных терминов и понятий: Труд, информация, здоровье, инновации (под ред. Э.И.Денисова). Утв. Научным советом №45 «Медико-экологические проблемы здоровья работающих» РАМН 30 октября 2013 г. М.: ФБГУ НИИ МТ РАМН, 2013. - 20 с.
  27. Информация как гигиенический фактор и принципы профилактики для инновационного труда (методические рекомендации). Утверждены Решением Пленума Научного совета РАМН № 45 по медико-экологическим проблемам здоровья работающих 1 марта 2013 г. — М.: ФГБУ НИИ МТ РАМН, 2013. - 44 с.
  28. Резолюция CII Всероссийского конгресса «Профессия и здоровье» // Медицина труда и промышленная экология. -  2012.- №4.- С.5-7.
  29. Профессиональный риск. Электронный интерактивный директорий-справочник / Редакторы-составители  Н.Ф Измеров, Э.И Денисов, И. В. Степанян // URL: http: // medtrud. com /.- (дата обращения: 16.12.2014).
  30. Профилактика стрессового состояния работников при различных видах профессиональной деятельности. Методические рекомендации. - М.: Федеральный центр гигиены и эпидемиологии Роспотребнадзора, 2008. МР 2.2.9.2311- 07.
  31. Minowa H. The workload of computer system engineers and mental health. Sangyo Eiseigaku Zasshi. 2000 Jan;42(1):17-23.